Украина – пример того, как люди, объединившись и победив страх, обретают свободу

    Россияне в опросе «Нового Региона» рассказали, почему поддерживают Украину

    Не все в России поддерживают агрессию Кремля против Украины Не все в России поддерживают агрессию Кремля против Украины


    Москва, Август 18 (Ксения Кириллова специально для «Нового Региона») – Сейчас, в разгар вооруженного противостояния украинских войск с пророссийскими боевиками на востоке Украины, новые обороты набирает и война информационная. Количество ее жертв исчисляется уже не сотнями, а тысячами и десятками тысяч зараженных ложью и ненавистью людей.

    Однако и среди россиян остается немало тех, кто выступает против разжигания Россией войны в братском государстве. Среди них есть как популярные публицисты, так и малоизвестные люди самых разных взглядов. Некоторые из них видят в Украине надежду и образ нового, желаемого будущего для всего постсоветского пространства, другие, напротив, критично относятся к действиям украинских властей и видят многие внутренние проблемы соседней страны. Но в одном эти люди едины: ложь и разжигание антиукраинских настроений со стороны России недопустимо, и негативно отразится в первую очередь на состоянии самого российского общества. Вот мнения лишь некоторых из тех, с кем удалось поговорить «Новому Региону».

    Андрей Десницкий, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, доктор филологических наук, Москва:

    – Я желаю горячо мира и процветания народу Украины – всем, кто живет в этой стране, на каком бы языке он ни говорил, какие бы колыбельные ни пел своим детям. Я знаю, что этой стране есть свои внутренние проблемы, и очень серьезные, но я глубоко убежден, что решать их должны сами граждане Украины, без внешнего вмешательства. И мне больно и стыдно, что такое вмешательство сейчас идет со стороны России.

    Можно долго спорить о том, что доказано, а что не доказано, но волна злобы и агрессии в адрес Украины со стороны тех, кто привычно говорит от имени моей страны, совершенно очевидна и в доказательствах не нуждается. И я понимаю, что все это в конечном счете ударит по самой России.

    Я надеюсь, что хотя бы несколько голосов тех людей, которые видят в украинцах братьев, могут что-то изменить к лучшему.

    Это совершенно не значит, что я поддерживаю политику нынешнего киевского правительства или его действия на Востоке. Но за эти действия я никак не отвечаю, в отличие от того, что говорится и делается от имени моей страны. Я точно знаю, чем закончится нынешний кризис: украинцы и русские по-прежнему будут жить бок о бок, говорить на очень похожих языках, их история и культура будут так же близки друг другу, как и раньше.

    Юрий Амиров, врач, Екатеринбург:

    – Российско-украинский конфликт последнего времени, на мой взгляд, относится к тем редким случаям, когда есть абсолютно правая и абсолютно виноватая стороны. Все, чего добивается Украина – это право самостоятельно решать, как жить и каким путем идти. В этом стремлении нет никакой конфликтогенной составляющей: это решения, которые затрагивают только саму Украину.

    Россия, в свою очередь, стремится во что бы то ни стало лишить Украину свободы в мнениях и принятии решений и навязывать свою волю. При этом российская власть идет на самые аморальные меры, попутно оболванивая большую часть собственного народа и искусственно разжигая вражду между двумя близкими народами. Результаты этих методов мы наблюдаем сегодня: это вооруженное противостояние, в котором каждый день гибнут люди.

    Безусловно, я поддерживаю совершенно мирное по своей сути стремление к независимости Украины и резко осуждаю агрессивное поведение России, которая никак не может смириться с тем, что кто-то кроме нее может иметь собственное мнение.

    Александр Шмелев, публицист, директор интернет-проектов Московской школы гражданского просвещения:

    – На Украине у меня живет очень много друзей. Мой второй любимый город после Москвы — Киев. Мне нравится украинский язык — и по звучанию, и как лингвисту, которому интересно сравнивать его с русским и наблюдать, как расходились нормы некогда единого языка. В общем, к Украине и украинцам я всегда относился очень тепло, с большим отрывом выделяя их из всех остальных стран мира.

    Тем не менее, в Москве у меня друзей еще больше, русский язык — это мой родной, а Российская Федерация — государство, гражданином которого я являюсь. Поэтому сама постановка вопроса «Почему Вы, россиянин, поддерживаете Украину?» мне кажется неверной и навеянной российской госпропагандой. На самом деле, я не поддерживаю Украину. Просто я говорю о том, что Россия — в лице Кремля, государственных и добровольных медиа-пропагандистов, боевиков и наемников, и так далее — ведет себя в этом конфликте ужасно. Что может очень плохо сказаться на будущем нашей страны и нашего народа. Да и уже сказывается.

    Поэтому я убежден: 15% противников «русской весны» – они и есть настоящие патриоты. А ее горячие сторонники, пропагандисты и проводники — если не «национал-предатели», то хотя бы «национал-вредители».

    Феликс Ривкин, работник управляющей жилищной компании, член регионального совета политической партии РПР-ПАРНАС, Екатеринбург:

    – В данном конфликте я поддерживаю Украину, во-первых, потому, что я ненавижу подлость, когда большой и сильный бьет малого и слабого. В случае с Украиной, речь скорее идет о чисто количественных показателях – Россия больше по размерам и населению и имеет бОльшую и опытную армию. Однако, судя по всему, Украина имеет более сильный дух и за ней правда. А правда всегда сильнее.

    Во-вторых, говоря о России, (вообще-то необходимо, в контексте этого разговора, говорить только о ее властной группировке и оболваненных ею гражданах) нужно отметить ее неправоту с позиции даже не международного права, которое она несомненно нарушила, а с цивилизационных позиций.

    В 21-м веке Россия повела себя как Ордынское ханство, считающее себя пупом развития и богатства, и на этом основании хочет оттяпать любую понравившуюся землю.

    И первое, и второе, являются признаками фашизма, который, с учетом предыдущей большевистско-чекистской истории, я бы назвал новым термином – рашизмом – более опасной для всего человечества идеологией. Для Украины, которая, на мой взгляд, является истинной, исторической родиной Руси (не России), это очень опасное соседство.

    Леонид Виноградов, журналист, Москва: 

    – Сознание у меня совсем не имперское, понимаю, что Советский Союз – государство, построенное на насилии и лжи (88-летний историк Георгий Ильич Мирский говорит, что были в истории режимы более жестокие, но не было более лживого) – был обречен, но если отделение прибалтийских республик я воспринял как закономерность, отделение Украины и Белоруссии долгое время казалось мне недоразумением. Не укладывалось в голове, что Киев – заграница. Но как ни относись к этому, народ сделал свой выбор, реализовал конституционное право на самоопределение.

    В конце 90-х я начал воцерковляться, и это помогло по-новому взглянуть на многие вещи, отделить главное от второстепенного. Часто вспоминаю слова отца Георгия Коваленко: «Те, кто ищет единства, всегда его находят, независимо от того, где проходит граница. Не проблема Церкви — проводить или ликвидировать государственные границы… Надо освобождаться от политизированного мышления и уж во всяком случае не привносить его в церковную ограду».

    Некоторые священники и миряне в своих статьях утверждали, что на Украине идет борьба против Православия. Но чтобы в это поверить, я сначала должен поверить, что многие мои знакомые украинские священники и миряне, не поддерживающие вмешательство России в дела Украины – ненастоящие православные. А в это я поверить не могу.

    Распространённый тезис, что на Украине запрещают русскоязычным говорить на родном языке, также следует отнести к издержкам пропаганды. Это лишь неловкая попытка объяснить российской аудитории суть военного конфликта на Украине.

    Языком общения украинского государства является именно русский. Именно с его помощью выстраивалась идеологическая конструкция Украины независимой, Украины антисоветской, утверждалась концепция «Украина – не Россия».

    Ну и в очередной раз отличилась Ульяна Скойбеда: «Потому дика и невозможна для каждого русского человека попытка Украины идти в Европу. Левая нога твоя решит идти в Европу – как ты на это отреагируешь? Сначала тебе будет смешно. Потом ты решишь, что сошел с ума. Гоголевский нос, шизофрения! Потом ты будешь останавливать конечность всеми дозволенными и недозволенными способами, сильно не задумываясь уже о своей ненормальности, потому что вопрос целостности организма – это вопрос жизни и смерти, вопрос целостности тебя».

    Думаю, комментировать тут нечего. Ложь, в которую многие поверили и только поэтому поддержали вмешательство во внутренние дела Украины, названа издержками пропаганды. А если суверенное государство считать своей ногой, с ним и обращаться можно соответствующим образом. Только такое отношение, на мой взгляд, при всем желании не совместишь ни с международным правом, ни с Божьей правдой.

    Алиса Черкесова, преподаватель английского языка, Нью-Йорк:

    – Для меня Украина – сопредельное государство. Сосед, внятно заявивший о своем желании построить свою страну на демократических принципах и по закону. Народ, который осознал, что кроме него этого никто не сделает. У меня нет ни родственников, ни друзей на Украине. Есть много знакомых с разными взглядами на происходящее. Мне интересны разные точки зрения. Но слушая этих разных людей, я понимаю, что все они хотят жить мирно и счастливо, растить детей и внуков, пользоваться всеми правами, которые даёт в наше время любое правовое государство.

    И что же остаётся, если агрессивный сосед не может перенести этого свободного выбора народа? Если тоталитарный режим сначала посылает бандитов, а потом пытается организовать провокации под видом «гуманитарной помощи»?

    Обороняться от вторжения и попытки навязать свою волю – святое право любой страны. Всей душой надеюсь на победу самостийной Украины.

    Мария Парамонова, фрилансер, Сиэтл, США:

    – Я поддерживаю Украину, Потому что ввод российских войск был совершён незаконно. Можно долго рассуждать о политических интересах двух соседних государств, о том – насколько сильная или слабая внешняя политика России в последние годы, или как дальше будут выстраиваться отношения между этими странами. Но после введения российских войск на территорию Украины лично для меня эта дискуссия закончилась, потому что обсуждение конфликта переместилось из политической в правовую плоскость. Понятия «выгодно/невыгодно» уже не работают, теперь можно оценивать действия правительства как «законные/незаконные». Украина в отношении к России правовых нарушений не совершала, а ввод российских войск на территорию Украины и военные операции – это прямое нарушение международного права.

    Если российское правительство хочет, чтобы с ним вели диалог как с представителями цивилизованного государства, то они должны вывести войска с территории Украины и наконец-то начать соблюдать международное право, которое как раз для того и существует, чтобы разрешать конфликты между странами.

    Как россиянке, мне стыдно за действия своего правительства. Для меня Украина – страна, которой не посчастливилось иметь такого соседа, как Россия, с её имперскими  амбициями «восстановить» границы СССР.

    На месте Украины могло оказаться любое другое государство, и, надо сказать, что жители таких стран, как: Латвия, Литва, Эстония и Беларусь, – уже начали в серьез задумываться на эту тему. За последние несколько месяцев я не раз слышала их опасения. Белорусы шутили недвусмысленно, что их страна – следующая. Латвийцы рассказывали, что у них есть пограничная область с Россией, где живет много русских, которые являются аудиторией российских телевизионных каналов и, соответственно, поддерживают политику Путина. Поэтому на данный момент это один из ключевых вопросов, продолжит ли Россия и дальше осуществлять свои амбиции.

    Иннокентий Григорьев, исполнительный директор в благотворительном фонде «Я – особенный»:

    – Есть очевидная мудрость – в любом конфликте виновны обе стороны! Однако в конфликте в Украине помимо других сторон, виновен и Кремль, то есть лично Владимир Путин. Путин, как принято говорить, «играет втемную», поддерживая ДНР и ЛНР. Самое ужасное в этой ситуации, что во многом благодаря его действиям славяне убивают славян по политическим мотивам. Развязанная война изменит к худшему в первую очередь российское общество, а Путин на вопрос: «Что случилось с Россией?» ответит, как когда-то сказал про подлодку Курск – «Она утонула». И в завершении всего можно просто сказать: «худой мир лучше доброй ссоры».

    Анна Берсенева (Татьяна Сотникова), писатель, Москва:

    – Я могла бы сказать, что поддерживаю Украину, потому что там прошло мое раннее детство. Семья моего папы, много ее поколений – из Чернигова, в Украине они учили, лечили и строили, и я люблю ее так, как можно любить чистый источник первоначальных впечатлений жизни.

    Но все-таки дело не в этом. В Белоруссии прошли мое отрочество и юность, я люблю ее с тем чувством, которое с милой простотой выражается в песне: «Молодость моя – Белоруссия». Я люблю Россию, потому что здесь я прожила всю свою взрослую жизнь, здесь получила полную возможность для самореализации, здесь смогла понять очень многие сложные, неочевидные, но жизненно важные явления, без понимания которых не происходит взросление.

    Однако социальный порядок, установившийся теперь в Белоруссии и в России, я не то что не поддерживаю – мне он абсолютно чужд. Он противоречит всем моим представлениям о человеческом достоинстве, совести, элементарной порядочности и просто о здравом смысле. И вместе с тем я видела своими глазами (спасибо прямому эфиру!), как народ Украины ясно и твердо выразил свое желание жить согласно всем этим представлениям и во весь голос заявил, что не желает, чтобы власть о него вытирала ноги.

    Миллион и более человек на Майдане – это еще не весь народ? Конечно. Ровно потому, что не весь народ, вообще не все человечество имеет желания и стремления, выходящие за пределы физиологических потребностей.

    Не весь народ, и не все человечество способны слышать голос совести и разума. По-моему, та часть народа, которая выражает дух Украины, такую способность показала всему миру. А теперь показывает всему миру способность противостоять активному злу и активной же лжи.

    Не многие на это способны. Это надо поддерживать. Надо.

    Александр Грезев, координатор регионального отделения ассоциации «ГОЛОС – за честные выборы», Екатеринбург:

    – Для меня Украина – это близкая страна, которая стремиться встать на европейский путь. От того, сможет ли она выжить, во многом зависит и будущее России. Если Украина сейчас проиграет террористам на востоке, это не только приведет к потерям в территории, которые в дальнейшем будут распространяться на другие регионы как раковая опухоль, это поставит крест на нормальном существовании всей страны и сделает невозможным ее развитие.

    Для власти в России же захват части Украины будет предлогом перед недалеким населением, испытывающим имперский комплекс, и дальше закручивать гайки и на десятилетия отдалять страну от построения демократического государства и гражданского общества.

    Поэтому для нас полная поддержка Украины сейчас – это принципиальный выбор, в стороне здесь стоять нельзя, и молчать тоже.

    Олег Аншаков, профессор Российского государственного гуманитарного университета, Москва:

    Я не сказал бы, что целиком поддерживаю Украину. Это большая страна, в ней живут разные люди, и далеко не всех я готов поддержать. Я поддерживаю Майдан, поддерживаю тех людей, которые свергли в Украине воровскую тиранию, поддерживаю украинскую революцию.

    Почему я все это поддерживаю? Потому что я не люблю вранье, воровство и тиранию. Поэтому я всегда и везде готов поддерживать те силы, которые борются против лжи, коррупции и диктатуры. Украинцы свергли свою воровскую власть, но теперь они вынуждены сражаться за свою свободу с чужой воровской властью, с чужим, мощным и циничным тоталитарным режимом. И в этой борьбе я тоже на стороне украинцев.

    Предполагаю, что украинская революция находится сейчас на переднем крае борьбы со вселенским злом, со всеми силами на Земле, которые противостоят прогрессу, свободе и миру. Представителем таких сил является нынешняя российская власть.

    У меня самого нет ни украинских корней, ни родственников или близких знакомых в Украине. Мое знакомство с Украиной исчерпывается тем, что я несколько раз в детстве бывал в Крыму, в Евпатории. Из этого не следует, что мне должно быть все равно, что делается в Украине. Я следил и за событиями 2004 года (оранжевой революцией). Был разочарован тем, что тогдашнее украинское правительство не оправдало надежд. Никакого предубеждения против украинцев как этноса (и против украинских националистов) у меня никогда не было. Ну и, разумеется, за последним Майданом я тоже следил.

    Сейчас для меня Украина – это, прежде всего, пример того, как люди, объединившись и победив страх, обретают свободу.

    Это пример не только силы духа и героизма, но и технологий противостояния с диктаторской властью. Очень интересный, важный и полезный для всех, кто хочет свободы для своего народа, пример, который надо анализировать, изучать в деталях, выявлять общие закономерности, учиться у украинских революционеров науке побеждать тиранию.

    Думаю, единственной причиной, которая побудила нынешнюю российскую власть разжечь войну против Украины, является желание уничтожить этот пример, чтобы у российских сторонников свободы не было перед глазами образца для подражания. А «имперские амбиции» – это маска, это набор лозунгов для внутреннего употребления, в которые российская «элита», разумеется, сама не верит, но использует их для «доведения до кондиции пушечного мяса». 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив