Айдер Муждабаев: Гонения на крымских татар явлется государственной политикой России

    Или гибридная депортация

    Айдер Муждабааев: Гонения на крымских татар явлется государственной политикой России Айдер Муждабааев: Гонения на крымских татар явлется государственной политикой России


    Вильнюс, Март 19 (Новый Регион, Борис Варна) — Литва созывает Совбез ООН для обсуждения ситуации в оккупированном Крыму. Обсуждение будет проходить за закрытыми дверями, на мероприятие приглашен специальный гость бывший лидер крымско-татарского народа Мустафа Джамилев. Встреча организуется для того, чтобы получить из первых рук информацию о ситуации в области прав человека и свободы СМИ в Крыму.

    Российские дипломаты отказались во встрече участвовать в мероприятие, назвав его контрпродуктивным и провокационным.

    О ситуации с правами человека в Крыму накануне написал Айдер Муждабаев — российский журналист, член Союза крымских татар Москвы. Обращаясь к россиянам, журналист рассказал, что гонения на крымских татар в Крыму являются не «перегибами» на местах, а целенаправленной государственной политикой.

    Так с 1 апреля 2015 г. может полностью прекратиться вещания крымскотатарского телевидения. «Лицензию на вещание единственному крымскотатарскому телеканалу ATR не продлевает не местная власть, а федеральная. Причем делает это уже 4 раза подряд. Хотя все документы оформлены корректно (с помощью профильной московской юридической компании), а ATR не нарушает ни один российский закон (иначе — давно бы уже закрыли).

    ATR не призывает к неповиновению власти, вообще ни к чему не призывает — это современный, высокопрофесиональный новостной и развлекательный канал, вещающий на трех языках: русский, українська, qırımtatar tili (все — признаны РФ государственными в Крыму). У ATR есть также детский телеканал LÂLE, на котором идут программы, кино и мультики по-крымскотатарски.

    Чтобы все понимали: именно благодаря этому крымские татары в последние годы, наконец, ощутили себя комфортно на своей родине, начали говорить на своем литературном языке (а главное — начали дети!), развили и популяризировали разные жанры в музыке (от фолка и джаза до рока и рэпа), сняли серии исторических программ, художественный фильм, получивший призы на международных фестивалях и т.д.

    Таким образом, для крымскотатарского народа телеканал ATR представляет огромную ценность. Но какую же, даже умозрительную, опасность он может представлять для России, что его так гнобят?

    Если:

    — лидеров народа, полвека боровшегося за возвращение в Крым, уже депортировали из Крыма, разлучив с семьями и родной землей (это аморально, но ладно, давайте не будем и об этом);

    — меджлис крымскотатарского народа де-факто запрещен, его имущество отобрано; — крымские татары не строят каких-либо планов борьбы с российской властью;

    — у крымских татар нет ни оружия, ни тайных организаций, ни чего-либо вообще, что было бы противозаконно. Хоть сколько-нибудь разумных, не ксенофобских причин лишать крымских татар еще и национального телевидения нет. Так почему же власти (подчеркну — федеральные), этим целенаправленно занимаются?

    И даже если они не уничтожат ATR сейчас, то будут этой угрозой постоянно держать крымскотатарский народ в унизительном страхе лишиться своего (без преувеличения) национального достояния?», — пишет Айдер.

    И далее продолжает: «Вывод, к сожалению, у меня напрашивается один. Власти государства Российская Федерация проводят политику притеснения крымских татар по национальному признаку, делают это разными способами, не снижая, а усиливая моральное и административное давление, для того, чтобы как можно больше представителей коренного народа покинуло территорию Крыма.

    То, что при царях делалось путем лишения крымских татар земли, а при Сталине — с помощью НКВД и товарных вагонов, сейчас делается передовым методом «гибридной депортации»: унижения—угрозы—аресты—суды—запреты. И еще пара штрихов «для настроения». В многонациональном Крыму теперь почти все, оказывается, русское (не российское, а именно так). Включая весну. А страшная крымскотатарская весна, День памяти жертв катастрофы 18 мая 1944 года, — это окруженные полицией национальные поселки, вертолеты над головами и снайперы на домах. (Про угрозы увольнений, доносы, оскорбления — не будем: это частые, но ОК, пусть будут частные случаи.) 

    Так вот. Возможно, вам, мои добрые, но наивные друзья, неприятно будет это услышать, но я скажу, как чувствую сам. Крымские татары, начиная с марта 2014 года, ощущают себя народом-изгоем, что имеет в истории весьма позорные аналогии. Эффект от «гибридной депортации» уже налицо: тысячи людей с семьями за минувший год покинули Крым в поисках для себя и своих детей жизни без этого ощущения.

    Допускаю, что в Москве таким эффектом довольны, поскольку, судя по всем известным на сегодняшний день действиям властей, намерены продолжать в том же духе. Я вполне

    понимаю, что другие люди (имею в виду — не крымские татары) имеют право относиться к притеснениям крымских татар как угодно: злорадно, насмешливо, равнодушно — такие есть даже среди моих близких; меня это не радует, но и не хочу осуждать.

    Я не желаю никому из моих добрых, но, возможно, наивных друзей, чтобы они или их родные ощутили себя хоть на сотую долю объектами таких «перегибов на местах».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив