Бывший министр финансов Крыма обвинил Януковича и главу СБУ Якименко в заказных убийствах

    Эксклюзив «НР»: письмо Александра Гресса из Симферопольского СИЗО

    © 2014, «Новый Регион – Крым» © 2014, «Новый Регион – Крым»

    Симферополь – Киев – Москва, Февраль 27 (Новый Регион, Владимир Андропов) – Бывший министр финансов Крыма Александр Гресс, находящийся уже несколько лет в Симферопольском СИЗО по непонятному для себя обвинению в «многочисленных хищениях», выступил с открытым обращением, в котором обвинил Виктора Януковича и бывшего главу Службы безопасности Украины Александра Якименко в организации заказных убийств и уголовных дел, а также тотальной коррупции, и назвал реальные причины своего заключения под стражу.

    Письмо было передано в редакцию РИА «Новый Регион». Публикуем письмо без изменений, в том виде, в котором нам его передал адвокат Гресса.

    В связи с последними событиями произошедшими в стране, когда Янукович находится в розыске, а бывший начальник СБУ Якименко А.Г. также должен быть привлечен к уголовной ответственности, я сегодня наконец-то могу открыто рассказать о том, что на самом деле является причиной моего тюремного заключения. Раньше я себе позволить этого не мог, т.к. по делу кроме меня проходят еще четыре совершенно случайных и не виновных человека. Один из них так же, как и я, сидит, другая – это молодая девушка – находится на подписке о невыезде, и еще один человек также находится на подписке о невыезде. Был четвертый, но его, к сожалению, уже нет в живых, а верней, его убили по команде начальника СБУ Якименко А.Г. Поэтому моя откровенность в тех условиях в первую очередь могла отразиться на этих невиновных посторонних людях, которых по сути Якименко взял в заложники, чтобы я много не выступал.

    С 2007 года я с семьей жил в Севастополе и занимался бизнесом, добровольно досрочно сложил с себя полномочия депутата крымского парламента, не был чиновником и возвращаться в крымскую политику или на госслужбу не собирался.

    Итак, весной 2010 года, когда Янукович стал президентом он дал команду члену своей «семьи», Якименко накопать информацию против Куницына С.В. Отношение Януковича к Куницыну давно было негативным, т.к. после оранжевой революции 2005 года Куницын отказался поддерживать Януковича на третьем туре президентских выборов, ну и так же, во время, когда Янукович временно был в оппозиции. Якименко А.Г. был на тот момент назначен главой СБУ в Севастополе, являлся и является очень доверенным человеком «семьи» Януковича. Как я понимаю, никакую опасность Куницын для Януковича не представлял. Основная цель Януковича была, что называется раскулачить Куницына, заставить Куницына заплатить в «семью». Янукович был абсолютно убежден, что у Куницына были миллионы, т.к. Куницын постоянно находился во власти.

    С этой целью Якименко А.Г., думая, что меня связывают с Куницыным близкие отношения, решил подобраться к Куницыну С.В. через меня. Он ошибочно полагал, что я должен знать, где у Куницына «закрома», где у него активы, какие у него счета в банках, да и вообще все материальное, чем Куницын должен располагать. Куницын не бедный человек, но располагает ли он таким состоянием, каким представлял Янукович, мне об этом ничего не известно. Якименко просто преувеличил, ошибся насчет таких уж близких, как он считал, отношениях меня и Куницына. Да, отношения с Куницыным у меня были, что называется давние, со времен моей работы министром финансов, но не такими уж близкими, как это могло показаться со стороны, тем более в последнее время. И эта параноидальная убежденность Януковича касалась не только Куницына, но и многих остальных. Например, и я это точно знаю, такая убежденность у Януковича была и в отношении бывшего спикера Верховного Совета Крыма – Гриценко, который тоже, кстати, оказался потом в тюрьме. По мнению Януковича, ему все должны были платить, в общем – обыкновенный рэкет. Если кто-то думает, что громкие посадки высокопоставленных чиновников и бизнесменов, в т.ч. входящих в Партию Регионов, при Януковиче – эта была борьба с коррупцией, то он ошибается – это элементарный рэкет с использованием насилия со стороны судебно-правоохранительной системы.

    Не сомневаюсь, что и в отношении Тимошенко, Янукович не только убрал тогда своего основного политического конкурента, но и мечтал хорошо за счет ее обогатиться. Янукович просто помешан на деньгах, это, я так понимаю, его хронический комплекс.

    У Генерального прокурора Украины находился список всех заказных уголовных дел, которые были возбуждены по указанию Януковича. В этом списке был и я, поэтому, как только слышали мою фамилию в правоохранительных органах все сразу делали многозначительный вид, давая понять, что я обречен т.к. команда Януковича, и никто ничем мне не поможет. Чтобы выйти через меня на Куницына Якименко фабрикует уголовное дело в отношении совершенно случайных людей, с которыми меня связывало только лишь то, что их место работы было в том же здании, что и у меня. Якименко провел у них обыски с помощью спецподразделения «Альфа», одного человека, который до сих пор сидит, эта «Альфа» и принимала на глазах его ребенка. Другой человек – это молодая девушка, на тот момент она находилась в другом городе и лежала в больнице с двухлетним ребенком, куда приехали работники СБУ, бросили ребенка без матери в больнице, а саму мать увезли в другой город, бросив в камеру. Это методы Якименко. На протяжении всех допросов у этих двоих постоянно требовали только одного – дать любую информацию на меня, которая позволит возбудить уголовное дело или в крайнем случае просто оклеветать. Когда люди не могли ничего сказать т.к. не знают, по причине того, что они просто посторонние люди, тогда одного из друзей задержанного находят мертвым на Фиоленте, при этом официально утверждая, что он покончил жизнь самоубийством, слетев на машине с Фиолентовских скал вниз. Одному из задержанных, которому погибший приходился другом сбушники показали фотографию полуразложившегося трупа, уверяя последнего, что если он не будет сотрудничать со следствием, эта же участь может постичь и его. Конечно, после такого любой подпишет не глядя все, что только ему дадут. Они его полностью запугали психологически, сломали. Следователи и не скрывали перед этими двумя задержанными, что их основная цель – это Куницын.

    Прокурором Севастополя на тот момент был назначен некий «донецкий» прокурор – Вышинский, который являлся человеком Якименко и полностью выполнял все его команды. По сути начиная с того момента как Янукович пришел к власти, в Севастополе Якименко полностью подменил собой и милицию и прокуратуру и суд. В городе не было самостоятельной милиции, прокуратуры, судов, от них остались одни вывески. Якименко действительно обладал очень большими возможностями, был очень доверенным лицом Януковича и очень близким к нему.

    Это только сейчас людям во всей стране становится известно, о том, что при Януковиче все правоохранительные органы превратились в самое настоящее ОПГ. Это только сейчас всплывает и проявилось последние два месяца, как правоохранители вместе с криминалом теряли людей, пытали их и убивали. Скажи об этом кому-нибудь в 2010 году, о том, что начальник СБУ криминальным путем убил человека, преследуя свои корыстные цели, никто бы не поверил. К сожалению, сейчас это уже никого не удивляет. К сожалению, это не удивляет и меня, зная методы работы Якименко я не сколько не сомневаюсь в том, что к десяткам расстрелянных в Киеве на ул.Грушевского и Институтской Якименко имеет самое непосредственное отношение. Повторюсь, это очень доверенное лицо Януковича. Руки этого человека давно в крови. Это только хитрая позиция Якименко – публично не светиться, не подписывать никаких документов, пока помогает Якименко как бы находиться в тени по сравнению с тем же Захарченко и Пшонкой. Якименко это не свадебный генерал, он реально являлся руководителем службы. Я знаю, кто убил по команде Якименко так называемого одного из моих подельников, которого я в глаза никогда не видел. Знают эту информацию и люди на свободе, которым я давно ее передал, но говорить об этом раньше, при Януковиче и Якименко было нельзя.

    Я видел, что после первых задержаний, о которых я сказал, ситуация давно вышла из-под контроля. Не сомневался, что меня закроют, т.к. Якименко пообещал меня посадить. Уезжаю за границу, пытаясь от туда, по телефону выяснить, что происходит. Все от меня шарахаются, намекая на команду с самого верха. Люди, которых закрыл из-за меня Якименко, продолжают сидеть.

    Как говорится, лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Я понимаю, что вместо того, чем всю жизнь бегать не зная от кого и за что, лучше вернуться и пройти эту ситуацию, все равно, рано или поздно все встанет на место. Я ничего не нарушал, никого не обманывал, не продавал и не предавал. Бояться мне нечего. А бегать можно всю жизнь, тем самым доказывая правоту тех, кто сфальсифицировал это уголовное дело. Это путь в никуда. Поэтому вернулся в Севастополь, попросил по телефону жену собрать мне вещи. Был задержан. Морально был готов. Сразу приехал Якименко. Говорит, что я его не интересую, интересует другой человек и пишет на бумажке фамилию Куницына. Говорит, что бы я все про него рассказывал: какие у него и где активы, какие у него схемы и все, что может быть интересно правоохранительным органам. В противном случае он мне гарантирует 15 лет тюрьмы. Примерно этого я и ожидал, так, что это неожиданностью для меня не было, я успел к этому психологически подготовиться. Говорю, что ничего не знаю про его дела. Спросить об этом лучше у самого Куницына. Якименко начал злиться, рассказывать: зачем мне гробить свою жизнь из-за Куницына, подумай – у тебя же семья, маленький ребенок, зачем им из-за Куницына страдать, 15 лет – это практически все, конец. Примерно отвечаю – что эти разговоры на меня подействовали бы, если бы мне было лет 18. Но я не ребенок, отвечаю за свои решения и эти угрозы не действует, я знаю на что иду, тем более я не понимаю, в чем я виноват. Что касается себя, то я ничего не скрываю, а касаемо других – спрашивайте у них, это не мое дело. Якименко предупреждает, что есть много способов меня разговорить. На этом мое первое знакомство с ним закончилось. Начались допросы, из которых ни тогда, ни сейчас я не понимаю – где преступление? Что я нарушил? Бросают в камеру, под утро – в другую. Утром продолжаются, с юридической точки зрения, абсурдные вопросы. После, у меня состоялось еще несколько разговоров с Якименко без протокола. Вопросы у него одни и те же – про Куницына: где у него «закрома» и за что его можно взять. Отношения у меня с Якименко сразу не сложились. Мою позицию воспринимает, как личный ему вызов. Как мне потом, на допросах говорили его подчиненные, он не терпит слово «нет».

    Как-то, очередной раз он мне опять обещал 15 лет и я непроизвольно нервно улыбнулся. Последовала агрессивная реакция: «Что вы улыбаетесь, вы, что не верите! На суд не надейтесь, приговор будет таким, как я решу». Я ответил, что верю и даже мало сомневаюсь, что будет по другому – смешного здесь мало, я про эти 15 лет от него уже слышу не первый раз и свыкся с этой перспективой. И хоть 15, 20 и т.д. лет, про Куницына мне нечего рассказывать.

    Запомнился один показательный для меня разговор с Якименко, который от части все расставил для меня на места. Я сказал ему, что сидят невиновные и случайные люди, а себя я преступником не считаю. Ответ его меня поразил и все прояснил: как обычно, все дело оказалось в деньгах. И простота его понимания способов достижения этих целей моральностью не отличается. Для него, как оказалось, все намного проще, чем я думал. Предполагаю, что когда я ему рассказывал про закон и свою невиновность, то он смотрел на меня как на инопланетянина. Он ответил, что он тоже меня преступником не считает (?!), но я должен понимать современные условия ведения бизнеса.

    Также, не исключаю и считаю, что еще одной причиной и последствием моего задержания является то, что Якименко фактически лишил меня возможности участвовать в выборах мэра Симферополя осенью 2010 года, закрыв меня за несколько месяцев до этих выборов. Как мне передал один из следователей, Якименко сказал, что бы я и думать об этом забыл. И я, естественно, не мог в тех выборах принимать участия. В Симферополе хорошо помнят ту историю, которая произошла на выборах мэра Симферополя в 2006 году, когда меня как одного из основных кандидатов на пост мэра провластная в Крыму Партия Регионов с помощью управляемой избирательной комиссии в городе исключила из списков голосования непосредственно в день самого голосования. Несмотря на то, что выборы судом, в т.ч. Верховным, были признаны недействительными, представитель Партии Регионов незаконно исполнял обязанности мэра на протяжении всей каденции. Решение суда исполнено так и не было. Сейчас я уже могу сказать, по прошествии почти 10 лет, что тогда, в тот период лично Янукович звонил в Апелляционный суд Крыма, чтобы я не стал мэром. И осенью 2010 года, когда я находился в тюрьме, мэром Симферополя опять стал представитель Партии Регионов.

    Также на моем примере Якименко сделал показательное «выступление», запугав полностью весь бизнес в Севастополе и заставив всех ему платить. Об этом мне рассказывали и сами следователи во время допросов о том, что на всех на кого они наезжают, имеется ввиду севастопольских предпринимателей, всем они приводили мой пример как показательный, что Якименко всесильный, что если мы Гресса закрыли, то что про вас говорить. Я знаю, что весь тот бизнес, на который они наезжали, а это бизнес в сфере металла, строительства, земли, валюты, портов, все платили Якименко, причем суммы исчислялись миллионами долларов. Предлагал Якименко и мне заплатить ему миллион долларов, чтобы я вышел.

    Со временем, в Севастополе Якименко создал целую систему мздоимства, которая обложила данью в Севастополе всю сферу инспекции в строительстве и выдачи соответствующих разрешений, выделения и регистрации земли и недвижимости. Любые виды разрешений, согласований для бизнес-структур различных направлений можно получить только через фирмы, созданные Якименко и контролируемые СБУ. В противном случае Вы ничего не получите. Все бизнесмены города знают, что ввести в эксплуатацию объект в Севастополе не возможно, необходимо обратиться именно в ООО «Юг-проект» (или ООО «Юг-проектXXI), но при этом все молчат, все знают, но боятся. Якименко поставил руководить этими фирмами бывшего сотрудника спецподразделения «Альфа» Севастопольского СБУ – А.Лысенко. В этих фирмах есть по сотруднику от каждого силового ведомства, так сказать, чтобы все боялись и молчали.

    Из СБУ в Севастополе Якименко создал не эфемерную, а реальную криминальную семью, кого повязав кровью, кого деньгами. При Якименко, им поставленные сотрудники СБУ как с голодного края сорвались. Все только за деньги и ради денег. Не брезгуют ничем. Непосредственной креатурой Якименко в СБУ является начальник отдела «К», заместитель Главка СБУ в Севастополе – полковник Норенко В.С. Именно лично он находился на постоянной короткой связи с Якименко и именно лично он отвечал за мздоимство в Севастополе и ежемесячную передачу денег Якименко. Именно Норенко по моему уголовному делу в последнее время от имени Якименко осуществлял давление на суд и прокуратуру.

    По сути никакого суда по моему уголовному делу не было и нет – это фикция. Повторюсь, и суд и прокуратура находятся под Якименко и пляшут под его дудку. Все, что приказывает им делать Норенко от имени Якименко, и суд и прокуратура делают. Именно этим и объясняется, почему на протяжении четырех лет судья так ни разу и не смог, сколько бы его не просили хотя бы разъяснить суть предъявленного обвинения. Якименко проще было подкинуть мне либо патроны, либо наркотики или привязать меня к любому другому реально совершенному кем-либо преступлению с помощью лжепоказаний. Но чувствуя полное свое всесилие, опера и следователи СБУ Севастополя (которых, кстати, он забрал потом с собой в Киев) просто выдумали события преступления, которые реально в природе никогда не существовали. Т.е. в деле нет не то, что состава, в деле нет событий. Судья не знает, что разъяснять.

    Да, именно так, после 22 лет независимости Украины, в этой стране возможно находиться в тюрьме четыре года не по ошибке, а по умышленному, т.е. осознанному незаконному лишению тебя свободы. И это не исключительный случай, таких случаев тысячи. Любого, кого необходимо, могут с помощью судов и прокуратуры просто взять и закрыть. При чем, это раньше надо было хотя бы соблюсти видимость: что-то подбросить, получить какие-либо лжепоказания, ну хоть как то обосновать задержание человека. Сейчас же, достаточно просто следователю не выходя из кабинета, просто в прямом смысле слова выдумать преступление.

    На протяжении всех этих четырех лет периодически Якименко через людей все спрашивал меня, не надумал ли я вспомнить что-нибудь насчет Куницына. Не надумал, потому что ничего не знаю. Честно говоря, если бы даже и знал, не сказал. И дело-то совсем не в Куницыне. Меня могли попробовать разговорить, о ком угодно, но как потом с этим жить я не знаю. Поэтому дело не в Куницыне, дело в принципах. Если есть вопросы к Куницыну, задавайте их Куницыну. Я же отвечаю за себя.

    Я это пишу не для того, чтобы мне кто-то посочувствовал. Я не пытаюсь быть хорошеньким или высвечивать данное событие в нужном мне свете. Мне ничьего сочувствия не надо, и меня давно не интересует, что обо мне подумают. Просто каждый должен знать реальное положение дел в отношении собственной безопасности в этой стране. Ситуация намного хуже чем представляется даже многим пессимистам. И даже сейчас, когда в Киеве, на ул. Институтской и Грушесвского, во время расстрела снайперами, простые люди шли на верную, 100процентну смерть, и не за то, что бы укранизировать Юго-Восток Украины (как нам пытается навязать циничная пропаганда), а за Свободу, в т.ч. свободу каждого жителя Украины: за свободу от несправедливости чиновников, ментов и судов, за то, что бы человек смог иметь шанс в этой стране на правду, даже после этого я не надеюсь, что в судах появится правосудие. Около семи тысяч судей в стране – это «киреевы»– торговцы справедливостью, они остаются на своих местах, они никуда не исчезли и выводов ни каких не сделали, их не исправить. Они по-прежнему сидят и продолжают торговать этой справедливостью, кто за деньги, кто по приказу. От звания судьи осталась одна мантия и важный вид, честь давно потеряна.

    Никого не прошу мне помогать, т.к. просить можно только в том случае если виновен: мол, оступился, с кем не бывает, помогите, я больше так не буду. Это не тот случай. Я ни в чем не виноват, как не виноваты и те другие люди, над которыми, вместе со мной осуществляется пародия на суд. И они, в отличие от меня, этот путь не избирали. Так что мне ничье снисхождение или жалость не нужна, мне надо только одно, как и вам – Правосудие. Еще раз скажу – нисколько оказаться на свободе, а именно правосудие. Знаю, что его нет, и даже после смены власти ничего в судах, по крайней мере, быстро не изменится и шансы на справедливость остаются призрачными, но, и в этой ситуации я не опускаю руки и сколько суждено мне идти по этому пути, я его весь пройду.

    А.Гресс (Симферопольское СИЗО), 25.02.014

    ТЭГИ: Евромайдан
    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив