Как Китай разбил иллюзии Владимира Путина

    Поднебесная отказалась спасать Россию



    Киев, Сентябрь 22 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – «Громкие сделки по экспорту сибирского газа в Китай должны были стать основой обновленного российско-китайского стратегического партнерства; теперь же Газпром неохотно рапортует о задержках и проволочках, а значит, скрыть тот факт, что основа разваливается, уже не удастся, – пишет политолог Павел Баев в статье для jamestown.org (перевод «Новое Время»). – Пекин не проявляет интереса к западному газовому «коридору» между Ямалом и Синьцзяном, отказывается вносить предоплату за прокладывание восточного «коридора» от Чаяндинского и Ковыктинского газовых месторождений до Хэйлунцзяна, и не торопится обсуждать вхождение Китая в сахалинские проекты, по которым недавно ударили санкции Запада.

    Амбициозные проекты по созданию углеводородных резервов в Восточной Сибири и Арктике на сегодня не проходят даже базовые тесты соотношения затрат и эффективности, не в последнюю очередь из-за скандально высоких операционных расходов «Роснефти» и «Газпрома». Китай отказался инвестировать в эти проекты, ожидая, что в ближайшие годы цены на нефть останутся низкими, тогда как Россия отчаянно надеется на обратное.

    Единственный вариант развития событий, который может привести к росту цен на нефть – это эскалация напряжения в районе Персидского залива. Но Китай очень чувствителен к таким перебоям с поставками и прекрасно знает, какую роль в сохранении стабильности в столь проблемном регионе играют США. Пытаясь доказать Пекину свою ценность как партнера, Москва занялась дипломатическими маневрами на Ближнем Востоке: в августе Кремль по очереди посетили иорданский король Абдулла Второй, наследный принц Абу-Даби Мохаммед ибн Зайд аль-Нахайян и президент Египта Абдул-Фаттах Ас-Сиси. Все они встречались с Путиным. Ни о каких заметных сделках заявлено не было, и даже проект по строительству атомной электростанции в Египте до сих пор не подписан, поскольку Россия не в состоянии предоставить обещанные деньги.

    Несмотря на то, что Москва развлекает высокопоставленных ближневосточных гостей, ей по-прежнему не удается присоединиться к коалиции против ИГИЛ, которую возглавляют США. Не только потому, что Москва не готова признать лидерство Вашингтона в этом вопросе, но и потому, что она настаивает на включении авторитарного руководителя Сирии Башара Асада в коалицию на правах равноценного члена.

    Все углубляющийся экономический спад отражается на влиятельности России, делая употребление термина «развивающаяся страна» в отношении РФ издевательским.



    Последствия августовской паники на Шанхайской бирже ощутил на себе весь мир, но в России падение экономики ускорилось до такой степени, что правительство признало: до «дна» нынешнего экономического кризиса еще далеко. Прогнозы по сокращению экономики России в 2015 придется пересмотреть с консервативных 4%, а прогнозы на следующий год меняются с нулевого роста до продолжающегося падения на 1,5%. Потребительский спрос падает из-за уменьшения уверенности в стабильности рубля. Правительство все еще не презентовало реальной антикризисной стратегии, но из картины сокращения расходов выбивается невероятно щедрое выделение средств на оборонный бюджет, который уже оттянул на себя 67,5% запланированных на год расходов. Это стремление сделать гибридную войну приоритетом резко контрастирует с ситуацией в Китае, где правительство вынуждено искать новые источники роста.

    Пекин не может списать экономические неурядицы на внешние факторы, и обязан гарантировать эффективность центрального руководства. Тогда как в российской экономике государственные корпорации являются серьезной частью проблемы – и правительство ничего не может с этим поделать.

    Для Си Цзиньпина борьба с коррупцией стала универсальным инструментом для улучшения функционирования государственной бюрократической системы и усиления личного контроля над огромным госаппаратом. Путин, с другой стороны, бросил даже притворяться, что борется с коррупцией, но по-прежнему вынужден проводить регулярные перестановки среди своих приближенных, чтобы гарантировать их покорность.

    Это губит на корню любые ростки инициативы, правительство неспособно оперативно справляться с проблемами, прошедшими мимо внимания президента (к примеру, пожары в лесах вокруг озера Байкал), что приближает катастрофу в кругу российских элит.



    Надежды Путина на богатые дивиденды от партнерства с Китаем не оправдались, вместо этого Россия оказалась в состоянии односторонней зависимости. В то же время китайский президент наверняка понимает, что ошибки Путина могут привести к углублению кризиса и крайне жесткой посадке.

    Агрессия России по отношению к европейской системе безопасности также мешает планам Китая по эволюционной трансформации мирового порядка. Путин изъявил желание выступить на Генеральной ассамблее ООН; выступление запланировано на 28 сентября. И, поскольку такие лидеры, как Махмуд Ахмадинежад, Уго Чавес и Муаммар Каддафи будут по понятным причинам отсутствовать, он может получить бурные овации за самую антиамериканскую речь и призывы «положить конец гегемонии Запада». Вот только вряд ли это порадует Китай».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив