«Дядя Ваня» в Челябинске

    В происходящем на сцене челябинцы увидели свою жизнь

    © 2014, «Новый Регион – Челябинск» © 2014, «Новый Регион – Челябинск»

    Челябинск, Февраль 28 (Новый Регион, Анна Павлова) – В Челябинске завершается фестиваль «CHELоВЕК ТЕАТРА». Сегодня зрители увидят современную драматургию, а вчера в южноуральской столице сыграли классику «Дядю Ваню».

    Как передаёт корреспондент «Нового Региона», чеховскую драму привез государственный академический театр драмы Липецка. В зале было не слишком много зрителей, однако то, что происходило на сцене, заслуживало самого большого внимания. Артисты театра играли для южноуральцев вдохновенно. В постановке были удачно найдены образы: прихрамывающий, несуразный дядя Ваня в очках, и говорящая как бы на распев, как Рината Литвинова, роковая (то ли для других, то ли для себя самой) красавица Елена Андреевна. Некоторые трактовки удивляли и веселили: стрелявший дядя Ваня подсаживается к своей жертве и участливо интересуется: «Не попал?». Особенно оригинальной оказалось концовка второго действия, когда Соня и её мачеха Елена Андреевна, обрадованные долгожданным примирением, решили сыграть на рояле, но «папенька» не разрешил: «Нельзя!», «Нельзя!», «Нельзя!» отчаянно повторяли девушки и играли на рояле в воздухе. И это странное «нельзя», произнесённое в момент высшей радости, казалось каким-то нелепым и страшным запретом на счастье вообще.

    Но главная заслуга в напряжённом внимании зала к происходящему принадлежала, конечно, Чехову. Пьеса была написана более ста лет назад – в 1896 году. Поразительно, но вопросы, которые она подымает, казалось, были списаны с мыслей и переживаний сидящих в зале. В «Дяде Ване» Чехов охватывает гамму проблем, изо дня в день решаемых человеком, когда всё вопреки, и нет уже сил бороться, биться, подниматься, нет понимания. Герои его пьесы – люди хорошие, но глубоко несчастные. 27-летняя Елена Андреевна вышла замуж за вдвое, а то и втрое старшего мужчину. Тогда казалось, что это по любви, но кто знал, что это окажется не любовью? Страшная, мучительная догадка приходит ей в одной из сцен: «И в музыке, и в доме мужа, во всех романах – везде, одним словом, я была только эпизодическим лицом». Её падчерица – молодая, некрасивая Соня тоже мучается: любит молодого, талантливого доктора, но он очарован её мачехой. Её дядя, прекрасный дядя Ваня – добрый, чистый человек, запутался, как и многие в этой жизни: нет у него ни семьи, ни детей, ни счастья, а тут ещё на голову сваливается блестящая красавица Елена Андреевна – жена бездарного мужа его погибшей сестры….

    Тотальное непопадание, усмешка жизни, ошибка, несостыковка, когда срослось не там и попало не туда, куда должно, повергает зрителя в шок. Абсолютное совпадение пьесы с реальностью ошеломляет. Однако потрясающие находки Чехова дают право на счастье и облегчение. Именно здесь его герои говорят, что «в человеке всё должно быть прекрасно – и лицо, и одежда, и душа, и мысли», и здесь же признаются: «а теперь я такого мнения, что нормальное состояние человека – это быть чудаком. (Поэтому) ты вполне нормален». И как откровение звучит главная идея пьесы, заключённая в вечной христианской признательности этой красивой, но полной страданий жизни: «Я терплю и буду терпеть, пока жизнь моя не окончится сама собою... Терпи и ты». Артисты настолько слились с чеховским текстом, что не было видно игры, а только жизнь и поразительные догадки автора. В этот вечер казалось, что сам Антон Павлович присутствовал в театре и смеющими глазами наблюдал за происходящим, как на сцене, так и в зрительном зале.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив