Георгий Кунадзе: Россия в тупике. Часть 3

    Сценарии будущего

    Крым захватил лично Путин. Свои ошибки он никогда не признает Крым захватил лично Путин. Свои ошибки он никогда не признает


    Москва-Вильнюс, Январь 26 (Новый Регион, Георгий Кунадзе) — Обладай президент Путин хотя бы десятой долей тех профессиональных качеств, которые ему приписывает госпропаганда, он бы давно понял, что «украинская» авантюра провалилась и что цена этого провала для России неуклонно растет.

    Обладай президент Путин хотя бы сотой долей тех качеств государственного деятеля, которые воспевают его сторонники, он бы понял, что ошибки такого масштаба, безусловно, требуют ухода в отставку. Что спасать и беречь надо Россию, а не себя самого..

    Будь у президента Путина хотя бы тысячная доля тех человеческих качеств, которыми его наделяют фанаты («Путин любит всех»), он бы ужаснулся содеянному, оплакал тысячи загубленных жизней и, как верующий человек, ушел бы в монастырь.

    Но таких качеств у Путина нет. Он — черствый и циничный человек средних способностей, предельно развращенный абсолютной властью. К тому же он давно прошел свою точку невозврата и не может просто уйти на покой.



    В силу этого, он обречен на поиски паллиативных решений, позволяющих выпутаться с минимальными потерями для себя лично, и, если получится, для России. Что может и чего не может сделать Путин в таких обстоятельствах, сказать трудно. Можно, однако, попытаться построить гипотетические сценарии его дальнейших действий, оптимистический и пессимистический.

    ОПТИМИСТИЧЕСКИЙ СЦЕНАРИЙ

    — Прямо сейчас и притом без особого труда он мог бы остановить поток чудовищной лжи, грязи и кровожадного бреда, который ежедневно выливают на головы россиян его телеканалы. Понятно, что сознание людей, отравленное целым годом самой разнузданной и подлой пропаганды в истории СССР и России, придет в норму нескоро. Но ее полное прекращение стало бы первым сигналом хотя бы о здравом смысле вождя;

    — Следующим посильным для Путина шагом могло бы стать реальное и проверяемое, а не декларированное закрытие границы с Украиной с российской стороны. Это позволило бы пресечь поставки сепаратистам Лугандона российского оружия и прибытие наемников. И это предусмотрено Минским протоколом;

    — Он мог бы также вернуть из Лугандона домой российских военнослужащих, и тех, кого туда направили в составе боевых подразделений, и тех, кто поехал воевать, якобы в свой законный отпуск. В совокупности все эти шаги рано или поздно привели бы к подавлению мятежа сепаратистов на востоке Украины. И одновременно избавили бы российские власти от обременительной обязанности принять на своей территории банды «повстанцев», привыкших убивать и грабить. Очень важно, что все эти шаги вполне по силам российскому президенту.

    Ведь, говоря формально, он не командует российскими СМИ и не давал им указаний о разжигании антиукраинскойистерии. Кроме того, ни сам Путин, ни кто-либо из высоких российских чинов никогда не признавал присутствия российских военных в Украине. Вывод из Украины российских войск, которых, по официальной российской версии, никогда там не было, не может считаться российской уступкой.

    Кроме того, в последнее время Россия не вспоминает о «федерализации» Украины, и формально признает ее территориальную целостность в части, касающейся Донецкой и Луганской областей. (Правда, Сергей Лавров на днях вновь заявил о желании России «помочь» Украине написать ее новую конституцию. Может, он просто не в курсе.)

    Такие шаги Путина несколько понизили бы его популярность у наиболее отмороженных «рашистов». Надо, однако, заметить, что убежденных фанатиков среди них немного. Большинство — обычные конъюнктурщики, привыкшие колебаться с линией партии. Эффективно закрыв «проект Новороссия», Россия фактически остановила бы войну, которую сама развязала. В «награду» за это она получила бы отмену многих санкций, и стартовую позицию для возобновления серьезного диалога и с Западом, и с Украиной.

    Другое дело, что всех проблем России, порожденных ее «украинской» авантюрой, это бы все равно не решило. Украина потеряна надолго, если не навсегда. Украинский народ не забудет своих героев, погибших в войне с Россией. (Именно так воспринимают украинцы эту войну.) Вектор движения Украины на Запад определен навсегда. И стараниями России выглядит безальтернативно. Помешать этому Путин не смог ни силой, ни деньгами, ни убеждением.

    Вторая неразрешимая для Путина проблема — возвращения Крыма. Крым — не Южные Курилы, которые, в крайнем случае, можно было бы вернуть Японии, списав их присоединение на послевоенное советское руководство.

    Крым захватили при Путине, точнее даже, Крым захватил лично Путин. Свои ошибки он никогда не признает.

    Возвращение Крыма для него неприемлемо. Проблема Крыма достанется, поэтому, тем, кто придет на смену Путину. Модное сегодня у экономистов слово «отскок» применимо, как представляется, и к проблеме Крыма. Преемник Путина, почти наверняка, должен будет признать ее существование и начать поиски формулы урегулирования. Креатура Путина или человек из его кадровой обоймы, скорее всего, попытается найти компромисс. Вариантов здесь масса, хотя ни один из них Украину, естественно не удовлетворит.

    Понятно ведь, что столь грубо и противоправно захваченная территория должна быть возвращена ее законному владельцу без всяких условий и с выплатой компенсации за нанесенный ему материальный и моральный ущерб. Когда появится в России лидер, способный на такой шаг, неизвестно. Ясно лишь, что строительство России как демократического цивилизованного государства без этого шага совершенно немыслимо.

    ПЕСССИМИСТИЧЕСКИЙ СЦЕНАРИЙ

    В силу своего бэкграунда, президент Путин, к сожалению, скорее тактик, чем стратег. И притом тактик довольно стереотипный. Трудно поверить, но поговаривают о том, что информацию для принятия решений, он получает исключительно из сводок спецслужб и от своего ближайшего окружения. Не получается ли так, что все в мире понимают, что дела у России совсем плохи, а он убежден в обратном?

    Такое предположение настораживает: начитавшись и наслушавшись победных реляций, президент Путин может попытаться развить свой иллюзорный «успех». Конечно, и в эйфории он, видимо, понимает, что пытаться захватить всю Украину или хотя бы сухопутный коридор в Крым не стоит. Захватить ведь мало, надо удержать. Но вот стремление любой ценой предотвратить вступление Украины в НАТО, навязав ей некий «внеблоковый» статус, судя по всему, владеет Путиным постоянно.

    Дальше все вполне стереотипно. Расчет, видимо, делается на то, что формальное сохранение в составе Украины фактически не подчиняющихся центральному правительству пророссийских областей позволит пресечь любые ее попытки совершить «побег» на Запад.

    В свете такого предположения очень симптоматично выглядят многочисленные с некоторых пор рассуждения высоких российских чинов о сохранении территориальной целостности Украины. Не менее симптоматично и то, что президент России явно пытается вытянуть президента Украины на диалог в формате «один на один», то есть без участия европейских лидеров.

    В действиях России ощущается еще одна вполне стереотипная установка на то, чтобы любой ценой не допустить поражения сепаратистов. Этим можно объяснить события конца лета прошлого года, когда именно российские военные «отпускники» и боевые части помогли сепаратистам переломить на время ход противостояния с украинскими правительственными войсками. Нельзя исключить, что и нынешняя заметно возросшая военная активность сепаратистов объясняется теми же расчетами.

    Явно продолжается против Украины и активные спецпропагандистские мероприятия, целью которых является раскол украинского общества. Не хочу никого обидеть, но должен напомнить, что в таких мероприятиях могут участвовать как открыто пророссийские общественные деятели и информационные ресурсы, так и отдельные проукраинские радикалы, обвиняющие свое правительство в предательстве или некомпетентности.

    В целом, пессимистический сценарий, скорее всего, предполагает превращение Лугандона в не затягивающийся гнойник на теле Украины, некий аналог Приднестровья. В рамках пессимистического сценария возможны едва ли не любые чисто ситуативные решения, тревожащие и обескровливающие Украину, но напрямую не угрожающие ее существованию.

    Рискну предположить, что настоящей полномасштабной войны, о которой много говорят как о деле решенном, все-таки не случится. В этой связи хотел бы обратить внимание на тезис, время от времени проскальзывающий в высказываниях российских должностных лиц и пропагандистов. Тезис о том, что страны Запада во главе с США изо всех сил пытаются втянуть Россию в большую войну, но она, мол, на эти провокации не поддается.


    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив