Евгений Киселев: Без поддержки Запада российская оппозиция сама ничего сделать не сможет

    А Запад сегодня ее сдает

    Евгений Киселев:  Без поддержки Запада российская оппозиция сама ничего сделать не сможет LRT Евгений Киселев:  Без поддержки Запада российская оппозиция сама ничего сделать не сможет


    Вильнюс, Март 10 (Новый Регион, Борис Варна) – Сегодня известный российский телевизионный журналист, много лет работающий в Киеве, Евгений Киселев в интервью корреспондентам Литовского радио и портала LRT рассказал, что он думает про убийство Бориса Немцова, дал оценку отношениям России и Запада и вклада Литвы в урегулирование украинского кризиса:

    — Убийство Бориса Немцова в центре российской столицы, напротив Кремля, вызвало бурю эмоций не только в самой России, но и на Западе. Довольно-таки быстро нашли подозреваемых, один из них уже признался, а Рамзан Кадыров получает награду от президента России. Как бы вы прокомментировали такую странную ситуацию?

    — Немцов был человеком очень влиятельным, сохранявшим, на мой взгляд, колоссальный потенциал. Я приведу вам пример из украинской жизни. Нынешний президент Украины Петр Порошенко при Януковиче, при предыдущей власти, когда президентом был Виктор Ющенко, а премьер-министром Юлия Тимошенко, был человеком с очень небольшим рейтингом. Хотя я, например, всегда говорил, и не я один, что у Порошенко колоссальный потенциал.

    И вдруг, когда год назад случились революционные события в Киеве, когда этими революционными событиями, как морской волной, с политической площадки смело десятки скомпрометировавших себя чиновников, политиков, связанных с предыдущим режимом, да и оппозиционеры оказались уже, что называется, изрядно потраченными молью, — вдруг выяснилось, что Порошенко неожиданно, буквально в считанные дни, недели, стал абсолютным фаворитом президентской гонки.

    И я думаю, что если бы сейчас случились какие-то революционные события в России (а я уверен, что рано или поздно они произойдут), то Немцов, даже если бы Путин продолжал сохраняться на политической площадке, мгновенно бы опять вырос, как на дрожжах. Я думаю, что именно поэтому Путин его боялся.

    Я абсолютно убежден в том, что как минимум политическую ответственность за гибель Немцова Путин несет лично. А вот этот жест с награждением орденом Почета Рамзана Кадырова (указ был подписан в тот самый день, когда стало известно об арестах чеченцев, причем некоторые из них были тесно связаны с режимом, который управляет в Чеченской республике ) — это, безусловно, политический жест. Это мерзкая кремлевская Византия, которую абсолютно немыслимо представить ни в одном европейском демократическом государстве и которая, увы, существует в России.

    Как это трактовать? Кто-то говорит, что это сигнал «граду и миру», что на самом деле «Рамзан всегда будет под моим прикрытием, и что бы там ни случилось, Рамзан — всегда мой, я никому его не дам трогать».

    Другая версия — «спасибо тебе, Рамзан, за проделанную работу».

    Третья версия, что «что бы ни случилось, он не несет ни за что ответственности». Трактуйте это, как угодно. У меня жесткая трактовка. На самом деле, мне кажется, что это сигнал для умных: «Рамзан сделал свое дело, я его никому не дам в обиду, и всё, что он сделал, он сделал по моему повелению». Обратите внимание на другое обстоятельство: этим же указом (об этом мало кто до сих пор написал) награжден Андрей Луговой — человек, которого во всем мире считают причастным к убийству Александра Литвиненко в 2006 году в Лондоне. Если бы Луговой и его подельник Ковтун сейчас оказались на территории Великобритании, они мгновенно были бы арестованы по обвинению в причастности к убийству Александра Литвиненко.

    Вот это такой двойной сигнал: «Господа, я ценю моих подельников, я ценю исполнителей моих самых грязных поручений, и я никого не боюсь». Это еще и Западу сигнал: «Можете биться в истерике, господа, но я буду проводить очень жесткую политику и плевал я на европейское общественное мнение». Ну что ж, посмотрим. Сейчас, наверное, утрется господин Обама, утрется госпожа Меркель, утрется господин Олланд и иже с ними. Или может быть, не утрутся. У меня такое ощущение, что утираться и идти дальше «солнцем палимыми» уже как-то совсем неудобно после происшедшего. Но, повторяю, есть дефицит политической воли. Мне кажется, Запад слаб, Запад боится Путина, Запад за это может очень скоро и очень дорого заплатить. Очень горькими слезами умыться.

    — Послужит ли смерть Бориса Немцова сигналом для консолидации российской оппозиции и вообще гражданского общества?

    — Я не думаю, что это что-то существенно изменит. Понимаете, убийство Немцова уже в достаточной мере разбудило оппозицию в России, разбудило гражданское общество и, что бы ни говорили некоторые скептики о том, что, мол, мало народу вышло, для сегодняшней России, которая тоже живет в страхе, 50-70 тысяч вышедших на улицы Москвы — это очень много.

    Вопрос в том, что без помощи Запада, к сожалению, без моральной и политической поддержки Запада российская оппозиция сама сегодня ничего сделать не сможет.

    Для того, чтобы российский оппозиционер мог спокойно участвовать в оппозиционной деятельности, у него, по крайней мере, должна быть уверенность, что если его начнут прессовать, то он сможет сесть в самолет и улететь, попросив политическое убежище в любой европейской стране. 

    А как я понимаю, этот вопрос по-прежнему не решен. В этом смысле, я должен сказать, Соединенным Штатам, другим странам, на мой взгляд, давно пора задуматься над тем, чтобы вернуться к той политике, которая была во времена холодной войны. Да, по сути дела, холодная война уже началась! Это такая стыдливая фигура умолчания или стыдливая попытка не называть вещи своими именами.

    Холодная война уже опять идет! Посмотрите, какие пропагандистские ролики публикуются в интернете, посмотрите на истерический тон российской государственной пропаганды. Во времена холодной войны не было ничего подобного! Во времена холодной войны никогда, даже в самые острые периоды отношений между Советским Союзом и Западом, Москва не пугала Запад ядерным оружием. Наоборот, мы всегда «были за мир», лидеры тогдашнего Советского Союза говорили: «Мы на себя берем торжественное обязательство никогда не применять ядерное оружие первыми», бла-бла-бла.

    То есть сейчас холодная война принимает гораздо более жесткие, наглые и циничные формы, чем в 1960-1970-ых и в начале 1980-ых годов. При той холодной войне, по крайней мере, была четкая, внятная гуманитарная политика. По крайней мере, любой человек, участвовавший в правозащитном и диссидентском движении, мог рассчитывать на то, что он мгновенно и эффективно получит гуманитарную помощь со стороны Запада, если ему придется срочно покинуть Советский Союз. Причем получит не только визу, но и материальную помощь, ему помогут обустроиться на новом месте, найти работу и так далее. На это в то время тратились миллионы, десятки миллионов долларов, — для того, чтобы обеспечить психологическую и не только психологическую поддержку противникам тогдашнего советского режима.

    А сейчас их просто-напросто, на мой взгляд, сдают. Сдает Обама, сдает Олланд, сдают другие, которым очень хочется вернуться к тому, что называется business as usual.

    — Теперь вопрос к вам как к журналисту украинского телевидения. Вы заговорили о холодной войне, о дикой пропаганде со стороны восточного соседа. Как мы в этой ситуации должны себя вести, я имею в виду постсоветские государства?

    — Я должен сказать, что маленькая Литва ведет себя мужественно и достойно. Не устаю повторять, что Литва, которая гораздо меньше многих европейских государств, быть может, проводит одну из самых активных линий в отношении Украины на протяжении последних многих лет. Посмотрите, как порою жестко и бескомпромиссно выступает по украинским делам госпожа Грибаускайте, ваш президент. Еще когда у власти был Янукович, я был свидетелем того, как на форуме Ялтинской экономической стратегии она совершенно бесстрашно и очень жестко вела полемику с Виктором Федоровичем по ряду принципиальных вопросов. И по поводу того, как строить политику с Россией, когда она пытается шантажировать газовым оружием, и по гуманитарным делам, и по поводу судьбы Тимошенко и по многим другим вопросам.

    Ваш бывший министр иностранных дел Пятрас Вайтекунас, который был много лет послом Литвы в Киеве, тоже был чрезвычайно активным. Если брать дипломатическое сообщество, было мало таких других западных дипломатов, которые так же активно старались всем, чем могли, помочь Украине и в евроинтеграционных делах, и сейчас, когда в последний год Украина де-факто стала жертвой российской агрессии. Так что не хочу вам польстить, но всем бы так, как Литве, строить свою политику в украинском вопросе.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив