Олег Бабенко: Двойные стандарты в области образования создают атмосферу недоверия и вражды на поколения вперед

    © 2013, «Новый Регион – Кишинев» © 2013, «Новый Регион – Кишинев»

    Кишинев, Март 15 (Новый Регион, Александр Тарасов) – Под видом «оптимизации» системы образования в Молдове проходит массовое сокращение русских школ. Об этом в интервью РИА «Новый Регион» заявил вице-председатель партии «Renaștere – Возрождение» Олег Бабенко.

    Он прокомментировал последний пример, когда суд района Штефан Водэ признал незаконной ликвидацию в селе Олэнешть русской гимназии. Учебное заведение было закрыто сельским Советом Олэнешть в сентябре 2012 г. в рамках программы оптимизации. Этот случай стал широко известным, после того как учителя и родители учеников написали открытое письмо Владимиру Путину.

    «Новый Регион»: Тот факт, что суд признал незаконным ликвидацию лицея в Олэнешть, можно отнести к признакам того, что власти меняют свою позицию по отношению к образованию на русском языке или это обычная юридическая практика?

    Олег Бабенко: Во-первых, это – победа, пока моральная. И я хочу поздравить тех, кто вел борьбу за гимназию. Во-вторых, сам по себе этот факт очень важный, потому что он является прецедентом. То есть, в руках у родителей и педагогических коллективов доуниверситетских учебных заведений появился определенный инструмент защиты, к которому можно прибегать в случае возникновения новых ситуаций. К сожалению, этот инструмент дорогостоящий, но он существует. Как и существуют многочисленные нормативные акты, в том числе международные, которые Молдова, как государство, ратифицировало и обязалось выполнять. Кроме общеизвестных, появилось и новое Соглашение о гуманитарном сотрудничестве между странами СНГ, его недавно ратифицировал парламент Молдовы. Но, как видим, законы у нас не всегда выполняются. Именно поэтому в каждом случае необходимо быстрое реагирование.

    И парламентская Комиссия по правам человека и межэтническим отношениям, и наша партии «Renaștere – Возрождение» (тогда еще оргкомитет), немедленно отреагировали на ситуацию. Вадим Мишин, председатель парламентской комиссии назвал случай «беспрецедентным», «бесчеловечным» и «жестоким по отношению к детям и их родителям». Мы работали с министерством, местными органами власти, тогда подключились к делу и другие организации, в частности, Центр по поддержке и защите прав российских соотечественников. Но мы помним, что ребят и преподавателей в начале учебного года перевели в молдавский лицей, а только 8 из 18 преподавателей упраздненной гимназии сейчас работает по специальности, большинство попало под сокращение.

    Что касается ситуации в целом в области образования, то нужно констатировать, что она не изменилась, а появились новые опасные моменты, и не исключены «сюрпризы» в будущем.

    Ведь что произошло? Решения о закрытии школ принимали местные власти, эти полномочия от министерства перешли им, так как бюджеты школ ушли в районы. Но я хотел бы сказать, что отсутствие средств, вероятно, использовалось лишь как предлог.

    У страны в области образования должна быть ясная государственная политика, четко должны быть расписаны и процессы обучения на русском языке, языках национальных меньшинств. Все эти вопросы – компетенция министерства просвещения – «мозгового центра» в образовании. Министерство также обязано следить, чтобы государственная политика в области образования выполнялась безукоризненно. Есть ли сегодня у нас ясная, политически выверенная программа, есть ли такой механизм контроля? Очень сомневаюсь.

    «Новый Регион»: Русские школы в Молдове закрывались и ранее, сокращались русские группы в вузах, почему проблема зазвучала в полный голос только сейчас?

    Олег Бабенко: Мы у себя в Славянском университете хорошо чувствовали и чувствуем все эти процессы, так как студенты, у которых появлялись проблемы с обучением на родном языке, приходили к нам. Существуют и другие способы «держать руку на пульсе молдавского образования».

    Зная хорошо ситуацию, могу сказать, что катастрофические процессы в экономике Молдовы, сильно отражаются на людях. А в сельской местности ситуация очень острая. Детей все меньше, родители в поисках работы, небольшие коммуны и села просто перестают существовать. Например, мы изучали ситуацию в городке Фрунзе в Окницком районе, где была закрыта русская гимназия. Здесь у местных властей просто нет денег, чтобы содержать ее, так как нет предприятий мелкого бизнеса, а значит и налогов. Районные власти также ничего не смогли сделать, хотя председатель района, если не ошибаюсь, представитель ПКРМ.

    Демографическая ситуация в стране очень сложная. Нужно признать, что это касается и молдавских сел. Но давайте посмотрим на цифры, представленные официально министерством просвещения. В период 2005-2009 годов были закрыты 20 школ с молдавским языком преподавания и три русских школы. Это пять лет.

    А затем за два следующих года – 78 молдавских школ, 16 русских школ и одно учебное заведение с обоими языками преподавания.

    Мы видим, ликвидация увеличилась в разы, хотя демографическая картина принципиально не изменилась.

    Вспомним, что требование «оптимизации образования» Молдове было навязано извне. Нужно сокращать расходы. Но сокращение расходов в сфере образования – это преступление перед молодым поколением, это удар по будущему самой Молдовы.

    Уже сейчас, опять же по официальным данным, каждый третий ребенок школьного возраста не посещает уроки. Мы хотим превратиться в нацию неграмотных?

    В прошлом году проблема закрытия русских школ потому еще взбудоражила нашу общественность, что все проходило как-то неожиданно, чуть ли не спонтанно. Гимназию в Олэнештах решили ликвидировать в начале сентября. Также был предъявлен ультиматум – сделать это за два дня. Если действительно возникает сложная ситуация с учебным заведением, будь оно русское или молдавское, то процесс должен быть растянут во времени, предложены лучшие решения. В духе с законом. А то возникает странная ситуация, когда нам нравится, мы кричим, что нарушаются права детей обучаться на родном языке, например, в Приднестровье. А если аналогичное происходит на правом берегу и нарушаются права русскоязычных, то никто иски в Европейский суд не направляет и в упор не хочет замечать проблемы. Это двойные стандарты, и они создают в обществе атмосферу недоверия и вражды на поколения вперед.

    Кроме того, многие помнят, что в прошлом году параллельно страну сотрясали митинги унионистов. Какие лозунги мы видели на этих шествиях? – «Настоящие патриоты Молдовы не говорят по-русски». И примерно в это же время закрывают русские школы.

    Многие тогда подумали, что между явлениями существует определенная связь. И эпизод с преподавателем-русофобом из Бельц доказывает, что нет дыма без огня.

    «Новый Регион»: Вы сказали, что в области образования на русском языке появились и новые моменты, которые вызывают тревогу. Что имелось в виду?

    Олег Бабенко: Одно я уже назвал, это то, что центральные власти делегируют административные рычаги местным органам. Но местная власть не обладает видением проблем на уровне государства, хотя, конечно, могут быть и исключения. Думаю, должно существовать сотрудничество с местными властями, но приоритеты, стратегию обязан определять центр.

    Затем, изменилась система финансирования школ. Теперь бюджет школ будет определяться количеством учеников. Мне этот подход также кажется ошибочным. Ситуация везде разная, преподаватели имеют не одинаковую квалификацию и опыт, цены на содержание помещений тоже отличаются. Кроме того, теперь между учреждениями может начаться война за учеников. Более сильные будут стремиться «победить» тех, кто слабее. Что мы хотим, чтобы теперь началась война между гимназиями, чтобы в борьбу включились преподавательские кадры?

    Допустим, произойдет это укрупнение, победит сильнейший, что мы увидим? У преподавателей действительно могут возрасти зарплаты, (конечно, больше всего они повысятся у администраторов), но в классах будет по 35 учеников. Однако мы же знаем, что чем меньше в классе учеников, тем больше времени им уделяет преподаватель.

    Не нужно проводить реформы ради реформ, изменения должны приводить к более качественному образованию, новое поколение должно становится более знающим. Но не наоборот.

    То же самое можно сказать и об экспериментах по так называемому «билингвальному обучению», когда некоторые предметы в русских лицеях начинают преподавать на государственном языке. Это опыт прибалтийских стран. Официально там его объявили успешным, но реально ученики недополучают знания. Мне кажется, что за «билингвальным обучением» скрываются попытки вытеснения русского языка.

    Не нужно городить огород. Если мы хотим, чтобы русскоязычные ученики отлично знали государственный язык, необходимо создать эффективную систему обучения, подготовить программы, кадры, методики. В конце концов, подумать о стимулах. Если русскоязычный парень или девушка наперед знает, что в Молдове у него очень мало перспектив с трудоустройством, то к чему усердствовать над госязыком?

    И при этом никто не должен ставить под сомнение право родителей учеников выбирать язык обучения, получать образование на родном языке, изучать историю своего этноса и его культуру.

    Права меньшинств не должны ущемляться, это однозначно. В области межнациональных отношений должен быть мир, а между этносами необходимо поддерживать баланс интересов.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив