Руками послушной Москвы Китай строит Большую Азию – от Шанхая до Санкт-Петербурга

    Сотрудничество может обернуться неожиданными результатами

    Китай руками Москвы завоевывает новое геополитическое пространство. Китай руками Москвы завоевывает новое геополитическое пространство.


    Киев, Июнь 08 (Новый Регион, Анатолий Васильев) — Вне всякого сомнения, украинский конфликт заставил Россию сблизиться с Китаем, однако это вовсе не означает, что в отношениях между этими странами не существует никаких проблем, пишет Business Insider.

    Одним из основных побочных продуктов сближения Москвы с Пекином станет «расширенное» сотрудничество в Средней Азии, как говорит Александр Габуев, старший научный сотрудник и руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги.

    «Наибольшее воздействие от укрепления российско-китайских отношений ощутит на себе Центральная Азия — то есть Афганистан, Монголия и пять постсоветских государств Средней Азии», — пишет Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги, в своей статье о российско-китайском альянсе.

    «В результате, вероятнее всего, возникнет торговая и инвестиционная зона, охватывающая центральную, северную и восточную части Евразии. Поскольку Китай станет ее движущей силой, этот регион можно будет назвать Большой Азией — от Шанхая, ее делового центра, до Санкт-Петербурга, ее аванпоста на границе с Европой».

    Мы уже стали свидетелями нескольких инициатив, предложенных Пекином и принятых Москвой, таких как Экономический пояс Шелкового пути, разработка Северного морского пути, высокоскоростная железнодорожная магистраль, которая должна соединить Москву и Пекин, и Шанхайская организация сотрудничества.

    «Путинская концепция “Большой Европы” от Лиссабона до Владивостока, объединяющей Европейский Союз и Евразийский экономический союз, постепенно вытесняется концепцией “Большой Азии” от Шанхая до Санкт-Петербурга», — пишет Тренин.

    Между тем, несмотря на совместные инфраструктурные проекты и политическое сотрудничество, в Средней Азии далеко не все гладко.



    «Взаимно полезные и с виду дружелюбные по отношению друг к другу, бывшая сверхдержава и потенциальная сверхдержава ведут соперничество за господство в Евразии», — пишет Анита Индер Сингх (Anita Inder Singh), профессор Центра мира и урегулирования конфликтов в Нью-Дели, в своей статье, опубликованной на сайте издания Diplomat.

    «Пока Россия выстраивает свою стратегическую ось в восточном направлении и пытается сохранить влияние в Центральной Азии, Китай продвигается на запад с намерением стать великой евразийской державой».

    Источником напряженности является тот факт, что Китай стал главным кредитором соседей России (то есть тех государств в Азии, которые прежде входили в состав Советского Союза и которые сохранили тесные связи с Россией после его распада в 1991 году). Между тем, Россия, испытывающая финансовые трудности, не может предложить им такие же «щедроты и инвестиции», как Пекин.

    Китайские инвестиции в энергетический сектор Казахстана «раздражают» Россию, как пишет Сингх, а Туркмения (занимающая четвертое место по объемам запасов природного газа) ищет «новые экспортные маршруты для сведения к минимуму своей зависимости от российских трубопроводов».

    Как пишет Сингх, постсоветские государства боятся, что Россия может «использовать ЕАЭС для шантажа и усилить их зависимость от слабеющего рубля». (Мы уже видели, как Казахстан отверг предложение России ввести единую валюту.)

    Между тем, «Россия поддерживает экономическую деятельность Китая, а российские чиновники и аналитики пишут о четком разделении обязанностей, которое устраивает обе стороны: Китай обеспечивает экономические инвестиции, а Россия отвечает за безопасность и использует свое политическое влияние», — пишет Александр Кули (Alexander Cooley), профессор колледжа Барнарда.

    Однако это разделение между политическими и экономическими функциями не всегда работает. Как пишет Кули,

    Россия «негласно противостояла или медлила практически по каждой масштабной экономической инициативе», которую Китай предлагал в рамках Шанхайской организации сотрудничества.



    «Россия не хочет и дальше повышать возможности Китая, даже в рамках многосторонних альянсов, поскольку она стремится продвигать свои собственные региональные экономические структуры», такие как Евразийский экономический союз или российско-казахский Евразийский банк развития, как пишет Кули.

    «В частных беседах представители Китая говорят о недовольстве Пекина такой скрытностью России, но несмотря на это Китай все же продолжает вести свою экономическую деятельность в рамках их двустороннего альянса», — добавляет он.

    Учитывая все это, Китай знает, что пока он должен на публике представлять свои отношения с Россией как «дружбу равных», поскольку это поможет ему достичь своих экономических и политических целей в регионе и во всем мире.

    «В рамках Шанхайской организации сотрудничества Россия играет неформальную роль соруководителя вместе с Китаем. Пекин также уважает установленные Москвой красные линии в вопросах о заключении военных альянсов и создании военных баз на территории бывшего Советского Союза, — пишет Тренин в своей статье о российско-китайском альянсе. — Это резко контрастирует с западной политикой расширения НАТО и Евросоюза на пограничных территориях бывшего Советского Союза в Восточной Европе».

    «Послушная Россия предоставит Китаю больше ресурсов для того, чтобы он смог подготовиться к решающей битве за статус великой державы в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Россия может превратиться в площадку для испытания Китаем его моделей мирового господства (особенно в финансовой сфере), которые Пекин хочет реализовать».

    В любом случае, когда речь заходит о политическом партнерстве России и Китая, все вовсе не так просто, как кажется на первый взгляд.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    28 Апреля

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив