Стратегически русские работают на ИГИЛ

    Бомбардировками перегоняют население на их территорию

    <p>На территории ССА убивают гражданских и уничтожают инфраструктуру</p>

    На территории ССА убивают гражданских и уничтожают инфраструктуру



    Бейрут-Киев, Февраль 24 (Новый Регион, Вадим Нанинец) – Офицер Свободной Сирийской Армии в эксклюзивном интервью «Новому Региону» анонимно рассказал о войне в своей стране, о роли России в конфликте. Первую часть интервью читайте здесь.

    Продолжим разговор о стратегии России. Как вы считаете, в чем она состоит, и работает ли она?

    Надо признать, что российская авиация оказалось эффективной. Особенно в деле поддержки наземных подразделений Асада, которые состоят в основном из шиитских иностранных боевиков. Эта эффективность достигается в основном просто большим количеством вылетов, и большой массой применяемых боеприпасов, а также предельной концентрацией удара по площади. Имеется ввиду как общий тоннаж сброшенных бомб, так и вес каждой бомбы. Основной российский бомбардировщик в Сирии – это фронтовой бомбардировщик Су-24. И он может поднимать в воздух до 7 тонн бомбовой нагрузки. Войска Асада смогли продвигаться вперед только благодаря мощи самолетов Путина. Мы это увидели в южных регионах провинции Алеппо. Следует добавить, что войска Асада – понятие условное. Это не собственно правительственная регулярная армия Башара Асада. Как таковая, она уже уничтожена. Наступления ведут почти исключительно иностранцы-шииты – ливанцы, иранцы, иракцы и в последнее время – уже и афганцы.



    Русские сделали свои выводы после попыток наступления сил Асада под городом Хама. Тогда ССА массово применила американские ракеты ТОУ, и за один день сожгла 10 танков Асада. После этого боя русские перешли к стратегии «выжженной земли» в полосе наступления наземных сил.

    Русские стали гораздо агрессивнее, при том, что объемы оружия, получаемые ССА, остались неизменными. Мы получали и получаем оружие в тех же объемах, что и до прямого вмешательства русских.

    Русские стали гораздо агрессивнее воевать именно с ССА, потому что поняли, что именно ССА с американскими ракетами ТОУ являются главной угрозой силам Асада, и главной причиной потерь. Поэтому вся мощь ВВС России сконцентрирована против нас. Количество вылетов с начала зимы возросло до 20-30 в сутки.

    Причем русские значительно улучшили точность своих ударов. Главной целью для них является уничтожение именно наших складов с противотанковыми ракетами. Поскольку русские массово применяют именно тяжелые неуправляемые бомбы, или тем более кассетные, то попутной жертвой становятся и гражданские объекты.

    И что вы собираетесь делать с такой ситуацией?

    Ситуация для ССА складывается действительно критическая. У нас слишком много фронтов. Во-первых, мы воюем с ИГИЛ. Во-вторых, мы воюем с войсками Асада, которых поддерживает русская авиация. В-третьих, даже у себя в тылу ССА постоянно сталкивается с похищениями своих бойцов, которые совершают боевики Фронта Нусра или других радикальных групп.



    Еще скажу о еще одной проблеме ССА – о союзниках. У Асада есть твердые союзники – Иран и Россия. Они бросили все силы на поддержку Асада, и последовательно поддерживают этот режим. В то время как наши союзники постоянно колеблются, причем в самое ответственное время. Было, к примеру, ясно, что резолюция СБ ООН является мертвой и мы сразу предупредили наших союзников, что она не будет работать.

    С резолюцией ООН изначально все было ясно – в СБ ООН могут принять только тот вариант, на который согласится Россия. И после этого очевидного провала и особенно после прямого вторжения русских как то изменился объем помощи, который получает ССА?

    Нет, объем оружия никак не изменился. Мы получаем его в прежних объемах.

    А с русским дожди не мешают летать? А то буквально с первых дней российское телевидение даже поменяло формат сводки о погоде. Они начали не только комментировать погоду в Сирии, но и отдельно говорить, что погода идеальна именно для бомбардировок. Хотя в Сирии зимой дожди падают очень часто, если не постоянно.

    Нет, погода никак не влияет. Например, в декабре в регионе Латакия русские совершили более 500 вылетов на протяжении всего 3 дней. Были еще и самолеты Асада – Су-22. Русские бомбят с Су-24, который может нести бомбы весом в тонну каждая. Мы не можем что-то противопоставить таким тяжелым бомбам, и мы вынуждены уходить из Латакии. Это не будет означать ни конца войны, ни конца революции. Просто мы вернемся к самому началу – к тактике мелких партизанских вылазок вместо полного контроля территории.

    Самое опасное для нас – это потеря поддержки населения. Из-за русских бомбежек народ радикализируется и уходит к ИГИЛ или Фронту Нусра. Либо из-за отчаяния, либо просто потому что русские не бомбят территории ИГИЛ.

    То есть русские на самом деле помогают ИГИЛ?

    Конечно. Русские бомбят только территории под контролем ССА, убивая гражданских, и уничтожая инфраструктуру, делая территорию непригодной для жизни. Поэтому стратегически русские работают на ИГИЛ, перегоняя население на их территорию.

    Еще один момент в русской стратегии – они провоцируют Обаму или других союзников ССА на передачу переносных зенитных ракет ПЗРК. Что должно объяснить появление зенитного оружия и у ИГИЛ и применение против гражданских самолетов в соседних странах.

    Тема передачи ПЗРК нам – полностью закрытый и невозможный вариант. Это я говорю после всех встреч с теми, кто нам помогает. Это совместное решение всех стран. В первую очередь потому, что они боятся за свои самолеты, которые воюют против ИГИЛ.

    Почему я поднял тему ПЗРК. Уже более полгода русские вбрасывают дезинформацию о передаче Украиной ПЗРК ИГИЛ. Потом даже начали забрасывать тему и о передаче тяжелых зенитных комплексов Печора. Но теперь острие русской пропаганды переместилось с Украины на Турцию. Как вы это можете прокомментировать?

    Не могу сказать ничего. Я не настолько глубоко разбираюсь в нюансах стратегии России против Украины.

    Какую стратегию ССА собирается противопоставить русским бомбежкам?

    Никакой.

    Кроме только прямого столкновения между Россией и США?

    Скорее кроме прямой политической договоренности. Должна быть какая-то именно двусторонняя договоренность именно между США и Россией. Все другие страны, вовлеченные в сирийскую войну, не имеют военных ресурсов диктовать свою волю – ни Иран, ни Турция с Саудовской Аравией. Решать судьбу Сирии могут только американцы и русские между собой.

    Русские давно намекали на передачу власти от Башара Асада другим, приемлемым лицам. Эти разговоры велись еще с июля 2015 года. Потом начали говорить о длительном переходном периоде, на что согласились американцы.



    Конечно, единственное работающее политическое решение конфликта, как я считаю – это немедленный и безусловный уход Башара Асада от власти. Но надо быть реалистом. Это не я решаю, а другие игроки. Причем есть различия и в лагере спонсоров Башара Асада – между Россией и Ираном. Россия была не против ухода Башара Асада, Иран же жестко стоял на том, что Асад должен остаться.

    Этот раскол между союзниками мы видим и на передовой. Например, русские выдернули из-под иранского контроля так называемые Народные Комитеты Сирии, которыми управляли в последнее время иранцы, и вернули под контроль собственно Башару Асаду.

    Для сирийцев русские являются более приемлемым вариантом, чем иранцы. В первую очередь потому, что Россия – это все-таки светский режим, в то время как иранцы – сектанты.

    Комментарий: имеется в виду, что иранцы во всех странах, где имеют влияние, всегда опираются исключительно на шиитов, которым дают и деньги и оружие. Самый явный пример – Ливан и движение «Хизбулла», которое смогло сформировать большинство в парламенте только после серии убийств антисирийских депутатов суннитов и христиан. Однако ирония заключается в том, что иранские методы – это полная копия кремлевской стратегии «русского мира», с тем же самым окучиванием этнических русских общин в других странах, как это делает Иран с шиитами. Оппозиция в Сирии опасается, что Иран в Сирии будет продолжать делать ставку исключительно на алавитское меньшинство (12-13% населения Сирии), в то время как большинство составляют арабы-сунниты – около 60%.

    Ок. Но что русские могут предложить сирийцам в случае своей победы и установления своего доминирования, учитывая постоянно ухудшающееся состояние российской экономики? Если даже сейчас у них еще есть деньги на войну, то откуда они будут брать деньги на восстановление того, что сами разрушили?

    Я в общем в курсе, что происходит с российской экономикой. Но я хочу не забегать в далекое послевоенное будущее, а хочу сказать о том, что вижу сейчас. Россия создает впечатление, что у нее деньги есть. В первую очередь, есть деньги на саму войну. Не только на бомбы и керосин для самолетов, но и на масштабную реконструкцию авиабаз, которые они заняли для своих самолетов. Вот этот фактор имеет значение здесь и сейчас.

    А сейчас, похоже, у вас не остается никакого иного выхода, кроме как изучать вьетнамский опыт закапывания в землю времен войны с американцами?

    Похоже, что да.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив