Иркутские подростки-маньяки получили пожизненное и 24 года «строгого»

    «Маменькины сынки» несколько месяцев держали в страхе Академгородок

    © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0 © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

    Иркутск, Апрель 02 (Новый Регион, Алексей Усов) – Иркутский областной суд вынес приговор 18-летним маньякам, несколько месяцев систематически убивавшим жителей Академгородка – от бомжей до детей и беременных женщин. Артем Ануфриев получил лишение свободы пожизненно. Его напарник Никита Лыткин – 24 года лишения свободы (5 в тюрьме и 19 в колонии строгого режима). К шести убийствам и девяти покушениям с членовредительстом подростков привело жесткое «женское» воспитание. Мать Ануфриева, всю жизнь «качавшая права» за сына и заставлявшая его делать себе прическу «как у нее», воспитала изгоя и «маменькиного сынка». Объект глумления одноклассников нашел себе такого же напарника, и в убийстве беззащитных они почувствовали себя «молодыми богами».

    Артема Ануфриева и Никиту Лыткина признали виновными в шести убийствах, девяти покушениях на убийства, надругательствах над трупами и создании экстремистского сообщества.

    Лыткин и Ануфриев совершали преступления с 2010 года в микрорайоне Иркутска «Академгородок». По данным «Комсомольской правды», они начали убивать с 12-летнего Данила Семенова: труп мальчика с разбитой молотком головой нашли рядом с самокатом в парке. Следователи уверили преступников в безнаказанности: они сочли смерть мальчика «несчастным случаем» – якобы он сам разбился. Возражения родителей, что склон горки был не больше 10 градусов, а раны были не только на голове, но и на спине ребенка, во внимание не были приняты.

    Следующее убийство было совершено 16 декабря 2010 года. В перелеске возле посадки возле НИИ солнечной и земной физики нашли труп ведущей сотрудницы этого НИИ Ольги Пирог: 69-летняя женщина лежала на тропинке, по которой ученые ходят к остановке. На ее теле было тридцать ножевых ранений. Норковая шуба, деньги и драгоценности остались при жертве. Тело ведущего научного сотрудника НИИ лежало в 20 метрах от места, где «разбился на самокате» 12-летний Данила.

    29 декабря тренер местной спортшколы 22-летняя Катя Карпова возвращалась домой, в частный сектор недалеко от Академа. Катя была на двадцатой неделе беременности и вела за руку шестилетнюю сестру Настю. Около семи вечера на нее со спины напали два подростка. Били только по голове. Пятилетняя Настя отбежала и спряталась поодаль. Жизнь сестрам спасла проезжавшая мимо машина – убийцы сбежали. У Кати Карповой оказалась открытая рана головы и были сломаны пальцы. Пятилетней Насте преступники повредили битами руку.

    В этот же день юные мясники напали на еще одну женщину, причем в том же перелеске, где они убили ребенка и пожилого метеоролога.

    После этого убийства и нападения следовали с пугающей частотой.

    1 января 2011 года: на улице найден неизвестный мужчина с проломленной головой, доставлен в больницу, скончался.

    3 февраля: местная бабушка вышла ночью собирать бутылки, получила по голове – открытая черепно-мозговая травма, больница. Нападения следовали 21 февраля, 27-го. 11 марта на тропинке возле остановки первые прохожие нашли зверски зарезанного Романа Файзуллина. Мужчина, видимо, полз или его тащили: кровавый след тянулся по снегу.

    Правоохранители отказывались признавать, что в районе действует маньяк и утверждали, что все убийства и покушения – дело рук разных преступников. Следователей смущал хаотичный характер убийств. Они совершались разными предметами, различными способами в отношении лиц разного возраста, пола социального положения. Тогда как большинство маньяков предпочитают одинаковый типаж жертв и один способ совершения убийств.

    Паника в Академгородке вылилась в стихийный митинг и организацию патруля добровольцев, в который вступило около сорока мужчин.

    Последней жертвой Ануфриева и Лыткина стала бездомная, зарезанная 3 апреля в лесочке возле НИИ, там же, где преступники совершили первые нападения. 5 апреля дядя Никиты Лыткарина принес в полицию видеокамеру и показал запись, как его племянник с приятелем отрезают уши старухе. Оказалось, что все преступления Ануфриев и Лыткин фотографировали и записывали на видео. На этот раз они не успели стереть запись с камеры, которую взяли у дяди Лыткина. И отдали ее с «компроматом».

    Следственные действия показали, что правоохранители, регулярно добывающие «палки» на «экстремистских записях» в социальных сетях, на этот раз «проспали» двух маньяков. Ануфриев и Лыткарин выкладывали «ВКонтакте» все свидетельства своих «подвигов». Под своими фамилиями. И агитировали местных подростков присоединиться к ним «резать быдло».

    Они создали группы поддержки «Битцевского маньяка» Александра Пичушкина и группу памяти Чикатило. «Это группа для тех, кто ненавидит простое людское быдло и делает все, чтобы оно подыхало. Мы среди вас. Мы растворяемся в вашем гнилом недообществе. На первый взгляд мы совсем такие же, как вы, но наши действия заметно взбудораживают ваши умы, а мы наблюдаем это с холодной улыбкой...В нашей группе не место позерам. Допускаются только те, кто вершит судьбы быдла либо только собирается начать серьезные действия. Если ты настроен решительно – тебе сюда» – говорилось в описании к одной из групп. На персональной странице Ануфриева значилась ссылка на одно из их закрытых сообществ: «Мы боги, мы решаем, кому жить, а кому умереть!».

    После начала следствия и объявления о личностях убийц, их матери скрылись. Однако журналистам «КП» учителя школы, которую закончили Ануфриев и Лыткин, заявили, что причиной тому, что два подростка стали убийцами «без тормозов» стало воспитание матерями-одиночками. «Я считаю, что на скамье подсудимых должна сидеть мать Ануфриева» – заявила директор школы Светлана Большещапова. То же самое учителя сказали в прокуратуре.

    По словам педагогов, «мозгом» преступной группы и инициаторов убийств был Артем Ануфриев – классический школьный изгой, «маменькин сынок», воспитанный деспотичной родительницей, подавлявшей его и противопоставлявшей его нормальному обществу.

    «Мать Артема учила сына ненавидеть людей, учила, что кругом враги. Представьте, что учитель ставит двойку в дневник, но не в журнал – чтобы мальчик имел возможность исправить отметку. Знакомая практика? А мать Артема тут же писала заявление: «Осуществляется психологическое давление на сына». И это не единичный случай! Травля учителей была систематической! Если ставили двойку в журнал и не ставили в дневник – заявление: нарушено право родителя на информирование. Если три – заявление, почему не четыре» – рассказала директор школы. Только из-за конфликта с Ануфриевой отказалась от класса учитель физики: школе пришлось менять учителя.

    Артем рос маме под стать: подлый, скрытный, хитрый. Однажды не принес деньги на охрану. Классный руководитель позвонила маме. Ануфриева отрезала: «Как это мой сын не сдавал? Он сдавал!». «Кому» – удивилась учительница. «Вам сдавал. Лично» – заявила мать. Учительнице пришлось самой вносить деньги за ученика. По словам педагогов, контрольные работы весь класс сдавал в обычном порядке, а работы Ануфриева приходилось принимать под расписку. Влияние матери на «сынка» доходило до того, что та требовала в парикмахерских, чтобы ее чаду делали такую же прическу, как и ей. С «химией». Когда Ануфриев встретился с таким же изгоем Лыткиным, но, в отличие от него, физически сильным, он понял, что нашел способ доказать миру свою состоятельность. Через убийства беззащитных людей.

    Кстати, правоохранители и суд до сих пор не подтвердили и не опровергли версию, что матери убийц были соучастницами: соседи не понимают, как Ануфриеву и Лыткину удавалось скрывать и стирать окровавленную одежду.

    Приговор двум убийцам зачитывался весь день. в зале судебного заседания стало плохо одному из свидетелей – молодому патрульному-добровольцу и одной из потерпевших, которая чудом выжила после удара по голове. Гособвинитель предлагал назначить Ануфриеву пожизненное заключение, а Лыткину – 25 лет лишения свободы, из которых 7 лет в тюрьме. Защитники маньяков настаивали что «интеллигентный мальчик» Ануфриев – невиновен, а «брутальному» Лыткину срок следует скостить до 20 лет. В итоге, Ануфриев получил пожизненное, а Лыткин – 24 года.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив