Парад китайских войск на Красной площади и будущее России

    «Это был первый в истории по Фрейду парад»

    С инспекцией С инспекцией


    Москва, Май 16 (Новый Регион, Вадим Довнар) – Пожалуй, впервые в истории войска будущего гегемона прошли по главной площади своего вероятного будущего вассала и еще по любезному приглашению правителя страны, пишет обозреватель «Новой газеты» Юлия Латынина.

    «Конечно, понятно, чего хотели в Кремле: продемонстрировать проклятым пиндосам, что надо договариваться, а если они не договорятся, как Рузвельт и Черчилль со Сталиным в Ялте, то Кремль договорится с Китаем. Проблема в том, что продемонстрировано как раз обратное. Китай не является союзником России. Он является главным бенефициаром самоубийственной политики российских властей. К примеру, Китай сейчас является главным инвестором в Венесуэлу. Китай инвестирует в венесуэльскую нефтедобычу и нефтепереработку, строит железную дорогу, 40% которой будет принадлежать Китаю, и в 2013 году он согласился инвестировать 50 млрд долларов в строительство жилья.

    Однако это не значит, что Китай является союзником великой державы Венесуэлы в деле строительства великой боливарианской революции, которую, как известно, хотят сжить со свету пиндосы, устраивая в ней нехватку туалетной бумаги и очереди в магазинах.

    Это значит, что Китай является главным бенефициаром безумной политики венесуэльских властей. А состояние передовой боливарианской экономики таково, что из 640 тыс. баррелей нефти, которые Венесуэла ежедневно поставляет в Китай, 200 тыс. не оплачивается никак, а идет в счет погашения долга. Китай также является главным инвестором находящегося под санкциями Ирана. В 2004-м Китай подписал с Ираном соглашение, предусматривающее поставку Китаю, в течение 30 лет, 270 млн тонн газа из самого богатого в мире газового месторождения в Южном Парсе.

    Государственная китайская Sinopec получила 50% нефтяных месторождений Ярдарварана. В 2007-м году CNPC подписала контракт на 3,6 млрд долл. о разработке офшорных газовых месторождений Ирана, а затем — контракт на 2 млрд долл., позволяющий разрабатывать нефтяные месторождения около Ахваза.

    В январе 2009-го последовал контракт на разработку нефтяного месторождения Северный Азадеган, на 1,76 млрд долл., а в 2011 году Иран фактически поделился с Китаем государственным суверенитетом, отдав эксклюзивные права на разработку нескольких крупнейших месторождений, в обмен на что Китай пообещал рассматривать любое военное нападение на эти территории так же, как на территорию самого Китая. После чего один из китайских генералов обронил: «Китай не поколеблется защищать Иран даже ценой третьей мировой войны». Все это, однако, не значит, что Китай является союзником Ирана в великом деле мирового джихада. Это значит, что Китай является главным бенефициаром безумной политики иранских мулл.



    То же самое — Россия.

    Первое десятилетие XXI века прошло под знаком странной геонефтегазовой иллюзии. В Кремле почему-то считали, что европейцы, в обмен на возможность позволить им инвестировать в заполярный Штокман, продадут России свои нефтегазовые сети.

    Редкая встреча президента Путина с европейским лидером обходилась без повторения этой странной формулы: «Мы вам — месторождения, вы нам — трубы». Поскольку Россия параллельно открыто давала понять, что газ она рассматривает как оружие и будет вертеть на трубе Европу, как хочет, из затеи этой ничего не вышло, и тогда-то в Кремле и заподозрили, что это все оттого, что Гейропа нас не любит.

    Тогда, ненадолго, в кремлевских умах блеснула, как алмаз, другая геостратегическая идея — договориться с арабами, создать газовый ОПЕК и врезать Гейропе другим концом трубы.

    С газовым ОПЕКом тоже вышел пшик, еще до всякого сланцевого газа, и Кремль остановился уже на третьей нефтегазовой стратегии, которая в представлении Кремля звучит примерно так: «Если вы не хотите договариваться, мы договоримся с Китаем».

    Китаем Кремль пугает Запад по крайней мере с 2007 года, и все это время договориться с Китаем просто-напросто не получалось. Не потому, что Китай был против, а просто потому, что Пекин видел, в каком направлении движется Кремль и вовсе не считал нужным покупать за половинную цену то, что потом можно будет купить за одну десятую.

    Наконец, 21 мая 2014 года, ровно сразу после наложения европейских санкций, с российско-китайского торгового фронта пришла сенсационная новость о том, что Россия наконец подписала с Китаем газовый контракт века — на разработку восточносибирских газовых месторождений, на строительство газопровода «Сила Сибири» и на поставку в Китай аж 38 млрд кубов газа (это меньше, чем мы раньше поставляли на Украину) общей стоимостью аж 400 млрд долл. Уже тогда эксперты заподозрили, что этот «контракт века» вряд ли напугает Европу, потому что даже при самом приблизительном подсчете получалось, что цена 1000 кубометров предназначенного для Китая газа куда ниже, чем цена грабительского, по мнению Кремля, контракта с Украиной. А если вычесть из этой цены умопомрачительную стоимость строительства трубы и освоения месторождений (до 100 млрд долл.), то контракт и вовсе убыточен.

    Получалось, что мы не затем подписали контракт, чтобы продавать газ, а затем, чтобы зарыть в землю деньги на строительстве «Силы Сибири», а  голым задом, согласитесь, сложно напугать не только ежа, но и гейропейского гея. Дальше выяснились душераздирающие подробности. Во-первых, был подписан не сам контракт, а очередной предварительный протокол (мудрый Пекин рассчитывал выжать из своих российских друзей еще что-нибудь). Выяснилось, что цена контракта привязана к нефти, и при нынешнем рынке никаких 400 млрд не светит, а в марте вообще промелькнуло сообщение, что строительство «Силы Сибири» может быть отложено.



    Абсолютно та же самая история произошла с Турцией, когда, после отказа Европы строить «Южный поток», вдруг сенсационно было объявлено, что Россия построит газопровод через Турцию. Европа совершенно не испугалась (с чего ей? Если русские закопают еще 100 млрд долл. в землю, чтобы создать еще одну, альтернативную линию поставки газа, что ж плохого?), а турецкий премьер тут же поправил: все только обсуждается, и если Кремль так уж хочет зарыть деньги в газопровод, пусть даст скидку на газ.

    Потом пришло известие, что День геноцида армян Путин встретил в Армении и еще употребил при этом слово «геноцид», и стало ясно, что это неспроста. Оказалось, что  не только договоренностей с Турцией нет, но и предмет для них найти трудновато, потому что катарский сжиженный газ Турция закупает вдвое дешевле российского, даже с учетом скидки, — а подрядчики несуществующего строительства тем временем работают, ведя трубу в никуда и осваивая деньги. В свое время Эвклид сказал: «В геометрии нет царских путей». Так вот — в современной экономике тоже нет царских путей. Политический вес любой страны в современном мире есть производное от ее совокупного экономического веса. Даже страны-изгои вроде  Ирана или КНДР не являются исключением из этого правила. Они обладают, если угодно, отрицательным политическим весом. Они могут нагадить и напортить, но даже их шантаж и угрозы, занимающие центральное место на их новостных каналах, редко занимают места на первых страницах западных газет.

    Всего этого Кремль не хочет понять. Вся история его взаимоотношений с Западом есть смесь лихорадочных поисков какого-то волшебного средства, с помощью которого он, Кремль, во-первых, покажет этой Гейропе, где раки зимуют, а во-вторых, сказочно разбогатеет при этом. Это дикая смесь из огрызков геополитики в духе XIX века и наивного бандитского схематоза. Проблема в том, что современные демократические государства не занимаются геополитикой в том виде, в каком ее представляют себе диктаторы, потому что любая внешнеполитическая задача для них подчинена внутриполитической задаче получить как можно больше голосов избирателей на следующих выборах.

    Россия хочет, чтобы США играли с ней в геополитические шахматы. Но при этом у России нет фигур, а с той стороны — нет игрока. Отказ же играть Кремль искренне принимает за пренебрежение и грозит США, что если те не сядут играть с ним в шахматы, то он сядет играть с Китаем. Китай — государство недемократическое — в геополитические шахматы играет. Но, поскольку он мыслит при этом тысячелетиями, а не долларами, он обыграет Кремль всухую. И парад китайских войск на Красной площади показал, увы, совершенно не то, что от него хотели. Знаете, есть оговорки по Фрейду. Это был первый в истории по Фрейду парад».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив