«Спасите нас от гомофашизма»

    После гееборческих законов Путин стал «светом в окошке» для консерваторов США и ЕС

    © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0 © 2013, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

    Москва, Сентябрь 09 (Новый Регион, Алексей Усов) – Полярная реакция западных СМИ и «простых жителей» консервативного склада на российские политические новации заставляет предположить, что «гееборческие» законы, принятые в последнее время, были на деле PR-акцией Путина и «образа России» для остального мира. Римские национал-социалисты «Национальный фронт» расклеили по городу плакаты с портретом Путина, протестуя против «засилья секс-меньшинств». Показушно-консервативной политикой Кремля искренне восхищался норвежец Брейвик. А один из основателей Американской семейной ассоциации, протестантский пастор Скотт Лайвли написал российскому президенту открытое письмо, в котором выражает надежду, что Россия станет той стеной, которая «защитит весь цивилизованный мир от нашествия гомофашистов». За 50 лет 2% населения приобрели больше влияния на Западе, чем христианская церковь. Придя к власти под лозунгами борьбы за равноправие, они стали насаждать «гомофашизм», исступленно борясь с любым неодобрением гомосексуализма, пишет Лайвли.

    Содомитоборчество Путина принесло ему больше популярности на Западе, чем «мюнхенская речь» и многочисленные эпатажные выступления, на которых строился его имидж с 1999 года. Зрители «со стороны», то есть из-за рубежа, не знакомы с изнанкой громких политических решений в РФ. С тем, насколько показушна «борьба с мигрантами», когда одновременно со строительством лагерей для мигрантов и рейдами ОМОН по рынкам и стройкам правительство принимает закон о подготовке в футбольному мундиалю, отменяя на 5 лет действие и антимигрантских законов, и трудового права для фирм-подрядчиков. Зрители из-за рубежа незнакомы с особенностями нынешнего «неоконсерватизма» Кремля: как «традиционные семейные ценности» ловко сочетаются с попытками не то отменить, не то не продлить выдачу «материнского капитала» и громкими обещаниями повысить детские пособия аж на 50-100 рублей. И в целом являются попыткой государства как можно глубже залезть в частную жизнь подданных, получив право контроля над семейной жизнью во всех проявлениях. Западные потребители медийных продуктов не знают о заискивании Путина перед чеченцами, с которыми 10 лет шла война,что сейчас «символ России» – это мечеть. Или о том, что Путин пообещал присвоить Грозному статус «города воинской славы». Не знают и о том, что глава российского государства на встрече с японскими политиками заявил, что СССР не был победителем в войне с Японией в 1945 году.

    Для западного наблюдателя этих сугубо внутренних нюансов не существует. Для него доступен только имиджевый жест: Путин стал первым европейским политиком, который через 30 лет после Рейгана и Тэтчер осмелился публично заявить о неодобрении гомосексуализма как идеологии.

    Результат проявился почти сразу. Пока западные СМИ истерично обвиняют Россию в попрании прав человека, то есть гомосексуалистов, скандинавские гимнастки в знак протеста делают радужный маникюр, а телеведущие появляются перед Путиным в радужных подтяжках, комментарии читателей – европейцев и американцев – к публикациям имеют совсем другой тон.

    «Наконец-то кто-то это сказал публично, вот бы наши политики на это осмелились».

    «В какие цвета следует раскрашивать ногти тем, кто поддерживает Россию по этому вопросу?»

    «Людям на Западе следует понять, что большая часть остального мира по-другому мыслит о «нравственности». Радуйтесь разнообразию».

    «На это есть право??? Снимаю перед ними шляпу – они борются за традиционные моральные ценности. Мы устали от гей-чепухи, навязываемой нам каждый день».

    «Интересное дело: визжание совсем малочисленной группы людей (ЛГБТ-сообщества) и огромное внимание, уделяемое им. У сотен миллионов мусульманок нет совсем никаких прав, но никто из-за этого не бойкотирует нефть и тысячи производимых из нее продуктов».

    Дело дошло до появления портретов президента РФ на улицах европейских городов, как средства эпатажа. До принятия российских «антигейских» законов портреты Путина можно было увидеть разве что в Сербии. На него пытались сослаться косовские сербы, отстаивая возможность автономного существования их анклавов в албанском крае. После гееборческого PR-жеста Кремля, портреты Путина стали появляться и на улицах других стран, символизируя сопротивление политике европейских социал-демократов. «Комсомольская правда» на днях сообщала, что Рим заклеен портретами российского президента со слоганом «Я с Путиным». Этот жест – дело рук недавно возрожденного «Национального фронта» Адриано Тилгера. «Тем самым мы хотели выразить свое согласие с запретом в России гей-пропаганды и усыновления детей парами нетрадиционной ориентации, а также сказать спасибо РФ за ее несгибаемую позицию по Сирии», – сообщили представители движения.

    Примечательно, что сами итальянцы несколько дней не обращали на них внимания. Демарш «Национального фронта» так и остался бы незамеченным, если бы не местные организации гомосексуалистов, которые, увидев плакат, пожаловались муниципальным властям.

    Европейские левые (в основном, национал-социалисты) и правые по обе стороны Атлантики, католики и протестанты, все чаще между собой, в интернете и в печати называют Россию не иначе как «последним оплотом здорового человечества» именно за самопиар на запрете пропаганды гомосексуализма. В эти же дни в Рунете появилось письмо Путину американского протестанта, пастора Скотта Лайвли. Один из основателей Американской семейной ассоциации поблагодарил народ России за «твердую и недвусмысленную позицию в отношении этого бедствия» (гомосексуализма) и предупредил, что в ближайшие годы на Россию будет оказано огромное давление. По мысли пастора, гомосексуализм «стремится ввести карательные меры в отношении тех, кто не согласен с ним в силу своих убеждений».

    «Лишь немногие политические течения в истории человечества проявляли такую упорство и решимость, как гомосексуальное движение. Его активисты проявляют непреклонную воинственность и рвение в продвижении своих корыстных интересов, сравнимую лишь с решимостью наиболее фанатичных религиозных культов...Всего за пятьдесят лет эта маргинальная группа, охватывающая лишь 2% населения, проявляя огромную силу воли и действуя посредством устрашения, приобрела большее влияние в законодательных органах и судах западного мира, чем христианская Церковь. Сексуальное поведение, определяющее этих людей и это движение, было почти повсеместно запрещено законом в те годы, когда наши народы вместе боролись против угрозы нацизма. Однако, немногим более полувека спустя, лидеры гомосексуалистов и их сторонники занимают большинство властных позиций во всех западных странах, а также увеличивают свое влияние на востоке и в развивающихся странах», пишет Лайвли.

    Далее в письме Лайвли емко формулирует основную проблему, с которой столкнулось общество Европы и Северной Америки, оказавшись после борьбы за разнообразные свободы в условиях «тоталитарной толерантности». Заодно пастор Лайвли раскрывает классический прием, который эксплуатируют «левые» политики уже больше ста лет: прийти к власти под лозунгами борьбы за равенство, чтобы затем перекроить мир тоталитарным способом в свою пользу и начать преследовать инакомыслящих.

    «Гомосексуальное движение стремится не просто к терпимости или принятию, но к политической власти и контролю. Они хотят искоренить в вашем обществе любое неодобрение гомосексуальности и принудить каждого гражданина (особенно молодежь) считать, что гомосексуальное поведение является хорошим и нормальным.

    Они просят места под солнцем, но когда они получают его, они забывают обо всех тех социальных идеалах, которые эксплуатировали, чтобы его получить, такие как терпимость, свобода слова и уважение к культурному многообразию. Вместо них вводятся противоположные, насильственно насаждаемые сверху мораль и мировоззрение, которые осуждают любое неодобрение гомосексуализма и являются новоизмышленным видом фанатизма. Я называю этот феномен «гомофашизмом» и определяю его как крайне левый регрессивный радикализм, стремящийся установить жесткий авторитарный контроль над общественным дискурсом и государственной политикой в отношении сексуальных норм. Он стремится ввести в отношении тех, кто не согласен с ним в силу своих убеждений, карательные меры, посредством которых будут наказываться или подавляться всякое неодобрение гомосексуальности и тому подобного сексуального поведения (а это, конечно, хотя это и отрицается, быстро поведет к сексуальной индоктринации и эксплуатации детей)», – пишет пастор Лайвли в открытом письме Путину. Полный текст письма опубликован на сайте pravoslavie.ru и в других источниках.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив