Я ходил на концерты и бил морды людям

    История московского антифашиста, ставшего русским националистом и антирасистом

    <span>Российский скинхед рассказал о своем антифашистском прошлом</span> Российский скинхед рассказал о своем антифашистском прошлом


    Москва-Киев, Июнь 13 (Новый Регион, Максим Собеский) – «Посмотри! Видишь чувака в красных «Мартинсах»? – у него в голове пластина; нацисты избили, наверное», – в метро скинхед Андрей отвлек меня от покупки билета. До этого мы обсуждали полки магазина «Фаланстер», что забиты литературой о классах, расах и вождях, а потом долго разговаривали про антифашистское прошлое Андрея. В кафе, полном хипстероватых москвичей, он бросался в глаза бритой головой и толстовкой с немецкими языческими рунами, модной у нацистов. Мой собеседник вспоминал: как ходил на антифа-концерты, любил Сталина, как оказался на «Манежном погроме» и почему для него остался неприемлемым расизм, в отличие от национализма. Рассказ Андрея специально для «Нового Региона» записал политический обозреватель Максим Собеский.

    Люди не любили нацистов

    Быть антифашистом было довольно интересно. Я ходил на концерты и бил морды людям с ультраправыми тараканами в головах. Но я не сторонник превентивного насилия, без серьезной причины. И вообще, меня сами по себе чуваки со свастиками на «бомберах» не раздражали, а проблемы мигрантов, за которых якобы боролись антифа, – так писали либеральные журналисты – не волновали.


    7nov_1


    Что меня привлекло? Изначально, юношеский идеализм, и мне чертовки нравилась музыка. Был совершенно одиозный клуб «Эстакада», где каждую неделю проходили панк-концерты. Было круто ходить туда с друзьями – когда на тебя могли напасть из-за угла, а ты не убегал и дрался с бонами.

    С насилием я столкнулся, когда был еще панком, а не антифа-скинхедом. Вообще, уличную войну начали не антифа. Поэтому люди и не любили наци. Все по наклонной катилось тогда. Сначала ты их не любишь оттого, что они тебя бьют. И только потом у тебя возникает ненависть не к бонам, а к нацизму, в общем, как к идеологии. Как у собаки Павлова – лампочка зажглась и слюна потекла. 

    Вообще, давай сначала не про ненависть, а про любовь. В рамках субкультуры есть много вещей: за все хорошее, против всего плохого. Это и привлекает молодежь. Много чего взято из Европы: стрейтэйдж, веганство, кто-то бомжей гречкой с соей кормит возле вокзалов, или есть антифа, которые держат приюты для животных. Панк-сцена, хардкор-сцена; чуваки, совершенно маргинального уровня, делающие подпольные группы, издающие фанзины. Это, конечно, замечательно – у людей есть активность и попытки изменения в более светлое окружающего социума. Этакое созидательное хиппарство.

    Антифа – это набор ярлыков. Если у тебя нет «Мартинсов», ты не можешь назвать себя скином. И в зависимости от времени в субкультуре есть подъемы и спады на моду: на ту или иную музыку и форму одежды. Позавчера играли ска, вчера – стритпанк, сегодня уже хардкор. Лица, зачастую, одни и те же. И есть прослойка людей, которые немножко шарят в истории развития субкультуры. Еще нужна стая товарищей, чтобы отбиваться от такой же стаи. Что еще может привлечь молодого мужчину, кроме шанса проявить боевой дух, кого-то отпиздеть и рассказать своей женщине, какой он был охуенный? То же самое было и в тусовке наци-скинов: молодежь – она везде одинаковая. Люди в молодости более всего склонны к насилию, чем в иной период жизни, мне кажется.



    Лично мне еще нравилось держать свое дистро: я продавал диски, книги, журналы и газетки. Ходил на митинги два раза в год: на Первомай и 7 ноября. Но по большому счету, я тусовался. Антифа для меня – это концентры, интересные действия, яркая идеология, бренды. Что еще нужно парню в 20 лет? Кроме женщин, конечно. И я их на концертах регулярно клеил.


    15888295hg


    Ну и уточню: пока я не ушел от антифа-темы, я принадлежал к движению Красных скинхедов (RASH Moscow). Первое время я был анархо-коммунистом; затем, прочтя гору книг, пришел к выводу, что я коммунист марксистского толка, и мне не нужны и неинтересны никакая в перспективе отмена государства ни анархия.

    Русские против фашизма

    «Кто такие антифа? – педики, полукровки и хачи», – с этой песней «Коловрата» я не согласен. Понятно, что есть среди антифа полукровки и кавказцы. Но если смотреть в целом, то этнический срез антифа такой же, как и этническая палитра в России. Большинство ребят – русские, или обрусевшие. На антифа-концерты, помню, ходил один армянин, москвич в пятом поколении, которому было класть на идею антифашизма, а в университете он конфликтовал с горцами.

    Но вопрос с мигрантами немножко сложный для антифа; не такой однобокий, как голосят нацисты. Россия, конечно, многонациональная страна; у меня на лестничной площадке соседи: в одной квартире живут татары, во второй – русские, а в третьей – азербайджанцы. Татары как обычные москвичи, а азербайджанцы, они торгуют на рынке, не вписываются ни в какие нормы адекватности. Неудивительно, что я, будучи антифа, мягко говоря, не испытывал любви к кавказцам.

    Ксенофобия, по-моему, вполне естественное состояние, и она будет только увеличиваться с ростом мигрантов, ведь Владимир Владимирович четко сказал: «Россия нуждается в мигрантах».

    И не надо забывать, как таджики истребляли русских в 1990-е годы, а в Чечне проводился геноцид русских. В Казахстане очень «демократично» выдавливают русское население. Это у русских в подсознании сохранилось.  Конечно, резать человека за то, что он приехал из Таджикистана, потому что у него там условия очень поганые, некруто. Он тебе ничего плохого не сделал.


    __03
    Антифа в Москве


    Вал мигрантов к концу 2000-х годов способствовал спаду антифа-субкультуры. Когда питерские антифа приезжали к нам в Москву, а в Петербурге по сравнению со столицей мигрантов не так много, первое, что они говорили: «Ну, у вас, и чурок дохуя!».

    Есть антифа, «шарпы» (SHARP – скинхеды против расовых предрассудков),  которые не знают, кого они больше отпиздили – бонов или кавказцев. Просто «дети гор» дерзко себя вели. Это правда. Часть старой тусовки легендарной шарповской «Moscow Trojan Skins» сейчас водит дружбу с правыми фанатами, и им, в общем, плевать на антирасизм. Вообще, шарповские группы, как «Moscow Death Brigade» и «210», весьма патриотичные люди. Я был на их концерте, когда музыканты поздравляли всех собравшихся с праздником Рождества Христова. Ребятам из этих групп как-то понравился лозунг «Русские против фашизма», его подняли на знамена как концепцию. В антифа были и парни, которые до этого накрывали Царицынский рынок. Реально. Такое на Западе вообще представить невозможно. 



    Что до геев? Я всегда их не любил. Любовь антифашистов к ЛГБТ для России совершенно не актуальна и не популярна. Да так не только у антифа. Вспомним старую панк-тусовку, тех, кто стоял у истоков сцены. Людей из группы «Кариес» – они очень гомофобно настроены. Россия вообще специфична: у нас «Пурген» записывал альбом с Денисом Герасимовым из «Коловрата» в 1990-е годы. Группы, игравшие в клубе «Дженни Рубин», в свое время делили сцену с «Коловратом». В России уже много наци-панков, и им совершенно не нравится привычка некоторых людей терпимо относиться к ЛГБТ.


    ___
    Митинг антифа в Москве


    Любовь к геям и мигрантам среди антифа – это европейская фишка. В России, гей-скины – это такая шутка, а в Европе – реально существующая тема. У меня это вызывает брезгливость. В середине 2000-х в тусовке, нахватавшись идей из Европы, решили: «Нацисты не любят геев. Будем их защищать». Бред. Ребята, ездившие в Германию, посещали сквоты леваков – и эти сквоты достойны только напалма. Спившиеся панки спят в обнимку с собаками – греются. Ходят в балахонах из секондов лет по семь, пока они не сотрутся на локтях. По сравнению с российскими антифа, немецкие – это опустившиеся маргиналы. И зачем мы должны были им подражать?

    Антифа и политика разные вещи

    Антифа, они не правые и не левые, и антифа и политика – разные вещи. Среди шарпов есть позиция: мы – антирасисты, а не антифа, и аполитичность превыше всего. То, чем я и мои друзья занимались, – оно даже близко политикой не пахло. Субкультура.

    Да и перспективы у антифа в оппозиции нет: их туда никто не пустит, денежные потоки контролируются жестко. Все расписано для друзей и детей друзей. Либералы лицемерны к своим союзникам: тот же Лимонов у них был то ублюдком, то хорошим. Либералы кинут, не потому что они плохие, а такова их классовая природа людоедов.

    Жаль, что отдельные выходцы из антифы возятся в либеральной тусовке – это их портит.

    Что до тех, кого пытаются изображать «политическими активистами-антифашистами». Возьмем «Автономное действие»: изначально, оно было сборищем толерантных защитников ЛГБТ, приправляющих свою риторику цитатами из новых левых. Они не поднимали вопрос основательной критики либерализма, а либеральная общественность способствовала развитию АД, видя его своим боевым отрядом.


    .jpg_08
    Шествие в Химках


    Но вот, на антифа-тусовку они не влияли, будучи всегда где-то в стороне, делая вид, что занимаются политикой. А антифу же их «политика» мало интересовала. В итоге, после раскола в 2013 году осталось два «Автономных действия». Одно – феминистская секта, а второе – «Социально-революционное». Они больше к анархизму относятся; но вот никакого всплеска анархизма и многотысячных демонстраций я не видел и не вижу.

    Планы у людей, которые называют себя антифа-анархистами, это отдельный разговор. Кто-то считает, в духе «Автономного действия», что нужно объяснять людям – мигранты не есть плохо, и пора учить фарси. Что молодых таджиков, с консервативными взглядами, они смогут подбить на революционные действия, видя в них классический, обездоленный пролетариат. При этом они мигрантов, если честно, не особенно и любят.



    Еще хуже, когда фрики, как ЛГБТ-активист «Серое-Фиолетовое», пытаются приватизировать антифашизм в интернете. Как могут фрики что-то поднять, какое движение? Но если такие люди попробуют навязать свои тоталитарные взгляды на улицах, им просто ебала расшибут.


    .jpg_09


    Леша Гаскаров говорит, что антифа остановили насилие против мигрантов? Ничего подобного. Мигрантов как били, так и бьют. Но когда ультраправые обвиняют антифу в том, что борясь с наци, которые борются с мигрантами, они делали работу режима, то забывают многое. Про Дмитрия Румянцева из «Национал-социалистического общества», заявлявшего, что давя оппозицию, государство делает работу за него. А сколько правых работает с «Молодой гвардией Единой России»? А нападения фанатов на НБП? Нельзя сказать, что правые белые и пушистые, а ужасные антифа мешают им жить. 

    После Химок за уличное насилие начали принимать некоторых людей. Антифашистов стали сажать не за что-то реально политическое, а только потому, что они утомили эшников.

    Антифа не стали распространенной культурой в России. Массовый, относительно, движ был в крупных городах, и – оговорка по Фрейду – там, где меньше гопов.

    Возьмем рашей: это же не партия, как КПРФ. Клуб по интересам, хотя и с кулаками. Я не думаю, что если объехать города нашей страны, то в каждом можно найти человека, который скажет, что был частью RASH. Мне скорее будет смешно, если я увижу такого человека в своей жизни. «Раши» не сильно популярны у нас – хардкор моднее.

    Они очень любят бить лица

    Идеологией была не политика, а то, о чем пели на концертах ребята с гитарами. Некоторые из них с тоталитарным мышлением; и это парни, у которых в потасовках могли погибнуть друзья и быть потеряно здоровье. Это укрепляет их в вере. Плохая или хорошая их вера, но лучший аргумент правоты – это потери. Мне сложно говорить про это, я через такую боль не прошел, а они прошли. Синдром как у ветеранов войны. 

    Есть люди, деструктивно настроенные. Они любят бить лица и уже не отбиваются от бонов, а охотятся за ними. Человек, который уверен на сто процентов в собственной правоте, готов на преступления.

    По-моему, в этом духе даже Хемингуэй что-то сказал. Кто в теме, помнит «шарповские» бригады как «Moscow Trojan Skins». Неплохая была группировка, если угодно – даже банда, она появилась на волне уличного насилия. Она могла с честью выйти раз на раз с любой правой футбольной фирмой Москвы.



    Когда воевали с бонами, антифа не особенно воспринимали нюансы идеологии врага. Есть боны: нацисты, фашисты. Многие очень убого представляли себе национал-социализм, не погружаясь в него. Кто-то искренне верил, что Гитлер был фашистом, хотя фашизм не имеет в себе идеи этнической нации, как родство по крови и языку. А среди наци-скинов есть и те, что, называя себя национал-социалистами, любили царизм.


    __04
    Антифа скинхеды


    Вокруг уличной войны много мифов. Один из них, что антифа отбили хардкор-сцену у нацистов. Неправда. Сцена слишком многогранна была, есть и будет. Модные заявления о неприятии национализма на сцене, это, наряду с убеждениями, зачастую и нежелание потерять аудиторию.

    Но война сейчас неактуальна: движение спало. Ты можешь пойти на концерт –  послушать любимые группы, и вероятность, что тебя будут пинать боны, ничтожно мала. Никто не побежит толпой бить кастетом по голове: расстановка сил изменилась, другая.

    В наши дни популярна такая вещь, как гражданское оружие. Если раньше у человека на улице был максимум нож – пырнуть в бок, и перцовый баллон, а до этого – разбитая бутылка из-под пива, то сейчас любой задрот легко встретит уличного бойца пулей.

    Есть, конечно, люди, которые что-то мутят. Ненависть еще жива.

    Мир меняется. Теперь враг номер один – это дегенераты, что могут тормознуть с вопросом: «А чего у тебя ирокез, ты что, петух? И ботинки, что такие большие? Умный самый, чтоли?» А в небольших городах всегда была ситуация, когда для горстки неформалов враг не Вася – фанат «Спартака», или какой-то наци-скинхед, а гопы.

    Я увлекся национализмом



    Как закончился мой роман с антифа? Увлекся национализмом. Но не сказал бы, что я перешел в некое новое качество или испортился. Хотя это сложный вопрос, отдающий философией, но я не считаю при этом национализм чем-то замечательным. Кроме левого национализма. Национализм – это буржуазный и оголтелый шовинизм. Да и расизм, зачастую сопровождающий национализм, в отличие от гомофобии, для меня неприемлем.

    Когда я еще был антифа и сталинистом, кстати, именно при Сталине развились нации в СССР, наша тусовка «RASH Moscow» написала обращение о том, что увидела на Манежке в декабре 2010 года. Я пришел, проанализировал происходящее. Там были разные люди: приличного вида молодые люди с вменяемыми лицами, и не вполне. Было фанатье, которое шло прямиком из «Кружки», залитое галимым пивом. Но люди выражали скорбную память. Да, все вылилось в то, что произошло, но что поделать: молодежь, агрессия. Фанатье – это не интеллигенты в очках, а люди, которые привыкли ломать лица. Мы выразили сопричастность к этой скорби. Это вызвало много гнева у антифы, но многие шарпы нас поддержали.


    rash_
    Rash Москва


    Потом было такое движение, как «Вольница», куда многие бывшие антифа пришли. Она вызвала лихой срач в псевдополитическом поле: как у ультраправых, так и у антифы. Движа не стало весной 2013 года; но заноза в голове у людей осталась – то, что может все-таки быть и антиавторитарный национализм. Мир меняется, но многим людям трудно менять свою программную установку. Как говорят, не дай бог жить во время перемен.

    Переходы из антифы в националисты нечасты в России из-за нетерпимости. Это в Европе на одной улице могут играть патриотичные скины и панки-антифа. И всем будет пофиг.

    В Бельгии была группа «Kill Baby Kill», и панки пикетировали клуб, где играла она. Ее вокалист Дитер – он покончил с собой, когда ему дали 2 года тюрьмы – вышел к ним, пофоткался, выпил пива и ушел веселый домой. Подобная тенденция ждет и Россию.



    Многие антифа уже носят «Тор Штайнер» с рунами – это не секрет. Ортодоксов,  как один известный антифашист, который призывал не идти на фильм «Околофутбол», чтобы таким образом не скидывать деньги нацистам, все меньше. Он реально думал, что у каждого кинотеатра стоит бон и собирает мзду? Также и «Тор Штайнер»: от того, купишь ты его или нет, никакой немецкий бон денег не получит. Но раньше, конечно, такого нельзя было представить.


    .jpg_10


    Люди, которые годами поднимали движ, в наши дни отходят от дел. Кто-то уехал в другой город, кто-то забил, а у кого-то ребенок родился. Например, один парень из «Moscow Trojan Skins» крышует один из московских рынков, ходит в узких туфлях. Жизнь, она многогранная. Для кого-то антифашизм со временем становится образом жизни. По-разному судьбы складывались. Но пока только в  Европе есть скины, которые отмечают свои пятидесятилетия в компании бритых друзей, которые годятся им, как минимум, в сыновья. И это не вызывает богурта, как в России.

    Максим Собеский


    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    24 Февраля

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив