Россия накануне нового похода в Туркестан

    Авторская колонка Олега Шро для «Нового Региона»

    <span>Если Ислам Каримов пойдет на уступки Владимиру Путину, то все будет выглядеть как мирная экспансия</span> Если Ислам Каримов пойдет на уступки Владимиру Путину, то все будет выглядеть как мирная экспансия


    Киев, Сентябрь 19 (Новый Регион, Олег Шро) – В последнее время внимание мировых СМИ переключилось с Украины на Сирию. В первую очередь это касается потока беженцев из Сирии в Европу. Страсти по этому поводу кипят нешуточные – многие высказываются относительно опасностей, которые несут беженцы Европе, с другой стороны, учитывая сложности процедуры признания беженцем, речь идет об очень жесткой фильтрации данного потока. Но тема беженцев в Европу – тема отдельная и весьма сложная.

    Второй момент – это эскалация боевых действий между силами Башара Асада, сирийскими повстанцами и ИГИЛ. В связи с этим особое место занимают сообщения об участии в боевых действиях в Сирии российских «отпускников». Это очень напоминает ситуацию, сложившуюся на Донбассе, где по неоднократным заявлениям российских властей – «российских войск нет». Тем не менее, в информационном обществе утаить присутствие российских войск в Сирии практически нереально. Собственно говоря, одним из доказательств участия российских военных в боевых действиях на Ближнем Востоке стали их личные аккаунты в социальных сетях.

    На самом деле все это свидетельствует о готовности России вести боевые действия на два-три фронта, а может даже и более. Почему Россия к этому готова? Дело отнюдь не в слабости ее оппонентов, нет – просто оппоненты не считают ее столь серьезной угрозой, чтобы реагировать на нее, затрачивая серьезные усилия.



    Почему так? Надо понимать, что долгое время Россия была хотя и специфичным, но в целом надежным и предсказуемым партнером и Европы, и США. Потому «аура» былых отношений еще сопровождает нынешние события – недаром Ангела Меркель прикладывает столько усилий, чтобы вернуть Путина в «реальный мир». В целом, российское руководство пока что тактически умело использует эту свою позицию в международных отношениях.

    Второй момент – это общая ресурсная база, которая у России просто колоссальная, особенно в сравнении с ее ближайшими соседями. Режим санкций, который ввел Запад против РФ в связи с агрессией против Украины –  в целом мягкий и направленный исключительно на российские власти. Цель этих санкций – привести Владимира Путина и его окружение в чувство, перевернуть его агрессивную матрицу восприятия реальности. Именно поэтому в России введенные санкции дополняют «антисанкциями», основная цель которых – задействовать внутренний мобилизационный эффект, сплотить общество вокруг своего фюрера. Надо признать, что тактически данную цель Россия реализовала неплохо, мобилизационный эффект действительно срабатывает – это видно по реакции российского общества, где большинство демонстрирует, по крайней мере, полную лояльность режиму. Чего стоят последние публичные заявления Валентина Гафта, которого до недавнего времени считали противником военной агрессии России против Украины и антипутинцем.

    Следует кстати отметить, что недавний российский выкидон с «моджахедом» Яценюком продемонстрировал еще одно обстоятельство, а именно – разговоры о «дворцовом перевороте» в России не более чем разговоры и фантазии – но не реальность. В действительности, если бы готовился переворот, а это возможно было бы только при слабости позиций самого Владимира Путина внутри России, такие действия против украинских властей были бы сомнительными или даже невозможными, тем не менее, они реализованы.



    Третьим обстоятельством является создание геополитического буфера между Россией и остальным миром. Одним из главных направлений явилась попытка вернуть в сферу своего влияния Украину, чтобы использовать ее наряду с Беларусью и Казахстаном в своем противостоянии с Западом. К слову сказать, и это важно отметить – это противостояние не является политическим. Ни в коем случае нельзя его сравнивать ни с «холодной войной» прошлого века, ни с «большой игрой» XIX века.

    Дело в том, что противопоставляются в данном случае не политические системы, а закон и порядок против криминала. Да, именно так – Россия не способна предложить современному миру альтернативный цивилизационный проект, неважно, в рамках западной или вне рамок западной цивилизации. Единственное, что Россия может предложить – это «ЛДНР» планетарного масштаба, реализацию антиутопии в стиле легендарного Безумного Макса или чего-то подобного.

    Если бы Россия была способна предложить иной цивилизационный проект, хотя бы даже как вариацию ныне существующего – все выглядело бы иначе. Это был бы другой мир, а действия России не напоминали бы действия держав в XVIII или XIX веках, временах революций и военно-политических экспансий в Европе и «гибридных» войн прошлого. Но Россия не сумела за последнюю четверть века научиться жить в новых реалиях. Как часто шутят: «Чему их учили по краткому курсу истории ВКП(б) – то они и построили!».

    Говоря о геополитических буферах вокруг России, кроме Украины, Беларуси, Балтии и Кавказа, нельзя забывать о Центральной Азии. В последние годы влияние Кремля в этом регионе сильно ослабло.



    Борьбу, причем экономическую борьбу, а не просто за фактор присутствия в этом регионе, ведут Китай и США. Россия получается третьей лишней. Основным и центральным игроком региона является Узбекистан, который практически 15 лет вел самостоятельную игру. Объясняется это тем, что Узбекистан является стержнем Туркестана. Речь, конечно, не только да и не столько о географическом положении Узбекистана, а в большей степени именно о его роли в регионе, как политической, так и экономической.

    Бессменный лидер Узбекистана с 1988 года нынешний президент Ислам Каримов – один из старожилов постсоветских властных коридоров. Неоднократно Узбекистан демонстрировал самостоятельную политику, вплоть до разрыва отношений с Россией, при этом сближаясь с США или Китаем. Сейчас наблюдается обратный процесс, связано это, прежде всего, с охлаждением отношений с США и введением режима санкций против руководства Узбекистана и даже членов семьи Каримова, например, против его дочери Гульнары, которой ограничен въезд в ряд стран.

    Связано все это в первую очередь с оценками состояния дел с соблюдением прав человека в Узбекистане. Под давлением правозащитных организаций, в первую очередь Human Rights Watch, и были предприняты ряд мер санкционного характера в отношении властей Узбекистана.

    В общем, ситуация в Узбекистане в этом плане очень сложная и очень похожа на российскую – практически раздавленная и маргинализированная оппозиция, ряд внутренних жестких ограничений. Все эти обстоятельства как бы подталкивают Узбекистан в объятия России, ведь даже Китай неохотно идет в проблемную страну, хотя изначально оказывал поддержку Узбекистану в его «водяных войнах» с Киргизией и Таджикистаном.

    В этом плане Узбекистан – одна из первоочередных российских целей. Условно говоря, обладание Ташкентом – это обладание ключом ко всей Центральной Азии. В Кремле это очень хорошо понимают и пользуются тем, что руководство Узбекистана, в силу своих внутриполитических и ряда внешнеполитических действий, попало в сложную и неоднозначную международную обстановку.



    С одной стороны, Узбекистан, как и Россия в состоянии пограничного конфликта практически со всеми своими соседями – Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном. Положение усугубляется существованием ряда узбекских анклавов в сопредельных странах, наряду с анклавами этих стран в самом Узбекистане. Это порождает пограничные конфликты с блокадами отдельных территорий, не связанных с «большой землей» напрямую.

    Не последнюю роль играют и упомянутые «водяные войны» из-за регулирования стока речных вод. От воды зависит сельское хозяйство Узбекистана, преимущественно построенное на оросительных системах. Да и решение экологической проблемы Аральского моря и прилегающих территорий тоже во многом определяет характер данных войн.

    С другой стороны – есть и транспортные проблемы. Так, например, доставка многих грузов из России и Казахстана в Киргизию и Таджикистан возможна только через территорию Узбекистана. Так была выстроена транспортная логистика еще в XIX веке, а в советский период она получила развитие.

    В силу этого, для «полноценного пояса безопасности» вокруг себя Россия в ближайшее время обязательно засветится и в Центральной Азии, особенно с учетом того, что в регионе сильно влияние США и растет влияние Китая. Стратегическая задача Кремля – выдавить эти две страны из региона.



    Характер действий России будет продиктован в первую очередь поведением Ислама Каримова. Если последний пойдет на уступки России, то дело будет выглядеть как мирная экспансия, но, зная несговорчивый характер узбекского лидера, – вполне допустим и вероятен острый конфликт. Россия разрешает такие конфликты террористическими методами, а для этого ей достаточно профинансировать местных исламистов, готовых идти на открытый вооруженный конфликт с узбекскими властями.

    Вполне возможно, что именно сейчас, под шумок обострения конфликта с Украиной и войной в Сирии, Россия готовит свою экспансию в Центральную Азию. При этом Путин может склонять Каримова на свою сторону, за счет демонстрации исламистской угрозы от ИГИЛ, а может готовит силовой вариант, через очередной пограничный конфликт с соседями, где Россия выступит как всегда в роли «миротворца». В самом тяжелом случае – есть вариант и нового Туркестанского похода.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив