Свастика на закуску

    «А вдруг придется вспомнить совместный парад Красной армии с вермахтом»

    Без свастики Без свастики


    Москва, Апрель 13 (Новый Регион, Вадим Довнар) — Совершенно случайно я оказался в Берлине, когда на местные экраны вышел фильм «Бесславные ублюдки», пишет на snob.ru Игорь Мальцев. «Без особого удивления отметил, что в прокатный постер фильма было внесено одно изменение – со знаменитой каской, что висит на окровавленной бейсбольной бите, а также с печати с орлом поверх названия были удалены свастики. Орел есть – только держит он пустой кружок.

    Никто не удивляется – потому, что символика тут запрещена. Ровно настолько, что, например, песенку «Знамена ввысь»/Die Fahnen Hoch нельзя исполнять публично, даже без слов. Хотя все знают, что вообще это старый шведский лютеранский псалом, который стал сначала песенкой моряков, а только потом неофициальным нацистским гимном “Хорст Вессель”. И еще много чего нельзя – и это понятно – немцы всячески дистанцируются от своего прошлого.

    А миру было бы странно видеть опять свастики, даже их тень – на улицах немецких городов. Слишком прямая связь, которую уже много лет пытаются разорвать – к лучшему.

    В советских фильмах про войну – полно свастик и орлов. Единственное, что волновало цветокорректоров «Мосфильма» – чтобы цвета нацистского знамени были не слишком красными – чтобы не было вполне очевидного отсыла к красному коммунистическому флагу. Сами свастики никого не волновали.

    На Параде Победы 24 июня 1945 года советские солдаты несли штандарты гитлеровских дивизий, который раскатали в труху. И никого не волновало, что на Красной площади появились свастики и надпись «Дивизия Адольф Гитлер». Наоборот – всеобщее ликование «Хотели в Москву? Вот вам Москва».

    Это — ощущение победителя. Враг повержен. Со всеми своими орлами, свастиками, римским приветствием, римскими шантдартами, арихитектурой Шпеера, черными мундирами Хуго Босса и мертвой головой на высокой тулье. Да, и красным рабоче-крестьянским знаменем с белым кругом заодно.

    Все эти годы, пока страна понимала, что она победитель, никакой истерики вокруг нацистских символов не наблюдалось – они в общественном сознании были повержены в прах. Иначе никакого смысла в Дне Победы бы не было вовсе.

    И вдруг что-то изменилось. То смоленскую журналистку начинают судить за то, что она опубликовала старое фото из хроники про оккупацию Смоленска. То приходят и обвиняют в нацисткой пропаганде продавцов пластиковых игрушек. В обществе расходятся круги недоумения – такие правила игры не были прописаны в программе народа-победителя. Уж никто не знает — стоит ли публиковать фотографии парада Победы 45 года – потому что – о боже мой, там опять свастики.

    А вдруг кому-то придет в голову доказать, что это и есть самая настоящая пропаганда нацисткой символики и ее публичная демонстрация? Ну, ладно, там с Парадом Победы, тут можно даже самому тупому оперуполномоченному объяснить. А вдруг придется вспомнить совместный парад частей Красной армии комбрига Семена Кривошеина с вермахтом в Брест-Литовске – со всей фанаберией?



    Фотодокументы–то никуда не денешь в цифровую эпоху. Это вам не архивы закрывать на сто лет и изымать старые газеты. И можно, конечно, замазывать бундесверовский крест на всех пластмассовых модельках танков. Ревнители чистоты жанра они обычно люди малограмотные – они не в курсе, что на сегодняшних немецких танках тот же самый крест. 

    С играми и игрушками — все то же самое – для русских детей – пластмассовые солдатики в немецкой форме – это противник, про которого известно, что он несмотря ни на что был побежден. Давайте дадим детишкам вместо фашистов для игры в войну инопланетян.

    Вообще–то попахивает ксенофобией. Образ другого как врага. Нет уже – каков был враг таким его и надо показывать.

    У нас нет комплекса неполноценности или вины по поводу германского фашизма и его пропагандистского обеспечения. И в общем нам уже глубоко плевать на эти значки. Мы знаем как они штабелями лежали у кремлевской стены.

    Пока только какой-нибудь идиот не станет из свастики делать коловрат, бубнить что-то про арийские корни и утверждать, что он за Россию для русских и тянуть ручонку в римском приветствии. А вот это уже – наши собственные разборки, которые не имеют отношения к истории взлета и падения германского народа. И собственные комплексы.

    Охота за значками к этому отношения просто не имеет никакого. Или что-то случилось, и у нас уверенность в собственной победе над фашизмом тоже трансформировалась в комплекс вины и страха? Это что-то новенькое.



    Судя по тому, как например, в США относятся к нацистской символике эпохи Третьего рейха, американцы считают себя победителями – никто не гоняет коллекционеров, собирателей меморабилии и т. д. В общем, относятся свысока, как и полагается гражданам страны-победительницы. Но у них свои комплексы и изгнание бесов. За свастику на майке ты ничего не получишь, а за слово nigger – по полной программе. У кого что болит, тот то и вычеркивает из текста, как известно. И даже нашим пропагандистам не придет в голову назвать Америку нацистской страной.

    Зачем вписываться в нелепую унизительную гонку. Дело дошло до того, что в одном городе потребовали убрать макет самолета финских ВВС потому, что на нем в полном соответствии с историческим фактом красуется голубая свастика, которая официально названа символом военно-воздушных сил Маннергейма 18 марта 1918 года, когда про германский фашизм никто не слыхивал.

    Кстати, в 45-м ее убрали. На всякий случай. У финнов тоже свои комплексы – чтобы их не ассоциировали с немцами, потому что у них типа была «своя собственная война – сепаратная».

    Если нам ориентироваться на все комплексы окружающих нас народов, больших и малых, то надо тогда уже и Вагнера запретить играть и ставить.

    Ах, да с Вагнером тут недавно тоже нехорошо получилось…

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив