Игорь Иртеньев: Как мы будем жить после того, что натворили в Украине?

    В разорённой России, презираемые потомками

    Игорь Иртеньев. Нет пророка в Отечестве? Игорь Иртеньев. Нет пророка в Отечестве?


    Киев, Январь 18 (Новый Регион, Вадим Довнар) – Известный российский поэт Игорь Иртеньев в своей статье для издания «Русский еврей» вспоминает события на Майдане, анализирует день сегодняшний и предсказывает драматическое будущее России.

    Приводим выдержки из этого текста:

    «Мы, украинцы, инши, – как-то сказал мне украинский друг. – Неужели не видишь? Помню, что тогда я возражал: «две руки, две ноги… в чем «другие»? А сейчас, пожалуй, соглашусь – другие. Сомневающимся рекомендую еще раз посмотреть хронику майдана, без комментариев первого канала», так начинается статья Иртеньева.


    «Помните, как они стояли? Несколько месяцев, днем и ночью, в лютые морозы, на обледеневших баррикадах… Помните, как с палками в руках, прикрываясь деревянными щитами от пуль «неизвестных снайперов», они бежали на этих снайперов и падали убитыми. А следом за убитыми бежали следующие и следующие, пока снайперы не разбежались. А теперь вспомните наши майданы. Похоже?»

    «Сегодня эти достойные граждане Украины выстраиваются в длинные очереди, чтобы поехать на оборону донецкого аэропорта — самый тяжелый и кровопролитный участок украинской отечественной войны. Интересно, что думают об этом генералы российской армии, получая многочисленные звезды и ордена за неведомые подвиги, совершенные на «никому неизвестных» театрах военных действий?».

    «Впрочем, российская пропаганда утверждает, что «мы ни при чем!». Кричит, вопит, требует: «Докажите!» «где доказательства»? Наши требования предъявить доказательства подобны тому, как если бы беременная женщина настаивала на признании себя девственницей».

    «И мы, безумные, кричим: «докажите!» в перерывах между похоронами своих погибших в Украине солдат. Какие нам еще нужны доказательства? Сколько еще требуется солдатских могил, чтобы остановит этот поток бесстыдного вранья? Сегодня счет уже идет на тысячи».

    Вспоминая о своем пребывании в сумасшедшем доме, художник Шемякин рассказывал о способе, при помощи которого советская карательная медицина пыталась сделать душевно больным его, здорового человека. Технология была следующая — из соседней палаты постоянно звучал голос, повторяющий как заклинание одни и те же пафосные тексты: «Родина-мать!», «Советский Союз!», «Отечество!»… Затем тот же голос, но уже с интонациями отвращения, начинал гнусно скрипеть, перечисляя «врагов»: «Ван Гог», «Матисс», «Пикассо»… И так сутками напролет. Ничего не напоминает?»

    «Получилось. Народ уже бьется в параноидальной истерике. В нашем воспаленном воображении, проклятые пиндосы, укрофашисты и жидобандеровцы выглядывают из-за всех углов».

    «Нет, не верю никаким рейтингам. Не верю потому, что вижу, какой ценой власть достигает этого показного единомыслия. Глупых обманули, жадных купили, трусливых запугали, смелых в каталажку, а подлые сами в нужный момент закричали «Крым наш» — вот вам и 85 процентов поддержки».

    На самом же деле этими фальшивыми рейтингами нас делают соучастниками преступного убийств многих тысяч людей…И вот мы всем миром, обманутые, одураченные, опьяненные кровью братьев, вопим «распни!», распиная ослабевшую Украину, быть, может, в самые тяжелые для ее истории дни».

    «Ну, ладно, народ-простак, его обманули, одурманили, свели с ума, обвели вокруг пальцев… А вы то, вы? — образованные, духовно богатые, все книжки прочитавшие? Все гуманные истины познавшие? В Бога верующие, черт бы вас побрал, вы тоже считаете, что вор бывает прав, а жертва ограбления виновной? И, что если громко и долго орать бессовестную ложь про фашизм и бандеровцев, то правда не восторжествует? Может вы действительно верите, что то, что плохо лежит, можно безнаказанно забрать? А если сами не отдают, то силой? А если возражают, то по мордАм?»

    «Или мы уже не помним, как под грузом собственных преступлений Советская империя развалилась как карточный домик? Тогда казалось, что теперь-то мы ученные — черта с два. И вот мы снова в той же воровской малине. Снова готовы спасать и осчастливливать соседние народы методом отъема территорий».

    «Закомплексованному полковнику КГБ, волей судеб оказавшемуся на вершине властной пирамиды, не сопоставить ничтожность политических амбиций в сравнении с жизнью ребенка. А уж про жизни тысяч и говорить не приходится».

    «И, ведь ни одна вдова не вышла на одиночный пикет. Ни одна мать, потерявшая сына. Ни отец, ни ребенок… Вот единица измерения нашего рабства — молчащая мать чье дитя отправили на неправедную, необъявленную войну и убили, а ей приказали «не выступать, а то хуже будет».

    «Мне возразят, меня упрекнут, мне гневно бросят в лицо, что мать погибшего солдата патриотка и потому с, неведомой для меня, отщепенца гордостью, отдает свое дитя во имя защиты Отечества. В таком случае ответьте мне «отщепенцу» от кого защищаемся? Кто этот страшный враг, который угрожает нашей Родине? Украинцы? Это они вторглись в Россию? Это они аннексировали кусок нашей территории, и угрожают целостности страны? Может, они уже прислали своих зеленых человечков, во главе с Гиркиными, Бородаями и тысячами других заплечных дел мастерами, в нашу Ростовскую область и провозгласили независимую республику? — Бред!»

    «Ненависть к украинской свободе привела нас к этому позору, когда Великая Россия «в легкую» отправляет на заклание тысячи сыновей, примеряя на себя душную палестинскую куфию».

    А что украинцы? А украинцы были и остаются свободными со всеми своими майданами, демонстрациями, депутатами драчунами, вороватыми чиновниками время от времени летящими в мусорные ящики… Со всей той политической «движухой», которая, через ошибки и заносы, рано или поздно приведет страну не к нашей тухлой, кладбищенской стабильности, а к нормальной, европейской, человеческой жизни. Они, украинцы, представьте себе, настолько свободны, что позволяют себе жалеть и благодарить нас — Россию. «Путинская Россия сделала нас народом», — неожиданно заявил мне киевский друг. И то правда — общая горькая судьба, общая угроза, общий враг вот что делает население народом».

    «Теперь-то каждый ребенок в Украине точно знают, что на его честь и достоинство есть охотники, от которых надо защищаться, а для этого нужна подконтрольная власть и армия. А для армии — экономика. А для экономики современные технологии… Воистину «лучшее образование дается в борьбе за выживание». Может наша русская беда в том и состоит, что не завоеванная свобода не имеет цены? Что это такая же химера, как и «спущенная сверху» демократия, или унаследованное богатство? Не потому ли мы с такой легкостью всем миром отказались от свободы, что досталась она нам на халяву? И не надо нам ни независимого суда, ни свободных СМИ, ни честных выборов… И вообще ничего, кроме пайки с барского стола»?

    «Когда-то неведомый мудрец изрек обидную, для нашего ущемленного национального достоинства, истину: «что русские ни делают — их все равно жалко».
    В самом деле, и жалко, и страшно при мысли о том, как мы будем жить после всего, что натворили в Украине? Ответ предположительно такой: в ныне существующем режиме, жить будем плохо, грязно. Лживой и неправедной жизнью, презираемые потомками. И закончим мы эту подлую жизнь без покаяния и причастия в разорванной, разоренной стране».

    Заканчивается статья Иртеньева стихотворением:

    Я верю — поздно или рано
    Наступит он, желанный час,
    Когда повергнув власть тирана,
    Воспрянет креативный класс.

    Когда у гробового входа
    С табличкой «Enter» на стене
    Нас примет радостно свобода
    И удивится: «Вы ко мне?»

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив