Год литературы

    Cобытия, происходящие в российском художественном мире, имеют пятьдесят оттенков серого



    Москва, Июнь 02 (Новый Регион, Вадим Довнар) — Литература в русской истории всегда занимала важное идеологическое место. Но в постперестроечную эпоху одно время казалось, что она просто обязана превратиться в изящную словесность, как это и произошло на Западе. Пруст, понимаете. Уайльд, напоминает Борис Колымагин на ej.ru.

    Ан нет. Неосоветские ветра вдохнули в традиционный спор западников и славянофилов новую энергию. И ареной политических страстей стали даже литературные премии.

    На днях Общество поощрения изящной поэзии награждало очередного лауреата. Ну, казалось бы, чего особенного: церемония, речи. Но вот стихи: «Перед лицом тотальной лжи/ В насквозь испуганной стране/ Ты правду все-таки скажи/ Хотя бы собственной жене./ Конечно, если силы есть,/ Ступай и всем скажи ее/ (Но перед этим все же взвесь,/ Чем разочтешься за нее)».

    Это бард Юлий Ким. И это, конечно, наш посильный ответ Чемберлену.

    Об этом размышляла со сцены литературовед Мариэтта Чудакова. Неосталинизм, согласно ее логике, возвращает нас к пафосным вещам, к сильным художественным конструкциям, вроде «Утро красит нежным светом/ Стены древнего Кремля,/ Просыпается с рассветом/ Вся Советская земля». А Ким, вместе с другими авторами, этот пафос снимает, демонстрирует совсем другую речевую походку, дает воздух частному человеку с его частным мнением. Примерно так рассуждала. Да и другие выступающие — а среди них Владимир Лукин, Вениамин Смехов, Дмитрий Быков — говорили о том же живом пространстве, которое сегодня сильно сузилось. И читали поэтические отрывки.

    Возможно, стихи (да и песни) Кима несколько автоматичны. Возможно, они не соответствуют критериям объективно сильной речи. Но в наше время эстетика опять отходит на второй план и дает новый шанс «смысловикам»-шестидесятникам и их последователям.

    Да, если Дмитрий Борисович Зимин вместе с «Либеральной миссией» уйдут из общественного пространства, то и останется только что собираться на литературные посиделки с фигой в кармане. Иное власть не потерпит. Так что можно рассматривать церемонию награждения Кима как репетицию возвращения назад, в будущее. К тому же не будем забывать, что указом президента России 2015 год объявлен Годом литературы. Все сходится.



    А вот патриаршая литературная премия нацеливает писателей на вечность, на образцы святости, без всяких там кукишей. И патриарх Кирилл при вручении наград Юрию Бондареву, Юрию Кублановскому и Александру Сегеню призвал писателей разбавить псевдокультуру образами святости.

    «Псевдокультура — это массовая культура, лишенная нравственного идеала, направленная на то, чтобы потакать человеческим похотям и стимулировать потребление», — приводит ТАСС слова патриарха.

    Наверное, в силу своей занятости, святейший мало читает современную литературу. Иначе бы он заметил, что если где и сохранились представления о долге, чести и достоинстве, то в «низких» жанрах. У той же Марининой «верха» больше, чем у элитарных писателей. Что касается образов святых — мало у кого они получались в XIX веке, сейчас тоже как-то не очень. Хотя сигнал, как говорится, подан. Посмотрим, что получится.

    Напомним, что патриаршая премия была учреждена Синодом Русской православной церкви по инициативе патриарха Кирилла в 2009 году. Среди ее лауреатов — Владимир Крупин, Валентин Курбатов, Алексей Варламов. Имена известные. Однако если присмотреться, все они из одного лагеря — «славянофилов». Получается, что благодаря церковной премии противостояние между «Новым миром» и «Нашим современником» продолжилось в путинской России на уровне литературных наград.

    Конечно, определенный идеологический крен премии связан с именем о. Тихона Шевкунова, отвечающим в РПЦ МП за культуру. Видимо, его стараниями в число лауреатов и номинантов попали такие советские, не имеющие отношения к духовным поискам авторы, как Валерий Ганичев и Александр Проханов.



    Но не одними пристрастиями досточтимого архимандрита определяется список претендентов. Московская патриархия решает непростую задачу. Как объединить верующих, которые тоскуют по советскому прошлому, с теми, которые не забыли времена гонений? Как совместить двуглавого орла и красную звезду внутри церковной ограды?

    Ставя условно советских и условно славянофильских писателей в один ряд, церковные менеджеры пытаются сгладить проблему.

    Хотя, надо сказать, решить ее далеко не всегда удается, и приходится выбирать. Вот многие СМИ проехались, и правильно сделали, что проехались, по протоиерею Дмитрию Смирнову, который предложил на слушаниях в ОП РФ ввести в школьный курс «Нравственные основы семейной жизни». Но далеко не все обратили внимание на сравнение им советского режима с нацистским. А это сегодня дорогого стоит. Буквально Смирнов сказал: «Если сравнить, что сделала советская власть с нашим народом, и деяния Гитлера, то Гитлер — отдыхает. Его усилия по уничтожению нашего народа вдвое отстают от наших отечественных, поменявших сознание людей, которые живут до сих пор».

    Церковь пытается отбиться от сталинистов или, по крайней мере, отодвинуть их в угол. Вот недавно усилиями номинанта патриаршей премии Александра Проханова в Белгороде на Прохоровском поле прошло богослужение перед иконой великому вождю Сталину и его военачальникам. Белгородская епархия тут же опровергла свою причастность к действу и напомнила, что речь идет о так называемой гражданской религии.

    Недавние церемонии вручения премий лишний раз показывают, что литература продолжает оставаться полем борьбы добра и зла, правды и кривды. И события, происходящие в художественном мире, имеют пятьдесят оттенков серого.

    В политической плоскости, конечно.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив