Фотограф «зеленых» Денис Синяков как новый член пантеона «невинно умученных защитников свободы»

    Или почему журналист на контракте у боевиков является боевиком. Авторская колонка Алексея Усова

    © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0 © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

    Москва, Сентябрь 27 (Новый Регион, Алексей Усов) – «Зеленые», напавшие на объекты российских корпоратов в Арктике, дали повод к новой волне истерики в российской медиасфере. Истерики, которая накалом скоро может сравниться с недавними страстями по Pussy Riot. Удивительное в истории «Арктической тридцатки» то, что хор российской «оппозиционной общественности» выступил в поддержку не столько всей команды «зеленого» ледокола, сколько в защиту одного персонажа – фотографа Дениса Синякова. Эта история вскрыла сразу несколько ключевых особенностей и оппозиционных, и провластных пропагандистов. В первую очередь в вопросе – действительно ли стоит рассматривать дело Синякова как нечто особое, в отрыве от уголовных дел и судьбы остальных 29 гринписовцев. Если кратко суммировать дальнейшие рассуждения, получится следующее: лгут и передергивают все. И провластные риторы, и защитники Синякова.

    Вчерашний арест фотографа Синякова, который был задержан вместе с прочими «зелеными» на борту Arctic Sunrise, вызвал уличную акцию протеста в его защиту, немалое бурление в блогосфере и коллективное выступление главных редакторов самых заметных либеральных СМИ: «Дождя», «Ленты.ру», «Новой газеты», Colta.ru, The New Times, «Коммерсантъ-Власть» и проч.

    На суде фотограф Синяков утверждал, что у него было редакционное задание, но не смог предоставить доказательства. В «Газете.ру», одном из изданий, выступивших в защиту фотографа, было написано следующее: «В «Ленте.Ru» пояснили, что он выполняет для них разовые работы, однако в штате не числится. Также в издании пояснили, что не направляли Синякова с заданием к «Приразломной». В Reuters рассказали, что Синяков не работает у них больше года.

    Российское правосудие учло эти моменты и вынесло решение об аресте фотографа. Дело в том, что российское законодательство о СМИ не учитывает такую категорию журналистов, как стрингеры или фрилансеры. Статус журналиста и всю полагающуюся ему защиту имеют только штатные сотрудники редакций изданий, зарегистрированных как СМИ, или внештатные корреспонденты с заданием от работодателя.

    Вместе с тем с конца восьмидесятых годов в России появилось множество стрингеров – фотографов, видеооператоров и пишущих журналистов, не связанных договорными обязательствами ни с одним СМИ. На свой страх и риск они собирают информацию и снимают сюжеты в локальных войнах или сидя на деревьях под окнами поп-звезд. Затем они стараются продать добытый контент различным СМИ.

    С точки зрения закона эти люди – никто. Для правоохранительных органов это обычные граждане, то нарушающие режим контртеррористической операции, то вторгающиеся в частную жизнь чиновников или звезд. Однако именно стрингеры часто являются источником уникальной информации. Теми, кто оживляет застойный мир «нормальных СМИ», с их идеологическими войнами и тоннельным мышлением.

    «Охранители» настаивают, что арест Синякова – легитимен. И с точки зрения законодательства РФ, они правы. Но вместе с этим они защищают и несовершенство закона. Более того, они даже как-то сладострастно смакуют неумолимость нашей чудовищной правоохранительной машины, которая всегда готова не просто осудить и взыскать, а перемолоть попавшегося ей человека, лоботомировать его властным пинком. Эта же система готова использовать любой повод, чтобы прикрыть саму возможность утечки нежелательной ей информации. А стрингеры сами по себе представлят угрозу PR-спокойствию властных структур.

    Защитники фотографа представляют его стрингером и, тем самым, отстаивают право на существование этой разновидности журналистов.

    Но главный вопрос – является ли Денис Синяков стрингером и журналистом? Не вообще, не по-жизни, а именно в истории с Artic Sunrise и нападением на «Приразломную»? И вот тут оказывается, что все эти главредактора «рукопожатных» СМИ, и прочие «неравнодушные блогеры и активисты» мощно передернули. Потому что в Greenpeace International английским и русским по белому заявили: Денис Синяков имеет контракт с «Гринпис» на освещение их мероприятий в Арктике.

    Господа защитники «всего хорошего против всего плохого», те, кто любит утверждать, что несогласные с вами «не умеют думать»! Вы читать-то умеете?

    Журналист (по законам РФ) – это штатный или внештатный сотрудник СМИ. «Гринпис» – это СМИ?

    Стрингер – это человек, который сам, независимо ни от кого добывает материал, а уже потом продает кому-либо сюжет. Нормально, когда человек отправляется в лагерь боевиков, чтобы снять изнутри их быт и передать читателю, что они на самом деле заявляют, а не их слова в пересказе пресс-служб их противников. Но если стрингер перед этим подписывает контракт с боевиками на освещение их деятельности, он уже не стрингер, не журналист. Он такой же боевик.

    Журналист, заключивший договор с УМВД на освещение деятельности этого органа, – это сотрудник пресс-службы МВД. Сотрудник пресс-службы МВД – это мент. В форме, с табельным оружием, единица штатного расписания.

    Стрингер, который отправляется вместе с «зелеными» на их мероприятия, а потом продает материалы СМИ или тем, чью деятельность он освещал, – это журналист. Человек с фотоаппаратом, который подписал контракт с предприятием, а после отправился с сотрудниками этого предприятия на их «акции» – это такой же сотрудник, как и те, кого он снимает. Денис Синяков в нападении на «Приразломную» выступал как один из сотрудников «Гринпис», и потому совершенно справедливо, что он разделяет участь остальных 29 коллег (вопрос об адекватности уголовного преследования участников этого инцидента – оставим за пределами колонки). Вчера, в ходе судебного заседания задержанный фотограф заявил, что не мог повлиять на действия команды Greenpeace, так как он «только снимал акцию». Это опять же передергивание. В современном мире информация и PR – это такое же оружие, как АКМ. Еще раз напомню аналогию: сотрудник пресс-службы УМВД – это полицейский. Его работа – это часть деятельности правоохранительных органов. Работа фотографа на контракте у Greenpeace, это равноправное соучастие в деятельности всей команды.

    Так почему же прекрасно знающие законы РФ о СМИ и внутренние законы профессии, великолепные специалисты журналистики вдруг единодушно закрывают глаза на столь очевидные противоречия? У меня есть только один ответ – это часть идеологической войны. Войны, в которой хороши любые подтасовки. В сегодняшнем крайне поляризованном мире, где отношения «свой-чужой» важнее точности и адекватности, любой повод употребляется как еще один шарик картечи в лагерь противников. А «Гринпис» – это один из фетишей «розовых либералов», которые доминируют сейчас в российских СМИ. Для этого политического лагеря все, что делают «зеленые», является по умолчанию легитимным.

    Но в случае с Синяковым включается еще механизм цеховой солидарности (отличный механизм, но в этом случае неуместный) и еще кое-какой элемент. В начале текста я не просто так напомнил о PussyRiot. Во-первых, история с «девочками» точно также выявила неадекватность нашей медиажизни. А, во-вторых, фотограф Денис Синяков считается приятелем этой группы (и группы «Война»), и участником некоторых их акций.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив