Все начиналось с гомофобии

    Парад мракобесов



    Киев, Май 22 (Новый Регион, Вадим Довнар) - Сегодня московская мэрия в десятый раз вручит активистам ЛГБТ отказ в проведении гей-парада. Собственно, вряд ли организаторы ожидали чего-то другого: настроения в российской власти явно не предполагают проведения акций, разрушающих скрепы. И в этом своем отказе мэрия Москвы отнюдь не рискует — и никогда не рисковала — столкнуться с недовольством. Напротив: общественное мнение, что скрепленное, что раскрепленное, будет на ее стороне, пишет Виталий Портников на Грани.Ру.

    Поэтому этот текст вовсе не о правах сексуальных меньшинств, как кто-то мог подумать. Он о большинстве. Сейчас уже мало кто помнит, что настоящее мракобесие в России начиналось именно с кампании по запрету гей-пропаганды — вначале на региональном, «милоновском» уровне, а затем уже и на вполне себе федеральном. Причем подчеркну — в отличие от предшествующих борьбе с гей-пропагандой совковых авторитарных тенденций это было именно средневековое мракобесие. В ХХI веке любой уважающий себя ученый скажет вам, что человек не может изменить свою сексуальную ориентацию под воздействием какой-либо пропаганды, как не может изменить цвет глаз или форму носа (впрочем, форма носа под воздействием пропаганды все-таки меняется, но здесь важно еще и содействие ОМОНа). И когда парламент государства, считающего себя цивилизованным, принимает законодательство, основанное на нетерпимости и предрассудках, — это как раз мракобесие и есть.

    Но на этот закон никакой брезгливой реакции общества не последовало — скорее даже энтузиазм. Кто-то радовался, что наконец «им» запретят растлевать несчастных детишек, кто-то смеялся над депутатской дремучестью, кто-то даже утверждал, что муссирование темы сексуальных меньшинств вызовет серьезную общественную дискуссию, к которой люди до этого были явно не готовы. Не произошло ни первого, ни второго, ни третьего. Я даже не знаю, почему это неясно взрослым людям, но от начала борьбы с сексуальными меньшинствами до войны, погромов и фашизма ровно один шаг.

    Авторитарные режимы, которые решают перейти к следующей фазе контроля над согражданами, практически всегда начинают с сексуальных меньшинств, с мифологизации их воздействия на неокрепшие умы и «защиты морали», — просто потому, что начинать с наиболее уязвимых и слабых групп населения проще и безопаснее. А кроме того, если общество проглатывает один идиотизм, то на него тут же наслаивается второй, третий, четвертый — и вот уже вместо сообщества граждан, думавших о собственных интересах, мы видим стадо приматов с автоматами, заинтересованных в том, чтобы напугать окружающий мир, и потерявших стыд и чувство времени.

    Страна, которая не поняла, что нужно не воспринимать какую-нибудь Мизулину с Милоновым в качестве носителей морали, а видеть в них то, что они есть, — воплощенную аморальность, — уже через несколько лет будет воспринимать предательство как доблесть, воровство как политический успех, бандитов как «героев Новороссии», будет радоваться тому, что собственные войска врываются на чужую землю, срезав погоны и шевроны, будет отказываться от собственных солдат, будет звонить родственникам в Днепропетровск или Одессу с обвинениями в «фашизме» и поддержке «хунты». А самыми главными врагами этой обезумевшей страны станут Обама, Майдан и Кончита Вурст — куда же без нее.

    И то, что даже в дни этого всеобщего оскотинивания о Кончите не забывают ни Милонов, ни армия добровольных защитников нравственности, набросившаяся на певицу Полину Гагарину за поцелуй с дьяволом, ни даже сам патриарх, — это еще одно напоминание о том, с чего все-таки все начиналось и когда начался бесконечный парад лжи и мракобесия, на проведение которого незачем спрашивать разрешения.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив