Семь китайских ультиматумов Путину

    У Пекина появились новые рычаги для давления на Россию

    Председатель КНР Си Цзиньпинь и президент России Владимир Путин Председатель КНР Си Цзиньпинь и президент России Владимир Путин


    Пекин-Москва, Сентябрь 30 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – Многие, наверное, еще не забыли историю, как утром 3 сентября Путин летел в Монголию и от нечего делать «набросал семь шагов для разрешения украинского кризиса». У этой истории была предыстория.

    1 сентября самая влиятельная газета КНР «Жэньминь жибао» (официальный орган ЦК КПК) опубликовала «семь важных мер» для углубления сотрудничества России с Китаем. По дипломатическим канонам, передавать ультиматумы — это функция послов. Вот и автором этой публикации выступил посол КНР в РФ Ли Хуэй.

    Первая «важная мера»: «Следует продвигать тесное взаимодействие в финансовой сфере, особенно расширить масштабы прямых расчетов в национальных валютах в торговле и инвестициях». О какой именно национальной валюте заботится Китай, догадаться нетрудно, но посол не понадеялся на догадливость Путина и после перечисления всех мер специально уточнил: «В прошлом году Китай и Россия подписали контракт на поставку и реализацию нефти, в течение 25 лет РФ поставит в КНР 360 млн т сырой нефти, общая стоимость контракта достигает $270 млрд. Во время визита Путина в Китай стороны также подписали газовый контракт на 30 лет общей стоимостью в $400 млрд. Я надеюсь, что в список этих стратегически важных и символических контрактов постоянно будет добавляться новое существенное содержание, особенно проекты по созданию большого самолета, а также в области высоких технологий и военно-технического сотрудничества». Таким образом, 25 лет поставок нефти и 30 лет поставок газа из России Китай хочет оплачивать не американскими долларами, а своими юанями. На эти юани Россия сможет накупить уйму товаров — разумеется, китайских.

    Однако посол имел в виду не только это. Говоря о необходимости «прямых расчетов в национальных валютах», он не ради красного словца вслед за торговлей упомянул об инвестициях и не зря добавил к нефтегазовым контрактам еще и проекты «по созданию большого самолета» и др. Инвестором в этих проектах будет именно КНР, а Россия предоставит территорию. В частности, «большие самолеты» будет строить Иркутский авиационный завод. Сейчас научно-производственная корпорация «Иркут» работает над созданием пассажирского самолета «Иркут МС-21», который должен стать конкурентом среднемагистральных Boeing-737 и Airbus-320/321. Коммерческие полеты первых экземпляров запланированы на 2017-18 гг. Меморандум о сотрудничестве в этом проекте был подписан российской и китайской сторонами 20 мая нынешнего года в Шанхае. Но Китай наверняка захочет сначала посмотреть, будет ли этот самолет реально превосходить своих конкурентов, и только затем решится инвестировать в серийное производство. Инвестировать, судя по словам посла, КНР намерена юанями.



    «Важные меры» со второй по шестую перечисляют конкретные направления сотрудничества по различным отраслям. Направлений этих в общей сложности набралось несколько десятков — от «комплексно разрабатывать минеральные ресурсы» (скорее всего, российские) до «улучшать условия для торговли сельскохозяйственными продуктами» (по-видимому, китайскими) «и для сельскохозяйственного производства» (по-видимому, китайского в России). После подписания в мае нынешнего года газового контракта было много «утечек информации» о том, что Пекин согласился на эту сделку под обязательство Путина отдать Китаю в концессию сотни тысяч квадратных километров российской земли вместе с имеющимися там природными ресурсами (лес, рыба, золото, другие ценные металлы). Пришла пора выполнять обещанное.

    Наконец, в последней, седьмой «важной мере» указывается: «Надо развивать инфраструктуру для трансграничных перевозок, в том числе продвигать строительство переходных мостов Хэйхэ-Благовещенск и Тунцзян-Нижнеленинское, оптимизировать проход китайских товаров через железнодорожную сеть РФ, а также улучшить транзитно-транспортные условия дальневосточных портов и северных фарватеров». Тут все логично: китайские товары нужны, чтобы было чем отоваривать юани. В то же время аналогичного облегчения условий для проникновения российских товаров в Китай не предусмотрено — там их не ждут.



    И еще о предыстории. Летом, то есть до появления «семи важных мер» в «Жэньминь жибао», верные путинцы то и дело бахвалились в российских СМИ, что Россия перейдет с доллара и евро на юань, с западных кредитов на китайские и т. п. Уже тогда напрашивался вопрос, они добровольно это делают или их заставляют старшие китайские братья. Сейчас ответ можно считать известным, и впору задаться другим вопросом — когда Путин ввел запрет на импорт европейских и американских продуктов питания, он это делал чтобы отомстить Западу или чтобы подготовить россиян к изменению рациона?

    О дальнейшем развитии событий известно, что 6 сентября появились сообщения о концентрации Китаем своих войск у российской границы, 11 сентября Путин объявил внезапную проверку в течение недели боеготовности всего состава войск Восточного военного округа, а Минобороны РФ приказало перебазировать на Дальний Восток часть авиации Центрального военного округа. 18 сентября проверка завершилась, но 19 сентября началось стратегическое командно-штабное учение «Восток-2014» с участием около 100 тыс. военнослужащих, которое длилось до 25 сентября.

    В любом случае благодаря газовому контракту Пекин получил механизмы влияния на Кремль, а теперь у Китая появился новый рычаг давления на Россию. Пекин может быть уверен, что если китайская армия решит «восстановить историческую справедливость и вернуть исконно китайские территории», то Запад выскажет глубокую озабоченность — и только.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив