О Том, кого / чего не существует

    То есть о нас. О всех нас

    О Том, кого / чего не существует О Том, кого / чего не существует


    Вы возразите, что нет, мол, существуем пока, слава Богу! Вот, даже в зеркало для верности вглянул — все ОК, отражаюсь. 

    Да сколько угодно отражайтесь — это всё только кажимость. Во всяком случае, для «социальной группы лиц» прокуроров и судейских — не существуем мы для них.

    Вот, сегодня на суде по делу Максима Панфилова. Сперва прокурор, явно не имеющая ни малейшего представления о сути дела и о том, кто находится в клетке, ходатайствовала о продлении меры пресечения — «содержании под стражей» еще на 6 месяцев. Чохом, чтоб два раза не вставать. И барышне-прокурору «по назначению» вообще фиолетово, что Максим находится не «под стражей», а под принудительным лечением в «Кошкином доме» в Бутырке (это спецфилиал больницы). Нет его. Есть «под стражей», потому что так содержат всех, кого нет.

    А потом судья Аверченко начинает зачитывать принятые ей Постановления, не обращая внимания на то, что никого / ничего нет в клетке — Максима не завели — и только после пяти судорожных дерганий секретаря удосуживается на это никого / ничего взглянуть, никого /ничего не увидеть, досадливо махнуть рукой и уйти обратно в судейскую, пока этого никакого Максима таки доставят, чтобы с нескрываемой досадой начать читать заново. Читать так, чтобы никому / ничему, то есть нам всем, ничего не было слышно — зачем? Кому слышно-то должно быть, когда в зале суда никого / ничего нет!

    А прокурор, на законное и детально аргументированное ходатайство о том, чтобы Максим не сидел во время суда в клетке, а рядом с защитой, просто и доступно бросает: ну да, ЕСПЧ уже принимал решения, что клетка — это унижение человеческого достоинства, т.е. пытка, но у нас так принято: всех этих никого держим в клетке — чем этот никто лучше? И судья соглашается: да, так заведено.

    И уже совсем не удивляет на самом деле поразительный пассаж в концовке, когда решается вопрос о продолжении заседания и прокурор на голубом глазу предлагает его отложить на том основании, что посудимый был уведомлен о дате сегодняшнего заседания вчера, а по закону должен был быть уведомлен за пять дней. И судья соглашается снова. А сегодня-то как тогда решали важные вопросы: о допуске защитника (не допустили), о клетке (уже написал), о приобщении заключения Ю.Савенко (слава Богу, приобщили) и о том, будет ли процесс по ходатайству защиты закрытым ввиду необходимости оглашать медицинские данные, связанные с психиатрией (отказали — нет и не может быть нарушений прав на приватность у никого / ничего) — эти-то вопросы как суд решал, если, как он же согласился, подсудимый не был должным образом оповещен?! 


    Или теоретического подсудимого оповещать надо, потому что этот теоретический подсудимый все-таки хоть на бумаге человек, а это никто / ничто и на него закон не распространяется?

    Потому что никто / ничто. И не только подсудимый, но и защита, люди в зале, да и вообще. 
    А зеркало, в которое вы для удостоверения собственного существования посмотрелись, врет, конечно. Даже в сказке так: «врешь ты, подлое стекло!»

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    21 Июля / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив