ФСО автоматизирует надзор за соцсетями в поисках угрозы власти

    Служба охраны первых лиц создаст базу «неблагонадежных элементов»

    © 2014, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0 © 2014, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

    Москва, Январь 10 (Новый Регион, Алексей Усов) – Федеральная служба охраны (ФСО) автоматизирует работу по мониторингу интернет-пространства в поисках угрозы власти и ее представителям. Для создания системы мониторинга объявлен конкурс, максимальный бюджет проекта составит 31,8 млн рублей. Информационные материалы пройдут предварительную обработку, их сгруппируют по конкретным темам: президент, руководство администрации президента (АП), премьер-министр, протесты оппозиции, губернаторы, негативные события в стране, происшествия, критика власти.

    «Речь идет не о контроле или закручивании каких-то гаек. Просто когда мы сможем проводить мониторинг блогеров и создать базу, то станет легче отслеживать и предотвращать многие вопиющие инциденты. Например, перед тем, как двое активистов запрещенной Национал-большевистской партии закидали помидорами короля Нидерландов в Большом зале Московской консерватории, информация о подготовке этой акции была в Сети. Если бы за ней следили, то этого не произошло бы» – приводит газета «Известия» рассказ анонимного источника в ФСО.

    В декабре 2013 года служба специальной связи и информации ФСО объявила о проведении конкурса на оказание услуг по предоставлению результатов автоматического отбора информации в Сети. Максимальный бюджет проекта составит 31,8 млн рублей. IT-специалисты, используя специализированные системы, должны будут предоставлять в ФСО персональную подборку сообщений от блоггеров, которая позволит ежедневно отслеживать значимые события по конкретным темам, регионам. Кроме того, мониторингу подлежит эмоциональная реакция Рунета на события.

    Политики и блоггеры, комментировавшие инициативу Федеральной службы охраны, использовали этот повод как возможность для реализации собственных идей. Например, депутат-«единоросс» Роберт Шлегель посоветовал читателям порадоваться, что системы мониторинга инфосферы в России более гуманны, чем в других странах, намекая на скандал АНБ-Сноуден. И пожелал, чтобы ФСО, когда будет осваивать новую систему, взяла на себя функцию ФСБ, отслеживая и блокируя массовые протестные мероприятия на ранних стадиях.

    «По моему опыту, у нас правила вторжения в личную жизнь еще весьма гуманны и демократичны в сравнении с другими странами. Такая система позволит проводить профилактику, например, уличных беспорядков – таких, какими были события, произошедшие в прошлом году в Бирюлево» – вдохновился Шлегель.

    Журналист Максим Кононенко, который часто говорит о себе, что он – программист, усомнился в адекватности цены проекта: «Цифра в 30 млн за комплекс уже существующих систем проверки вызывает вопросы. Возможно, что здесь есть факт превышения должностных полномочий».

    Отметим, что мониторингом интернета в поисках угроз безопасности первых лиц государства и региональных властей ФСО занимается уже давно – но в «ручном» режиме. Между тем, госструктуры РФ уже не первый год используют разнообразные системы мониторинга и анализа интернет-контента. Мода на автоматизацию контроля соцсетей зародилась после замены Суркова на Володина в качестве «главного по идеологии».

    Системы мониторинга и анализа сетевой информации были разработаны к концу 2011 года и внедрялись в первой половине 2012 года. Отметим, что с началом активной работы госслужб в Сети может быть (с учетом прочих факторов) связано снижение протестной активности в Рунете и реальной жизни, которое было зафиксировано аналитиками к концу 2012 года.

    Одним из первых ведомств, испытавших новые системы, стала Служба внешней разведки. Летом 2012 года стало известно о том, что СВР заказала и начала работать с программами управления медиасообществом «Диспут», «Монитор-3» и «Шторм-12». Эти системы ориентированы на зарубежную медиасреду и предназначены для исследования, анализа и, наконец, информационного вброса. Первые результаты работы с подобными системами (с учетом деятельности других служб, систем и PR-проектов наподобие Russia Today) проявились уже к концу 2013 года. Евроамериканская пресса и блогосфера стала, пока неофициально, называть президента Владимира Путина «Человеком года-2013».

    После СВР о начале работы на пропагандистском IT-поприще объявил МИД РФ. Министерство создало спецподразделение, которое призвано конкурировать в деле пропаганды с европейскими и американскими «правозащитниками». Новая служба также станет заниматься практическим продвижением в мировом киберпространстве идей, которые США и ЕС отказались принимать как основу взаимодействия государств и граждан в Сети. В частности, в функциях службы задекларирован контроль соблюдения за рубежом «свободы информации». Стартовая активность новой службы и тезисы ее докладов демонстрируют, что основная идея МИД – «отзеркалить» деятельность пропагандистских организаций США и ЕС.

    В Рунете для мониторинга и контроля госведомства используют с 2011-2012 годов систему «Призма», разработанную компанией «Медиалогия». Первым терминал получил заместитель главы администрации президента Вячеслав Володин, ответственный за внутреннюю политику. Система, позволяющая в реальном времени отслеживать дискуссии в социальных сетях и блогах, была разработана и внедрена накануне думских выборов, за которыми как раз последовали массовые антиправительственные выступления.

    Кроме администрации президента «Призму» используют некоторые федеральные чиновники, а также руководство МВД, мэрия Москвы, аппарат спикера Госдумы Сергея Нарышкина и сотрудники главы «Роснефти» Игоря Сечина. «Призма» может отслеживать не только соцсети, но и standalone-площадки. Всего, по словам разработчиков, под око Кремля попадают 60 миллионов источников. При этом система анализирует тональность высказываний каждого из этих источников с погрешностью 2-3% практически в реальном времени (лаг в несколько минут), уточняли представители компании-разработчика. Система показывает динамику положительных и негативных отзывов в блогах на то или иное событие за последние 24 часа, а также строит график информационных атак, отражающий долю ботов по негативу (соотношение негативных ботов к общему количеству). Отслеживаемые темы настраиваются индивидуально.

    На сайте «Медиалогии» отмечается, что «Призма» «отслеживает в соцмедиа активности, приводящие к росту социальной напряженности: нагнетание беспорядков, протестные настроения, экстремизм; обсуждение уровня цен, зарплат, пенсий; проблемы ЖКХ, инфраструктуры, медицины и другие». Блоггер Максим Кононенко, упрекнувший ФСО в завышенной стоимости заказа на разработку для них программы мониторинга, как раз предполагал, что в итоге Федеральная служба охраны будет использовать ту же «Призму», просто настроенную соответственно специфическим задачам этого ведомства.

    Опыт использования чиновниками системы «Призма» вдохновил отечественных законодателей. Они не раз в последние год-полтора выступали с идеей использовать подобные системы не только для отслеживания, но и для фильтрации и блокировки нежелательного им контента.

    Кроме того, получив данные об умонастрениях и характере высказываний в Рунете президент Путин в феврале прошлого года потребовал от ФСБ провести зачистку Рунета от «пропаганды, распространяемой радикалами». Он объявил, что прямая связь экстремистских и террористических группировок очевидна, и призвал к максимальной решительности при «при нейтрализации экстремистских структур»: «При нейтрализации разного рода экстремистских структур нужно действовать максимально решительно. Блокировать попытки радикалов использовать для своей пропаганды возможности информационных технологий, ресурсы интернета и социальных сетей». Эта инициатива вызвала столь негативную реакцию в обществе (и на Западе), что президент был вынужден оговориться, что система контроля Сети «должна быть юридически чиста». Затем (очень вовремя!) в инфопространстве появился Эдвард Сноуден в позе «Капитана Очевидность»: «Все за всеми следят». Получил политубежище в России и дал возможность кремлевским агитаторам за контроль коммуникаций легитимизировать свои действия ссылками на «западный опыт» и скандал Сноуден-АНБ.

    Между тем, пока чиновники мониторят общественные настроения в Сети, а СВР и МИД развлекается информационными вбросами для западной аудитории, ФСБ давно уже имеет возможность контролировать сетевую активность населения. «Доступ ко всем коммуникациям в России у спецслужб существует. ФСБ может получить любую информацию о пользователе, поэтому никаких дополнительных опций не требуется» – отмечал ведущий аналитик компании Mobile Research Group Эльдар Муртазин. Однако реально осуществляется адресный мониторинг. Тотальный досмотр содержимого соцсетей и других площадок – слишком трудоемкая задача. И ФСБ пытается, как и ФСО, автоматизировать эту деятельность, переложив задачу по сбору информации на коммуникационные компании. В конце прошлого года спецслужбы согласовали проект приказа Министерства связи и массовых коммуникаций, в соответствии с которым к 1 июля 2014 года все провайдеры обязаны установить на свои сети оборудование для записи и хранения интернет-трафика на срок не менее 12 часов, причем ФСБ получит прямой доступ к этим записям.

    Под контроль спецслужб, в частности, попадут телефонные номера, IP-адреса, имена учетных записей пользователей, адреса электронной почты в сервисах mail.ru, yandex.ru, rambler.ru, gmail.com, yahoo.com и др.; уникальные идентификационные номера пользователей интернет-чата ICQ.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив