Куйвашев о Ройзмане, Тунгусове, выборах и новой гордуме. Интервью

    © 2013, «Новый Регион – Екатеринбург» © 2013, «Новый Регион – Екатеринбург»

    Екатеринбург, Сентябрь 20 (Новый Регион, Елена Васильева) – Губернатор Свердловской области дал первое интервью после осенней выборной компании. Беседа состоялась на Областном телевидении, а расшифровку его сегодня представляет «Областная газета».

    В ходе беседы в программе «Акцент» ведущий Максим Путинцев узнал, как глава региона оценивает результаты прошедших выборов, что значат рукопожатие Евгения Ройзмана и обыски у екатеринбургских чиновников, а также какая судьба ожидает программу «Столица». Предлагаем вам подробную расшифровку интервью.

    – Прежде всего, я попросил бы Вас оценить итоги выборов здесь, в Екатеринбурге. Если я не ошибаюсь, Вы как-то развёрнуто на этот счёт пока ещё не высказывались. Тем более, это сенсация – победа Евгения Ройзмана.

    – Что тут комментировать? Люди отдали свои голоса как за кандидата в должность главы города – председателя городской Думы, так и за одномандатников, и за партии. Результаты всем известны. Каждая партия, каждый кандидат шёл со своей программой, и люди выразили свои предпочтения.

    – В общем, как проголосовали, так и получилось. Но почему, с Вашей точки зрения, стала возможной победа Евгения Ройзмана? Область сделала ставку не на того кандидата? Может, неважно отработал штаб Якова Силина? Слишком силён Ройзман, да? Ну, или, может, он попросту сумел оттянуть на себя протестный электорат, которого оказалось слишком много? Причин может быть несколько.

    – Да, и эти причины действительно разные. И объективные, и субъективные. Кандидаты все были сильные. Победа Евгения Вадимовича Ройзмана с небольшим перевесом, и проигрыш Якова Петровича Силина, и те проценты, которые набрал Александр Леонидович Бурков, говорят о том, что электорат вышел на выборы с разными предпочтениями. Хоть и явка была относительно невысокой, мы видели достаточно интересную борьбу – борьбу программ, борьбу самих кандидатов. Но как сложилось, так и сложилось. Тут сложно говорить, протестный ли электорат голосовал. Как правило, в местных, муниципальных выборах протестный электорат меньше участвует.

    – А как на результаты в Екатеринбурге отреагировал федеральный центр? Кремль, администрация президента?

    – Я, во-первых, скажу, что никак не отреагировал. Это местные выборы...

    – Город знаковый всё равно. Екатеринбург, он особенный.

    – Любой город знаковый. Будь то Екатеринбург, Нижний Тагил, Серов или любой другой город в Свердловской области и не только в Свердловской, это знаковый город. Люди отдали предпочтение программе Евгения Ройзмана, и поэтому теперь основная задача избранного главы города – исполнить свои обещания. Собственно говоря, люди отдали за это свои голоса, наверняка они в ожидании.

    – Последуют ли после этого результата какие-то кадровые выводы в резиденции губернатора, в тех структурах, которые Вам подчиняются?

    – Пока сложно говорить о каких-то кадровых изменениях. Не исключаю, что они будут. Мы сейчас анализируем работу, это будет достаточно глубокий анализ. И после уже сделаем выводы.

    – В общем, кто насколько эффективно отработал? И вдогонку вопрос: должность вице-губернатора в штатном расписании сохранится или нет? Ведь многие эту должность видят как такой «раскруточный полигон» для кандидатов на те или иные должности. Мы помним, что Сергей Носов её занимал в своё время, потом – Яков Силин. Нужно ли?

    – В том числе и это будет определённым пунктом в том глубоком анализе, о котором я сказал.

    – Хорошо. Вот смотрите, с момента голосования практически две недели прошло. Такая точка, на которую все обратили внимание, это, конечно, клуб «Валдай», та панельная дискуссия и рукопожатие с Евгением Ройзманом, которым она завершилась. Все гадают: что это было? Пытаются какие-то выводы сделать. Если бы я вас спросил, что это было, как бы вы ответили?

    – Это было рукопожатие, предложенное Евгением Вадимовичем Ройзманом.

    – Вы вспомните, даже ведущий сказал что-то вроде: «Смотрите, исторический момент!».

    – Ну, я рад...

    – Иногда рукопожатие имеет какое-то действительно символическое значение.

    – Это, действительно, первый шаг. Первый шаг к конструктиву, именно так я это расцениваю... И, безусловно, между рукопожатием и конкретными делами – большое время и большое расстояние. Все неровности и все недосказанности, недоговорённости, противоречия при начале этой работы нужно учитывать. Учитывать для того, чтобы получился конкретный результат, который будет в первую очередь работать на благо жителей.

    – То есть процесс покажет. Но в принципе Вы, правда, готовы с Ройзманом работать? Или это такая дипломатия: ну, руку протянули – конечно, надо пожать...

    – Нет, я ещё в период выборов, когда не были известны результаты, говорил: мы готовы работать со всеми. И будем работать. Мы уважаем мнение горожан. Я как губернатор это говорю. Безусловно, те приоритеты, которые выразили горожане в период голосования, мы обязательно будем учитывать в нашей работе.

    – Евгений Владимирович, может быть, я что-то упустил, поясните: почему вы сразу не поздравили Ройзмана с победой? Может быть, это действительно сняло бы какую-то напряжённость, которая висела в воздухе?

    – Да поздравить никогда не поздно.

    – Ещё один вопрос о Ройзмане. Он не раз говорил, что на выборы идёт, прежде всего, для решения ряда проблем, завершения нескольких уголовных дел – против Аксаны Пановой, против Евгения Малёнкина, относительно фонда «Город без наркотиков». Как вы думаете, он стал к этому ближе?

    – Вы знаете, мне сложно рассуждать на эту тему по одной простой причине: я знаю, что люди идут на выборы и во власть для того, чтобы решать конкретные проблемы. Если мы говорим о муниципальной власти – городские. Как они пересекаются с преследованиями граждан, о которых вы сказали, судить на самом деле сложно. Этот вопрос, наверное, надо больше адресовать нашим правоохранительным органам. Люди идут во власть для того, чтобы работать над проблемами, решать их и выполнять свою программу.

    – Может быть, Вы следующий вопрос тоже переадресуете правоохранительным органам, но через пару дней после выборов достаточно громкие с точки зрения общественного резонанса обыски состоялись в квартирах высокопоставленных городских чиновников – у Владимира Тунгусова (заместитель главы администрации Екатеринбурга по вопросам организации управления. – Прим. «ОГ»), у Вадима Дударенко (заместитель главы администрации Екатеринбурга – начальник департамента по управлению муниципальным имуществом. – Прим. «ОГ»). Это всё-таки с выборами связано? Тут есть какой-то политический контекст или нет?

    – Я точно знаю, что правоохранительные органы работают по предотвращению, по расследованию тех или иных преступлений. Хорошо, что и другие оперативно-следственные мероприятия не были приписаны к этим обыскам. Я глубоко уверен в том, что это никакая не политическая акция – это та работа, которую ежедневно делают правоохранительные органы. То, что так совпало – ну, наверное, кто-то имеет право рассуждать о том, что это было связано с политикой. Это всего лишь рассуждения, нужно действительно адресовать этот вопрос правоохранительным органам.

    – Если попытаться обобщить – с Вашей точки зрения, какими сейчас будут взаимоотношения областной власти и городской? Обязательно ли они будут конфликтными, учитывая всё-таки, что горадминистрация в прежнем её варианте сохранила контроль над городской Думой? Плюс присутствие Ройзмана тоже не добавляет оптимизма.

    – У нас – ни у меня конкретно как у губернатора, ни у правительства Свердловской области – нет никакого желания с кем-либо конфликтовать. Мы здесь работаем для того, чтобы приносить благо людям.

    – То есть нормальная конкуренция возможна во имя результата, а конфликты совсем не обязательны?

    – Безусловно. У нас совершенно разные полномочия. Мы можем дополнять друг друга – можем не дополнять. Но конкурировать – ради чего? Вопрос риторический. Это, наверное, больше нужно обсуждать в кругу журналистов, ведь журналистам надо о чём-то поговорить.

    – Ну, конечно. Политологам тоже. На самом деле, интересный момент: основное внимание было приковано к выборам мэра, у которого всё-таки реально серьёзных полномочий-то нет – власть находится у городской Думы. Какой, насколько работоспособной будет Дума Екатеринбурга в той конфигурации, которая у нас теперь вырисовывается? Там же теперь шесть фракций, такого никогда не было.

    – Что касается наличия фракций – это нормальная политическая работа той или иной партии. Они могут вступать в коалиции, могут противостоять друг другу при рассмотрении того или иного вопроса, но это работа, направленная на поиск единственно правильного решения, которое будет вырастать в нормативно-правовых актах.

    – В общем, наша Дума – это место для дискуссий, и пусть договариваются, ищут компромисс по ключевым вопросам?

    – Конечно. Это очень важно, и тут ничего страшного нет, пугаться этого точно не надо.

    – Ну как, иногда всё-таки пугают: вот, вольница! Иногда бывает: вертикаль – это хорошо, а там, где её нет, начинаются проблемы.

    – Нет, вы понимаете – у муниципалитета есть свои полномочия. Внутри муниципалитета эти полномочия тоже разделены между Думой и администрацией, и формирование исполнительного органа власти муниципального образования «город Екатеринбург» ещё займёт некоторое время.

    – Сейчас ключевой вопрос: ну всё, мэра выбрали, Думу выбрали... Кто будет сити-менеджером – тем человеком, который возглавит администрацию, у которой и будет основная часть полномочий? У Вас уже есть какие-то варианты на этот счёт?

    – У меня, может быть, и есть варианты, но всё зависит от того, кто пойдёт. Ведь формируется комиссия, которая будет рассматривать кандидатуры – те кандидатуры, которые выдвинут партии, общественные объединения, тот круг лиц, который указан в Уставе Екатеринбурга. Безусловно, это ещё займёт какое-то время, сейчас ведутся консультации по этому вопросу. Говорить о какой-либо конкретной фамилии рано.

    – То есть это тоже вопрос переговоров, коалиций, договорённости и так далее.

    – Да, конечно.

    – Хорошо. Что будет дальше с программой «Столица»? Два варианта: свернуть или оставить. Опять же, не говорят ли результаты голосования в Екатеринбурге о том, что: а) эта программа не нужна и б) может быть, люди просто не поняли, что именно им предлагают?

    – Насчёт «поняли – не поняли» я не знаю, здесь вопрос такой – наверное, плохо объясняли. Но суть в другом: кандидат на выборы идёт со своей программой. Программой Якова Петровича была «Столица». Горожане не поддержали её. Это совершенно очевидно и совершенно понятно, что предпочтение отдано предложениям Евгения Вадимовича Ройзмана. Поэтому, безусловно, и сам глава города, и Дума будут формировать реализацию своей программы.

    Что касается «Столицы», то мы будем смотреть, как эту программу возможно реализовать, возможно ли это на территории Екатеринбурга. Одним словом, это тоже ещё предмет разговоров и договорённостей. Ведь программы всех кандидатов во многом схожи, но имеют принципиально разные подходы.

    – Выборы весь ландшафт поменяли. Теперь нужно обо всём снова договариваться, смотреть, какие возможны варианты.

    – Да, да, вся жизнь такая.

    – Самое последнее: что с чемпионатом мира по футболу в Екатеринбурге? Есть ли реальная угроза того, что Краснодару отдадут наш матч, или она несколько преувеличена?

    – Ну, я также узнал об этом из СМИ. Надо разбираться в причинах появившейся информации. Безусловно, у нас есть полное желание побороться за право проведения матчей чемпионата мира.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив