Высокий рейтинг Путина держится на телевизионной пропаганде и образе внешнего врага, — социолог

    Владимир Путин – телевизионный президент, который не имел бы большой поддержки жителей России без использования пропаганды и отключения всех альтернативных источников информации.

    Владимир Путин – телевизионный президент, который не имел бы большой поддержки жителей России без использования пропаганды и отключения всех альтернативных источников информации. Такими соображениями в интервью «Радио Свобода» поделился руководитель крупнейшей независимой социологической компании России «Левада-центр» Лев Гудков.

    Социолог отмечает, что наибольший рост популярности Владимира Путина наблюдается именно во времена жесткого противостояния навязанному внешнему врагу. Самый высокий рейтинг наблюдался во время войны с Грузией в 2008 году – тогда действия Путина одобряли 87% жителей России. Сейчас его рейтинг тоже аномально высок – 83%.

    «Каждый раз все пики отмечены примерно такой милитаристской воинственной риторикой, мобилизацией, подъемом патриотическим», — констатирует Гудков. Нынешний высокий уровень поддержки, по его мнению, обусловлен тем, что российская власть заговорила на языке коллективного единства, героического варварства, защиты «своих».

    «Власть заговорила на языке войны, на языке «борьбы с фашизмом», массовой консолидации и сплочения… Мы имеем дело с каким-то вариантом племенного сознания, потому что другого способа консолидировать общество, кроме как мы – они и «наших бьют», видимо, нет. Самый примитивный, самый устойчивый и самый эффективный метод», — констатирует эксперт.

    При этом Гудков отмечает, что такие настроения российского общества объясняются еще и тем, что есть огромный массив человеческого унижения, зависимости от власти, постоянного чувства дискриминации, подавления, произвола и беспомощности.

    «Что впереди – очень трудно сказать, потому что это действительно технология, манипуляция общественным мнением, вполне сознательная, контролируемая, причем апробированная», — убежден руководитель «Левада-центра».

    Однако, несмотря на пропаганду, растет процент тех, кто начинает задумываться о последствиях. «В марте готовность полная была присоединить (юго-восточные регионы Украины, — прим. ред.), поддержать введение войск. Сегодня скорее поддерживают дипломатическую, экономическую, пропагандистскую поддержку (сепаратистов, — прим. ред.), даже военно-техническую, но введение войск – такая идея встречает осторожность, воевать не хотят и не хотят отвечать за это. Когда мы спрашиваем: а вы готовы нести издержки по войне, сокращение пенсий, увеличение военных расходов, только 5% рвут на себе рубаху и готовы платить за это. Еще 15% в какой-то степени готовы поддержать. А большинство говорит, что нет, не мы, пусть другие», — объясняет Гудков.

    Говоря о том, какие последствия для самой России могут быть из-за нынешней политики ее руководства, социолог ответил, что «особенность этого режима в том, что он, решая одну проблему, создает гораздо большие проблемы. В этом смысле переводит кризис на одном уровне в гораздо более серьезный и масштабный кризис».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив