О Берлинской стене, НАТО и России

    И путинских мифах и реалиях мира

    О Берлинской стене, НАТО и России О Берлинской стене, НАТО и России


    Вильнюс, 09 Ноября (Новый Регион, Дарюс Садковски) – Сегодня Германия торжественно отмечает 25 — летие со дня падения Берлинской стены, которая отделяла Восточный Берлин от Западного с 1961 по 1989 годы. Уродливая стена была возведена по линии границы ГДР и ФРГ. Празднования по случаю этой даты длятся уже третий день. Но основные мероприятия запланированы на сегодня, среди них — памятное мероприятие, посвященное жителям ГДР, погибшим при попытке побега через Берлинскую стену, множество концертов, которые проходят по всему городу, дискуссии.

    Выставка «Опыт Берлинской стены» близ бывшего контрольно-пропускного пункта «Чекпойнт Чарли» на улице Фридрихштрассе, открывшаяся три дня назад, будет работать еще некоторое время.

    В самом центре столицы установлена символическая инсталляция «Граница света» — цепь из 8 тысяч белых светящихся шаров. Она проходит как раз по линии 15-километрового участка стены. Сегодня с наступление темноты их наполнят гелием и запустят в небо под звуки «Оды радости» Бетховена — гимна Евросоюза как символ падения Берлинской стены.

    Надо отметить, что мероприятия проходят на фоне нового резкого ухудшения отношений между Россией и Западом. Все дискуссии и заявления политиков и общественных деятелей в эти дни в Берлине так или иначе посвещены вопросам урегулирования украинского кризиса и предупреждениям об опасности развертывания новой «холодной войны».

    Предупреждения звучат, прежде всего, руководству России, которое сейчас делает всё, чтобы возвести новую стену между ней и демократическим миром, и переписать историю в нарушении международных договоренностей. Настоящей «бобмой» стало признание экс-президента CCCР Михаила Горбачева о том, что Запад никогда не давал обещаний не расширять НАТО на восток, о чем неоднократно на протяжении нескольких лет рассказывало российское руководство.

    Как напоминание о том, что лгать и переписывать историю нехорошо, мы публикуем статью «Расширение НАТО и Россия: мифы и реалии», которую сразу после аннексии Крыма Россией опубликовал Северо-Атлантический Альянс. Сегодня она вновь звучит актуально, как никогда:

    Рассказ о  «нарушенном обещании» Запада 

    «В своем выступлении перед российским парламентом 18 апреля 2014 года Президент Путин обосновал аннексию Крыма, подчеркнув при этом, какому унижению подверглась Россия из-за несдержанных Западом обещаний, в том числе якобы данного обещания не расширять НАТО дальше границ воссоединенной Германии. Слова Путина нашли отклик среди слушателей. За двадцать с лишним лет рассказ о предполагаемом «нарушенном обещании» не расширять НАТО на восток стал неотъемлемой частью российского постсоветского самосознания. И посему неудивительно, что эта версия исторических событий вновь появилась в контексте украинского кризиса. Постоянно вспоминать о прошлом – по-прежнему самый удобный способ отвлечения внимания от настоящего.

    Но есть ли в этих утверждениях какая-либо правда? В последние годы появилось бесчисленное количество свидетельств и архивных данных, предоставивших историкам возможность пойти дальше интервью и автобиографий политических лидеров, находившихся у власти в период важнейших событий между ноябрем 1989 года, когда пала Берлинская стена, и июлем 1990 года, когда СССР согласился с членством объединенной Германии в НАТО. Но даже эти дополнительные источники не меняют фундаментального вывода: политических или юридических обязательств со стороны Запада о том, что НАТО не будет расширяться далее границ объединенной Германии, никогда не было. Однако факт появления подобного мифа не должен вызывать удивление. По причине быстрого темпа политических изменений в конце «холодной войны» возникла определенная путаница. В то время легенды рождались довольно просто.

    Договор Михаила Горбачева с Западом

    Миф о «нарушенном обещании» берет свое начало в уникальной политической ситуации, в которой оказались важнейшие политические фигуры в 1990 году, и которая сформировала их представление о будущем порядке в Европе. Политика реформ бывшего лидера СССР



    Михаила Горбачева уже давно вышла из-под контроля, балтийские страны требовали независимость, а в странах Центральной и Восточной Европы явно нарастало возмущение. Берлинская стена пала; Германия шла к воссоединению. Однако Советский союз все еще существовал, как и Организация Варшавского договора, центрально- и восточноевропейские члены которой говорили не о вступлении в НАТО, а скорее о «роспуске обоих блоков».

    Таким образом, дебаты вокруг расширения НАТО развивались исключительно в контексте воссоединения Германии. В ходе этих переговоров Берлину и Вашингтону удалось снять опасения СССР насчет того, что объединенная Германия останется в НАТО. Этот результат был достигнут, благодаря щедрой финансовой помощи и Договору «2+4», исключавшему размещение иностранных сил НАТО на территории бывшей Восточной Германии. Добиться этого также удалось, благодаря бесчисленным личным беседам, в которых Горбачева и других советских лидеров заверили в том, что Запад не воспользуется слабостью Советского союза и его готовностью вывести свои войска из Центральной и Восточной Европы.

    Быть может, из этих бесед у некоторых советских политиков и сложилось впечатление, что расширение НАТО, начавшееся с принятия в 1999 году Чешской Республики, Венгрии и Польши в члены организации, было нарушением обязательств. Некоторые заявления западноевропейских политиков, в частности, министра иностранных дел Германии Ганса-Дитриха Геншера и госсекретаря США Джеймса А. Бейкера можно в самом деле истолковать как общий отказ от какого-либо расширения НАТО дальше Восточной Германии. Однако эти заявления были сделаны в контексте переговоров о воссоединении Германии, а советские представители не уточняли, какие вопросы вызывают у них озабоченность. В важнейших переговорах «2+4», в результате которых Горбачев в конце концов принял членство объединенной Германии в НАТО в июле 1990 года, вопрос никогда не ставился. Как указал позднее бывший министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе, мысль о том, что Советский союз и Организация Варшавского договора будут распущены, а НАТО примет бывших членов Варшавского договора, в то время выходила за грань воображения действующих лиц.

    Но даже если и предположить, что уважая советские интересы безопасности, Геншер и другие в самом деле хотели предотвратить будущее расширение НАТО, им никогда не удалось бы этого сделать. С распадом Организации Варшавского договора и СССР в 1991 году сложилась совершенно иная ситуация: страны Центральной и Восточной Европы наконец-то могли утвердить свой суверенитет и самостоятельно определить цели своей внешней политики и политики безопасности. Поскольку они были нацелены на интеграцию с Западом, любой категорический отказ со стороны НАТО означал бы де факто дальнейший раскол Европы по бывшим разделительным линиям «холодной войны». Это означало бы отказ в праве выбирать союзническую структуру, закрепленном в Хельсинкском акте 1975 года. Такого подхода Запад никогда не смог бы придерживаться, ни с политической, ни с моральной точки зрения.

    Головоломка расширения НАТО

    Означает ли отсутствие обещания не расширять НАТО, что у Запада никогда не было никаких обязательств перед Россией? Осуществлялась ли политика расширения западных учреждений без учета интересов России? И вновь факты говорят об ином. Однако они также свидетельствуют о том, что преследуемые параллельно две цели – принятие стран Центральной и Восточной Европы в НАТО и создание «стратегического партнерства» с Россией – были намного менее совместимыми на практике, чем в теории.

    Когда примерно в 1993 году, в связи с растущим давлением со стороны Центральной и Восточной Европы тема расширения НАТО начала по-настоящему обсуждаться, вокруг нее велась большая полемика. Некоторые ученые наблюдатели, в частности, возражали против принятия новых членов в НАТО, поскольку это неизбежно вызвало бы враждебную реакцию со стороны России и могло перечеркнуть положительные наработки, достигнутые после окончания «холодной войны». Действительно, с самого начала процесса расширения НАТО по окончании «холодной войны» больше всего Запад заботился о том, чтобы примирить этот процесс с российскими интересами. Вот почему уже на начальной стадии НАТО приступила к созданию условий для сотрудничества, которые будут способствовать расширению и в то же время развивать особые отношения с Россией. В 1994 году под эгидой программы «Партнерство ради мира» было учреждено военное сотрудничество практически со всеми странами евроатлантического региона. В 1997 году с подписанием Основополагающего акта Россия–НАТО был создан Совместный постоянный совет в качестве специальной структуры для консультаций и сотрудничества. В 2002 году, когда страны НАТО готовились к очередному крупному раунду расширения организации, был учрежден Совет Россия–НАТО, что придало отношениям более целенаправленный и структурированный характер. Эти шаги сочетались с другими попытками со стороны международного сообщества, направленными на то, чтобы Россия заняла полагающееся ей по праву место: Россия была принята в Международный валютный фонд, Всемирный банк, Группу 7 и Всемирную торговую организацию.

    То, как проходило расширение НАТО в военном отношении, также свидетельствует о том, что необходимо было избежать враждебной реакции со стороны России. Уже в 1996 году страны НАТО заявили, что при нынешних обстоятельствах у них не было «ни намерения, на планов, ни причин развертывать ядерное оружие на территории новых членов». Эти заявления вошли в текст Основополагающего акта Россия–НАТО, подписанного в 1997 году, вместе с аналогичными ссылками на существенные боевые силы и инфраструктуру. Этот «мягкий» военный подход к процессу расширения должен был обозначить для России, что цель расширения НАТО заключалась не в том, чтобы «взять Россию в кольцо», а в том, чтобы страны Центральной и Восточной Европы были интегрированы в атлантическое пространство безопасности. Иными словами, сам метод говорил о многом. 

    Россия так никогда и не истолковала эти события с той благосклонностью, на которую надеялась НАТО. Для министра иностранных дел России Примакова подписание Основополагающего акта Россия–НАТО в 1997 году стало всего лишь «ограничением ущерба»: поскольку у России не было средств, чтобы остановить расширение НАТО, она могла взять все, что страны НАТО готовы были предложить, даже рискуя при этом создать впечатление, что она согласна с процессом расширения. Фундаментальное противоречие, присутствующее во всех органах Россия–НАТО и состоящее в том, что Россия сидит за столом и может участвовать в совместном принятии решений по ключевым вопросам, но не может налагать вето, было непреодолимым.

    Однако эти институциональные слабые стороны померкли на фоне реальных политических конфликтов. Военное вмешательство НАТО в Косово было истолковано в Москве как геополитический переворот, совершенный Западом, стремящимся умалить статус России как постоянного члена Совета Безопасности ООН. Подход НАТО к противоракетной обороне, хотя и нацеленной на третьи страны, был истолкован Москвой как попытка подорвать способность России к нанесению ответного ядерного удара. Хуже того, в результате «оранжевой революции» в Украине и «розовой революции» в Грузии к власти пришли элиты, видящие будущее своих стран в ЕС и в НАТО.

    В данном контексте доводы Запада о благонамеренности расширения НАТО никогда не смогли и, вероятно, не смогут прижиться. Призывать Россию признать благонамеренный характер расширения НАТО значит упускать из виду один из важнейших факторов: расширение НАТО, равно как и расширение Европейского союза, задумано как проект объединения континента. И в силу этого у него нет «конечной точки», которую можно было бы убедительно определить с позиций разума или морали. Иными словами, именно потому что процессы расширения обеих организаций не задуманы как антироссийские проекты, они не являются конечными и, как это ни парадоксально, обязательно будут восприниматься Россией как постоянные посягательства на ее статус и влияние. До тех пор пока Россия будет уходить от честного обсуждения вопроса о том, почему так много ее соседей стремятся взять курс на Запад, подобное положение дел не изменится, а отношения между НАТО и Россией будут по-прежнему в плену у мифов прошлого, вместо того чтобы смотреть в будущее».


    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    25 Мая / НОВОСТИ

    24 Мая

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив