Путин приучает россиян к продуктовому секонд-хенду (ВИДЕО)

    Власть толкает своих граждан на помойки

    Россияне собирают на свалке фрукты на самогон Россияне собирают на свалке фрукты на самогон


    Киев, Август 13 (Новый Регион, Андрей Стрелец) – За последние несколько дней Россия окунулась в поток кафкианских сюжетов. Уничтожение импортной еды, перспективы запрета на поставки иностранных медицинских средств, продажа Coca-Cola по паспортам, возможное ограничение количества скота в крестьянских хозяйствах и возвращение практики принудительного лечения душевнобольных, которое уже обсуждают в думских кабинетах, инициативы по «повышению культуры употребления спиртного» погружают российское общество в дремучий совок.

    Агрессивное бессилие

    И это на фоне сверхдорогой свадьбы путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, красовавшегося с ручными часами за 37 млн рублей, и новостей о том, что глава Совета Федерации Валентина Матвиенко питается на работе за 5 тысяч рублей в день, съедая за два обеда одну российскую пенсию.

    Уничтожение продуктов питания в бедной стране (РФ такой и является) – вопиющее кощунство, но и у него есть рациональное объяснение. Рациональное – с точки зрения Кремля.

    Во-первых, тут присутствует элемент символизма. По одной из легенд, персидский царь Ксеркс, потерпев неудачу в сражении при Саламине, приказал своим палачам высечь море. «Вина» водной стихии была в том, что волны и ветер разрушили мост, который персы построили для переброски войск, атакующих греческие позиции.

    Образ «Ксеркса, секущего море» используется в литературе в качестве аллегории, обозначающей крайнюю степень самодурства, стремление найти и наказать виновных любой ценой. Путинский режим оказался бессилен перед внешним давлением. Так называемые «анти-санкции» (по сути, продуктовое эмбарго, которое Россия сама против себя ввела) не нанесли ощутимого урона европейской экономике. Пришлось срывать злость на импортном сыре, свинине и фруктах.



    Во-вторых, идиотские, на первый взгляд, инициативы Кремля имеют утилитарный смысл. «Уничтожение» продуктов открывает государственным коррупционерам широкое поле для маневра. По документам еда будет числиться «уничтоженной», а потом эти товары всплывают в магазинах, обильно пополняя карманы вороватых чиновников. Товары с «коррупционной наценкой» будут существенно дороже.

    В Кремле осознали, что США и ЕС не намерены снимать санкции, их, напротив, усиливают. Экономика падает стремительными темпами, угрожая масштабной стагнацией, подобной той, которую СССР переживал во вторую половину 80-х годов прошлого века. Выход Ирана на нефтяной рынок еще больше усугубит состояние российского бюджета.

    Путинский режим в начале «нулевых» годов заключил с обществом негласный пакт. Люди отказались от части политических и гражданских свобод ради пресловутой «стабильности» и колбасы. Теперь, когда нефтегазовый пирог резко уменьшился в размерах, россиянам предложили окончательно отказаться от прав в обмен на «вставание с колен», бессмысленную бойню на Донбассе и новую «холодную войну» с Западом.

    Самогон из «санкционки»

    Эксперты с прошлого года задавались резонным вопросом: когда «холодильник» победит российский зомбоящик? Пока ответ отрицательный.



    «Сыроборческие» инициативы власти как раз и приучают россиян к мысли о том, что нищета является нормальным состоянием социума, копание на свалках уже не считается таким уж зазорным деянием. Следом за новостями об уничтоженных товарах, появились сообщения из российских регионов о том, что местные жители собирают уцелевшие после «уничтожения» продукты. А чего добру пропадать? «Патриотическая» публика, поддерживавшая даже самые дикие инициативы Кремля, неодобрительно отнеслась к уничтожению продуктов. «Продуктовые войны» – один из немногих случаев, когда мнения оппозиции и «охранителей» хоть в чем-то сошлись.

    Провинциальное издание «Рабочий путь» рассказало, как на Смоленщине у села Высокий Холм в Краснинском районе уничтожали продукты. На месте событий (свалка) журналисты увидели множество фруктов и овощей.

    «Если помидоры полностью уничтожены, то персики вполне пригодны для употребления. Местные жители не преминули этим воспользоваться. Селяне мешками тащат с полигона фрукты», – пишет издание.

    Местные жители забирают санкционные фрукты домой, потому что из них получается «отличная самогонка». «Для ее изготовления даже не понадобится сахар, достаточно одних дрожжей», – рассказывают радостные селяне.



    Жители, собиравшие на свалке «уничтоженные» фрукты, явно не сравнивали себя с бомжами. И даже, напротив, подбадривали себя тем, что нашли дармовое сырье для самогона.

    «Еда секонд-хенд»

    Допустим, селянам приемлемо добывать себе харч в «чистом поле». Но готовы ли российские горожане искать продукты на свалке. Как показывает печальный опыт последних лет, некоторые вынуждены были этим заниматься даже в «тучные годы», когда нефть на мировых рынках держалась на уровне 90 долларов за бочку.

    По Интернету «кочует» печальное видео, опубликованное весной этого года. Город Пушкино Московской области.

    «Мусорники около магазина «Пятерочка». Тут эти бабушки ждут, когда вынесут испорченные продукты с магазина, подбегают и начинают все хватать, драться друг с другом за испорченную еду! Выхватывают все пакеты, которые приносят в эти мусорные контейнера, ищут там еду! Кроме этих бабушек пенсионерках, в этих контейнерах живут и крысы! Я за этим ужасом наблюдаю уже пару дней, снег, дождь, ветер – бабушки тут, ждут», – пишет автор, опубликовавший видео.





    Только острая нужда могла заставить этих бабулек побираться по мусорным бакам. При этом их не смущало ни присутствие работника магазина, ни любопытные глаза прохожих, один из которых записал ковыряние в мусоре на видео.

    Эффект Пикалево

    Экономические проблемы нарастают снежным комом. Уже определены болевые точки: провинциальные городки, жители которых привыкли к относительно высокому уровню потребления, и моногорода, жизнь в которых вращается вокруг одного завода или отрасли. Они – слабое звено нынешней России.

    В РФ только по официальным данным насчитывается 319 моногородов, в которых проживает около 14 млн человек. Без поддержки из федерального бюджета им не выжить. По признанию самого российского премьера Дмитрия Медведева, из общего числа моногородов только 79 чувствуют себя более-менее стабильно. Еще 94, по оценкам Минэкономразвития, находятся на грани банкротства. Правительство создало для них специальный фонд в размере 525 млн долларов, но этих денег едва хватит на «поддержание штанов» в 20 населенных пунктах в течении года.

    Что делать жителям остальных городов, если они профессионально «заточены» под металлургическое производство, деревообработку и ТЭК? Просто так уехать в другой регион в поисках работы они не могут. Не факт, что там пригодятся их опыт и квалификация. У пенсионеров вариантов еще меньше, так как они априори менее мобильны.



    В прошлый кризис 2008-09 годов в моногородах вспыхивали акции протеста. Наиболее громкий скандал произошел в Пикалево Ленинградской области, где протестовали работники компанией «Базовый элемент» Олега Дерипаски. Только после прямого вмешательства Владимира Путина, олигарх выплатил сотрудникам предприятия 1,3 млн долларов из собственного кармана. Это была сугубо пропагандистская акция, так как даже для олигарха средней руки такая сумма не является существенной. Зато Путину предоставили возможность показать населению «крепкую руку».

    Сейчас российские олигархи (подлинные хозяева моногородов) уже не в состоянии затыкать дыры по первому звонку из правительства. И жители депрессивных регионов уже в скором будущем могут оказаться практически без средств к существованию. Как бы грубо не звучало, но именно этот сегмент населения де-факто отправили побираться на свалки.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив