Почему в России полюбили полицию?

    На фоне Крыма ситуация в других сферах воспринимается как улучшившаяся



    Москва, Ноябрь 10 (Новый Регион, Максим Домбровский) – Накануне Дня сотрудников правоохранительных органов РФ, который отмечается 10 ноября, фонд «Общественный вердикт» и «Левада-центр» представили результаты десятилетнего исследования, посвященного отношению общества к правоохранительным органам.

    «Мы разработали индекс, чтобы понимать, каковы общественные настроения. Цифра всегда нуждается в интерпретации. Часто представители МВД воспринимают эти цифры прямолинейно — например, доверие. Но за цифрой стоит некая социальная реальность, и за настроениями стоят многие причины», — сообщила руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова.

    Удалось ли за четыре года реформы МВД создать профессиональную полицию?

    Отрицательные ответы на этот вопрос в 2014 году дали 54% респондентов, положительные — 25%, еще 25% ответить затруднились.

    Рост доверия к правоохранительным органам заметен с начала наблюдений «Левада-Центра» в середине 1990-х, однако это объясняется более общими процессами. Например, в середине 1990-х около 70% респондентов говорили о росте числа уголовных преступлений, а в 2014 году число таких ответов стремится к нулю. Но это скорее говорит не о реальном сокращении преступности, а о изменениях в отношении общества к проблеме: определенный уровень преступности становится привычным.



    «Существуют международные показатели – число осужденных на 100 тысяч населения. За 2012 год в России он составил 611. В Германии, для сравнения – 66, ниже только в Норвегии и Скандинавских странах. Во всех постсоветских странах уровень агрессии значительно выше, и это, прежде всего, Украина, Белоруссия и Россия, – привел цифры директор «Левада-Центра» Лев Гудков. – Официальная статистика показывает снижение количества правонарушений, но эксперты-криминологи отмечают, что учитывается примерно 40% от реального их количества, потому что полиция регистрирует только то, что удобно раскрывать».

    Кроме уже упомянутых факторов, повлиявших на рост доверия общества к правоохранителям, Гудков назвал изменение информационного фона и демографический фактор. В 2000-х в стране фактически была установлена цензура, в том числе ведомственная: писать о случаях произвола стали меньше, а рекламировать достижения ведомств и их руководителей – больше. А поскольку преступления в основном совершают люди молодые, снижение количества преступлений, которое правоохранители ставят себе в заслугу, вполне объясняется демографической ямой, отметил руководитель «Левада-Центра».

    «Индексы сильно отличаются по разным социальным группам, и уровень беспокойства сильнее в малых городах. В Москве иначе — люди считают, что достаточно компетентны и что обладают достаточными ресурсами, чтобы отстаивать свои права, хоть конфликты между гражданами и правоохранительными органами здесь возникают чаще», — объяснил Гудков.

    Еще один важный фактор роста удовлетворенности населения – это «эффект крымской кампании». «Все социальные проблемы отодвинуты на второй план, и в связи с пропагандистской кампанией ситуация во всех других сферах воспринимается как улучшившаяся. Но если брать индекс полного доверия к полиции, то это 21%, крайне низкий уровень. Ниже только у политических партий – 18%. В целом мы видим очень низкое доверие к суду и к прокуратуре. Выше всего стоят президент, церковь, армия и госбезопасность, и это хорошо отражает структуру отношения к авторитарному полицейскому государству», — подытожил Гудков.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив