Российский Кузбасс и химера Новороссии

    Что проиходит в Кемеровской области в связи с событиями на Донбассе

    kemschool11.ru


    Кемерово – Киев, 28 Июля (Новый Регион, Константин Зельфанов) – «Новый Регион» публикует статью кузбасского журналиста Дмитрия Шипилова «Ближний свет» о том, как власти Кемеровской области реагируют на последние события в Украине. 

    «Представьте: в вашем доме провалилась внутрь крыша – от ветхости – пишет журналист. – Разрушается фундамент, сгнили рамы и повело дверные косяки, и того и гляди обрушатся перекрытия. Соседский дом, надо сказать, находится не в лучшем состоянии, но, определенно, чуть поновее, да и территория, на которой он стоит, почище. И вместо того, чтобы собрать всех жильцов и взять в руки инструменты, хозяин начинает обсуждать ситуацию у соседа – дает советы, как менять стекла, какую краску наносить на фасад, какую плитку он хотел бы видеть на дорожках, да и вообще все чаще и чаще произносит вслух мысль о том, что неплохо бы и ему самому заняться ремонтом в соседском доме. После того, как въехать в рядом стоящие хоромы. Ну и, конечно, по-соседски так обсуждает жизнь жильцов: мол, и сыновья там сплошь нацисты, а дочери — проститутки. Свои-то все хоть и с «Айфонами», но под вечным алкоголем и со струпьями, и все норовят ноги на стол положить. Нет бы игрушку отнять и вылечить, отмыть да хорошим манерам обучить, но предложения там в голову приходят кардинальные: у своих недостатков не замечая, чужих отпрысков нужно истребить — в соседский дом же намечается скорое заселение на правах то ли разбавленного водой на киселе родства, то ли в лучших мародерских традициях. 

    Да, это про Россию и Украину. Но первая велика, а вторая – далеко, и, наверное, лучше сузить поле для обзора. Например, до Донецкой и Кемеровской областей.

    «Донбасс и Кузбасс по-прежнему пытаются представлять в России близнецами-братьями – эта родовая травма еще с советских времен сложилась»

    Донбасс и Кузбасс по-прежнему пытаются представлять в России близнецами-братьями – эта родовая травма еще с советских времен сложилась. Там уголь и черная металлургия, там трудовая элита (по крайней мере, когда-то была), там решалась судьба страны: в Кузбассе в 1989-м, а в Донбассе – сейчас. В обеих областях максимально безвольное население – Кемеровская область превратилась за последние 15 лет если не в сибирскую Чечню, то в заснеженный Туркменистан уж точно, ну а про химеру Новороссии вы прекрасно знаете и без меня. Но если жителям Донбасса до жителей Кузбасса дела никакого нет, то сибирский интерес к событиям на юго-востоке Украины стал дороже происходящего в собственном доме.

    Местную традицию положил, конечно же, областной начальник. Губернатор Кемеровской области Аман-Гельды Тулеев стал одним из первых региональных руководителей, кто откликнулся на российско-украинский конфликт, предложив донецким шахтерам перебраться в Кузбасс. Для экспатов сибиряки готовы были запустить аттракцион невиданной щедрости – в марте власти отрапортовали о возможности принять как минимум тысячу семьсот беженцев с Украины, для которых на выбор предлагалось двадцать шесть тысяч вакансий. Чуть позже стали известны подробности грядущего великого трудоустройства лучших представителей братского народа – тесно связанный с областными властями холдинг «СДС» обнародовал свои потребности в рабочей силе извне, озвучив при этом зарплаты, под которые зазывались в Россию украинцы. Так, например, на вагоностроительный завод в Прокопьевске требовались токари и сварщики – заработная плата должна была составить от тридцати до сорока тысяч рублей. «Сибирскому деловому союзу» нужны также каменщики – с зарплатой в 50-60 тысяч. И проходчики с горнорабочими – за 30–40 тысяч рублей. Но это в пресс-релизе, на деле же заработная плата токаря пятого разряда на вагоностроительном заводе в Прокопьевске составляет лишь пятнадцать с половиной тысяч рублей, и, мне думается, за те фантастические 30-40 тысяч нашлось бы немало сибиряков, готовых занять искомые вакансии. Потому что в Кузбассе последние годы с нормально оплачиваемой работой дела обстоят, мягко говоря, не очень хорошо. Да и в тот момент, когда губернатор приглашал беглецов с Украины в сибирские просторы, в Кемеровской области был зафиксирован рост безработицы – Минтруд отчитался о ее росте в Кузбассе на 2,5%, в то время как общая численность безработных в стране сократилась на 1,7%. 

    Щедрость властей не исчерпывалась водопадом хорошо оплачиваемых вакансий – Тулеев заверил, что беженцам будут не только выплачены «подъемные» (20 тысяч рублей главе семьи и по 10 тысяч – на каждого ее члена), но и в течение полугода областной бюджет станет компенсировать затраты перебежчиков на аренду жилья, а также профинансирует дорожные расходы и процедуру легализации на территории РФ. Более обеспеченных сразу же завлекли перспективой покупкой квартиры по льготной цене с последующей рассрочкой – и такую же заботу о людях хотели бы на себе уже наконец почувствовать те жители Кемеровской области, которые там вообще-то родились. 

    Уже на протяжении ряда лет Кузбасс является одним из лидеров по внутренней миграции – из региона стабильно уезжает больше людей, нежели чем прибывает, а общая цифра уехавших за 17 тулеевских лет близка к полумиллиону человек. Уезжают понятно от чего – бегут от невозможности реализоваться, от низких зарплат, от гнета вертикали власти и от тотального безвластия одновременно. Их место занимают выходцы из более неблагополучных регионов Сибири, либо вовсе уроженцы стран Средней Азии, и ни тех, ни других квалифицированным персоналом назвать уж никак нельзя. В конце концов, есть кузбасское село, еще не окончательно добитое обладминистрацией – затухающее, спивающееся, разлагающееся. Им Тулеев руку помощи по переезду в города почему-то не предлагает, но готов открывать адаптационные центры, предоставлять льготное жилье и достойно оплачивать труд своим соплеменникам из Туркменистана и сулит золотые горы испугавшимся переменам украинцам.

    «Уже на протяжении ряда лет Кузбасс является одним из лидеров по внутренней миграции – из региона стабильно уезжает больше людей, нежели чем прибывает, а общая цифра уехавших за 17 тулеевских лет близка к полумиллиону человек. Уезжают понятно от чего – бегут от невозможности реализоваться, от низких зарплат, от гнета вертикали власти и от тотального безвластия одновременно»

    Но здесь важно вспомнить вот что: в марте, когда звучали приглашения и озвучивались баснословные для региона зарплаты, никакой волны беженцев в Россию еще не было. Вообще, это очень удобно с политической точки зрения – отрапортовать о готовности предоставить помощь, которую оказывать даже и не собирались; администрация Кемеровской области уже давно живет в тщательно создаваемой ее реальности – пресс-релизы с популистскими заявлениями там прекрасно заменяют статистику. 

    Беженцы с Украины тем не менее до Кузбасса добрались – в меньших объемах, чем того хотела бы региональная власть, и в Новокузнецке и в Кемерове даже сформировались своеобразные гетто сбежавших то ли от гражданской войны, то ли в поисках лучшей жизни. Глава кемеровской общины Людмила Богаченко уже стала узнаваемым лицом – охотно дает интервью корреспондентам кузбасских СМИ, рассказывая об ужасах, которые пришлось пережить в Украине ее семье. Но не спешите сочувствовать: к Луганщине с Донеччиной она не имеет никакого отношения – жила под тихим Житомиром, где не было ни военных действий, ни бесчинств «Правого сектора», но это тем не менее не мешает ей о них рассказывать, не подкрепляя свои слова какими либо фактами. Зато из текста становится понятно, что Богаченко сбежала с Украины со своим 33-летним сыном, потому что тот испугался перспективы попасть под мобилизацию. Она говорит, что тех, кто отказывался встать в ряды защитников суверенитета своей страны, «попросту расстреливали на месте при сопротивлении», снова не приводя никаких фактов своим словам – и видимо, расстреливали так же, как «распяли» на Первом канале трехлетнего мальчика из Славянска. 

    Но самое ценное в этом разговоре другое (хотя еще ценнее комментарии к интервью с ней). Богаченко, ставшая своеобразным послом Украины в Кузбассе, признается, что никогда раньше не интересовалась политикой – до Евромайдана. Впрочем, это не мешает ей теперь сидеть в тихом и спокойном городе Кемерово, и рассказывать мне о том, что происходит в моей собственной стране, указывает, как мне нужно думать, что мне нужно делать, и кого кем считать.

    «Это очень удобно с политической точки зрения – отрапортовать о готовности предоставить помощь, которую оказывать даже и не собирались; администрация Кемеровской области уже давно живет в тщательно создаваемой ее реальности – пресс-релизы с популистскими заявлениями там прекрасно заменяют статистику»

    «Путин поступил правильно, когда пресек в зародыше бунтарей, тем самым он избежал тех последствий, которые мы сейчас видим в Украине. У вас, на самом деле, удивительный президент – он заботится о людях. Просто многие не понимают в полной мере, что происходит, и пытаются высказать свое мнение, при этом, не осознавая, что они говорят и делают. Есть и те, кто отдает отчет в своих поступках и делах, но они так поступают в своих личных интересах, а не ради всеобщего блага», – говорит Богаченко. 

    Это раньше города брали обаянием, а теперь – исключительно наглостью. 

    То, что Богаченко и компания осели именно в Кузбассе, неудивительно – вата к вате, как говорится. То, что Украина лишилась несколько десятков таких вот граждан, предпочетших побег из государства, носителем гражданства которого они являются, причем сбежавшим в самый тяжелый для родины момент – плюс для самой Украины. Главное, чтобы старания этих новых патриотов Путина не остались напрасными, и, мне кажется, уже к осени многие из украинских беглецов в Кузбассе обзаведутся собственной недвижимостью. Для региона, где многие до сих пор живут в бараках послевоенной постройки и о квартире в новостройке могут лишь мечтать, не впервой раздавать недвижимость случайным людям. 

    На этом взаимоотношения Кузбасса и Донбасса можно было бы считать исчерпанными, но губернатор Тулеев, похоже, является одним из ярых сторонников принципа внешней политики России, который очень четко сформулировал журналист Андрей Мальгин. Этот принцип прост и бесхитростен – «Помочиться в суп соседа».

    В следующий раз в федеральные новости Аман-Гельды Тулеев пробивается в мае, призвав донецких шахтеров к бессрочной забастовке: «Горняки Кузбасса понимают, что у донецких шахтеров не осталось другого выхода, кроме как выйти на всеобщую бессрочную забастовку. Все жители Кузбасса выражают свою полную поддержку и солидарность с горняками Донбасса, отстаивающими свое право на самоопределение и мирную жизнь». 

    И тут не грех напомнить, чем за последние годы заканчивались попытки шахтеров Кузбасса отстоять свое право – нет, не на самоопределение, – а на безопасный и достойно оплачиваемый труд. 

    В мае 2010 года, когда трагедия на шахте «Распадская» унесла жизни девяносто одного горняка, на центральной площади Междуреченска собрались около трех тысяч человек – главной темой стихийного митинга 14 мая стали низкая зарплата и плохие условия труда. Вечером этого же дня около двухсот человек устроили пикет у переезда через железнодорожную магистраль «Новокузнецк – Абакан», и стоило только протестующим оказаться непосредственно на путях, в дело вступил ОМОН – в течение полутора часов от народного негодования не осталось и следа, оно было выбито дубинками из самых смелых протестующих. А через пару лет – в августе 2012-го – трое шахтеров с шахты «Кушеяковская» отказались выходить на поверхность и выдвинули ряд социально-экономических требований. Их подземная забастовка закончилась так же быстро, как и началась: силами правоохранителей горняков доставили на поверхность, и уже через неделю ни один из них работником шахты не числился – всех уволили за нарушение трудовой дисциплины (но позже, по решению суда, восстановили). 

    Реакция губернатора на эти два события оказалась просто замечательной. События в Междуреченске, по его словам, были спланированы «врагами Кузбасса» (на сайте обладминистрации долгое время висел список этих самых врагов), а в перекрытии путей участвовали исключительно безработные и лидеры преступных группировок (!) маленького кузбасского городка. Он даже потрясывал перед телекамерами фотографией одного из «зачинщиков» пикета, называя того «уголовником», но когда узнавший себя на снимке шахтер обратился к Тулееву с недоумением по поводу увиденного, до опровержений и извинений Аман-Гельды Молдагазыевич почему-то решил не снисходить. Тех же трех шахтеров, что решились на подземную забастовку, тоже записали в раскачивателей лодки – поднятые ими вопросы оказались утоплены под фактом членства горняков в некоем «Русском патриотическом клубе», отчаянно, по новокузнецким меркам, борющимся со строительством мечетей и ЛГБТ-сообществом. 

    Как бы то ни было, но донецкие шахтеры проигнорировали призывы Тулеева, и не поддались на провокацию – а он знал, к чему призывал, опыт ведь по расшатыванию обстановки у него огромный. 

    Потерпев фиаско на забастовочной ниве, региональная власть принялась за полки в магазинах – четыре тысячи километров для не стали для обладминистрации преградой, чтобы запустить на вверенной им территории уже торговую войну. О первых ее результатах почему-то отчитался в своем аккаунте в «Твиттере» начальник главного управления по работе со СМИ АКО Антон Горелкин. 

    «Кузбасская торговая сеть «Чибис» отказалась продавать конфеты «Рошен», чтобы не спонсировать кровавого президента», – так и написал в социальной сети этот мастер вбросов и примитивных провокаций. 

    Сообщение не осталось незамеченным главным образом теми, кому оно было адресовано – работниками СМИ, – но кроме «Чибиса», славящегося своей лояльностью властям, другие торговые сети области не поспешили отказываться от продукции, пользующейся популярностью у покупателей. Видимо, следующим этапом борьбы господина Горелкина с Украиной станет отказ в своем рационе от сала и борща или же – даже страшно подумать! – публичное оскопление. Потому что украинцы за последний год доказали миру, что у них есть яйца, а раз патриотично ориентированным россиянам так претят чуждые физиологические признаки (вспомните про массовое бритье бород после победы на «Евровидении» Кончиты Вурст), то кастрация, несомненно, является выходом. 

    Вообще, события зимы-весны в Украине не на шутку испугали российскую политическую элиту, и дело здесь совсем не в их собственных золотых батонах и Межигорьях. История знает немало примеров, когда требующая справедливости людская масса, сносила на своем пути не только режимы, но и государства. В современной России никаких особых предпосылок для революционных настроений нет, но главное ведь подстраховаться. Вот Аман-Гельды Тулеев в далеком от Киева Кемерове и страхуется. 

    На прошлой неделе ряд СМИ опубликовали на своих сайтах прелюбопытнейший документ: распоряжение директора кемеровского детского дома №1 Надежды Коряковой, в котором она, основываясь на поручение губернатора, требует от своих подчиненных незамедлительно сообщать сотрудникам полиции о «возникновении факта деятельности оппозиционно настроенных политических сил».


    tuleev_donos2_01Распоряжение директора кемеровского детского дома №1 Надежды Коряковой


    Понятно, что события в Украине здесь являются лишь поводом, поэтому я не буду лишний раз говорить о том, что госпожой Коряковой должна бы немедленно заняться прокуратура, что данное поручение губернатора идет в разрез с Конституцией РФ и должно квалифицироваться по ряду статей Уголовного кодекса, что подобные бумажки стали в Кузбассе уже традицией – подстрекательство к незаконному сбору персональных данных и доносительству власти демонстрируют уже не в первый раз. 

    А просто процитирую мартовский пресс-релиз, где Тулеев говорит, в частности, следующее: «Вы видите, что творится на Украине: откровенные фашисты, экстремисты осуществляют вооруженный захват власти, разрушают основы государственности. В стране разгул насилия, погромы, хаос, бандеровцы. Нацисты сносят памятники, пытают, убивают людей. Общество раскололось. Пролилась кровь. И конфронтация усиливается. Украина – на грани полномасштабной гражданской войны. Люди напуганы». Поскольку Тулееву близка именно такая риторика, то будет уместным напомнить, что настоящие фашисты – а это те, кто вышел из-под крыла Немецкой национал-социалистической рабочей партии, – начинали совсем не с Дахау и не с Освенцима, а именно с гражданских прав и свобод. Как только НСДАП получила в свои руки неограниченную власть, в партии начали с запрета на инакомыслие, ввели политическую цензуру в СМИ, запретили массовые собрания. То есть все как сейчас в России, и именно поэтому, видимо, президент РФ Владимир Путин восхищается министром пропаганды Третьего рейха Йозефом Геббельсом и пишет свои речи на основе публичных заявлений Адольфа Гитлера. 

    К слову, в Украине базовый набор гражданских прав и свобод сейчас соблюдается как никогда: памятником свободе собраний является не разгоняемый властями Майдан, количество политических партий представляет весь спектр мнений и ценностей, и самое главное ими можно свободно обмениваться через СМИ – политическая дискуссия там ведется не в Интернете, а практически на каждом телеканале страны. 

    Впрочем, в Кузбассе действительно есть свобода слова – это возможность Тулеева говорить все, что вздумается, и не нести при этом за свои слова никакой ответственности. Здесь гора очень часто рожает мышь, и когда кузбасские журналисты начинают разговаривать с читателем об Украине, понимаешь, что вышеупомянутое кредо губернатора перенимается ими по полной программе. 

    Работникам местных СМИ оказалось дело даже до катастрофы рейса MH-17 на юго-востоке Украины – что удивительно, не на уровне причитаний с заламыванием рук, а на уровне журналистского расследования. Глава «Новокузнецкого интернет-телевидения» Ростислав Бардокин, видимо, помог жителям родного города разобраться со всевозможными коммунальными неурядицами, описал все имевшие место происшествия и преступления, переписал все более-менее заслуживающие внимания пресс-релизы, – и раз новостей в Новокузнецке больше не осталось, то обратил свой взор в украинское небо. Выложенный им в воскресенье текст имел смачный заголовок — «Сбитый «Боинг»: винят Россию, а ведь все совсем по-другому. Взгляд из Новокузнецка». Жираф длинный, ему виднее, да.

    «В Кузбассе действительно есть свобода слова – это возможность Тулеева говорить все, что вздумается, и не нести при этом за свои слова никакой ответственности. Здесь гора очень часто рожает мышь, и когда кузбасские журналисты начинают разговаривать с читателем об Украине, понимаешь, что вышеупомянутое кредо губернатора перенимается ими по полной программе»

    Я совсем не против как можно широкого обсуждения этой катастрофы региональными журналистами в России, правда, при условии соблюдения одного нюанса. Они будут уместны, когда исчезнут локальные белые информационные пятна – мне бы, например, хотелось узнать, что послужило причинами ряда резонансных катастроф с человеческими жертвами на кузбасских шахтах. Но почему-то местные журналисты и господин Бардокин, руководящий, «последним островком свободной печати в Кузбассе», эти темы затрагивать не спешит. «По дыркам смогут определить, чем сбили лайнер... А с чего вообще решили, что самолет сбит?... Может это серийный теракт?», — вопрошает Ростислав, забыв, однако, про несвежие трупы и американский след, что, конечно, делает картину происшествия явно неполной. 

    То есть стараются жители Кузбасса на благо жителей Донбасса. Зазывают их жить-работать, обещают кров и заоблачные зарплаты, призывают оставшихся встать насмерть в забое, отказывают продавать вкусные, но «кровавые» конфетки, расследуют дистанционно авиакатастрофу, и предпринимают массу усилий, чтобы, если украинцы вдруг решатся приехать, те не увидели здесь кузбасского Майдана. А они не приезжают, не бастуют, готовы отстраивать правовое государство даже ценой собственной жизни, наращивают продажи кондитерской продукции в Евросоюз и готовы обсудить все версии происшествия. 

    Бездуховная нация, что ни говори. Слава ей!

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив