В чем разница между сепаратистами Каталонии и Донбасса

    Аналогии между этими двумя регионами нет никакой



    Киев, Ноябрь 19 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – «Решение парламента испанской автономной области Каталония об одобрении плана по обретению независимости активизировало усилия российских манипуляторов и пропагандистов, проводящих абсолютно некорректные аналогии с Донбассом, – пишет Максим Гардус в статье для «Хвилі». – Информационная волна родственна с предыдущей, возникшей в преддверии референдума о независимости Шотландии.

    Тезисы пропагандистов таковы: в Европе кто хочет, тот и отделяется. А Украина за стремление к независимости бомбит «мирных шахтеров».

    Попытаемся развенчать эту манипуляцию изложением сухих фактов. Разница между Каталонией (Шотландией, Фландрией) и «ЛДНР» состоит в следующем:

    1. Движение к независимости/федерализации – результат внутренних процессов, не инспирировано соседями. Эти исторические области имеют этнические, языковые, иногда религиозные особенности. Индепендизм основан именно на этих особенностях. Ни одно государство-сосед не поддерживает движение политическим, дипломатическим, экономическим или военным путем. Это сугубо внутренний феномен.

    2. Процесс изначально возглавляют местные граждане, а не граждане соседних государств. Органами власти, политическими движениями, средствами массовой информации Каталонии не руководят граждане стран, имеющих (или имевших в прошлом) территориальные претензии к Испании.



    3. Процесс происходит в полном соответствии с законодательством. Это, в частности, подтверждается тем, что Конституционный суд Испании единогласно отклонил иск Народной партии, Социалистической партии Каталонии и движения «Граждане» о запрете дебатов о независимости в каталонском парламенте. Все нормативные акты индепендистов принимаются в полном соответствии с правовым полем единого государства.

    4. Процессом руководят законноизбранные органы власти (региональные парламенты), а не самозваные «народные советы». Собственно, данное голосование и стало возможным после победы индепендистов на региональных выборах. 27 сентября JuntsperSi («Вместе за независимость») получила 62 места в 135-местном парламенте испанской автономной области Каталония. Законные органы самоуправления Донецкой и Луганской областей (областные советы) за подобные решения никогда не голосовали. Незаконные «акты» в ЛДНР издавались самозваными советами, процедура формирования которых совершенно неизвестна и нелегитимна.

    5. Мирный характер процесса. Вооруженные силы, если и будут созданы, то после окончания процесса отделения, а не до. А возможно и не будут, а внешняя оборонная политика будет координироваться с Испанией. В любом случае, такую черту, как создание незаконных вооруженных формирований, каталонские органы власти не переходят.

    6. Информационный плюрализм. Юнионисты имеют полную свободу выражения своих взглядов публично, в СМИ и в соцсетях без риска подвергнутся насилию.



    Кстати, именно по этому сценарию и происходил выход республик из СССР. Стоит напомнить именно о выходе – вопреки мифологии обеих стран, Украина вовсе не отделялась от России, так как в состав России и не входила. И УССР, и РСФСР вдвоем с незначительной разницей во времени вышли из состава Советского союза. Абсолютно законный характер обретения независимости привел к тому, что оба государства (как и остальные 13 республик) являются ныне международно-признанными субъектами, членами ООН.

    Но ситуация «ЛДНР» вовсе не является беспрецедентной. Вот только оправданной аналогией является вовсе не Каталония, а марионеточные государства периода Второй мировой войны. Их создавали страны-агрессоры (Германия, Япония) на части оккупированных территорий. Наиболее известны Протекторат Богемии и Моравии и Манчжоу-Го. Меньшими чертами схожести обладает Финляндская демократическая республика, созданная накануне Советско-Финской войны.

    Их роднят такие черты:

    1. Внешний инициатор создания.

    2. Опора (более или менее открытая) на вооруженные силы государства-протектора.

    3. Наличие граждан государства-протектора в органах власти.

    4. Подчиненность политической жизни указаниям органов власти государства-протектора.

    5. Нелегитимность органов власти и издаваемых ими нормативных актов.

    6. Жесткое подавление политического инакомыслия, в первую очередь, юнионизма.

    7. Силовое прекращение деятельности общегосударственных политических партий, общественных организаций, подавление распространения СМИ.



    В заключение хотелось бы отметить, что руководство марионеточных режимов практически всегда заканчивает свою жизнь в непривлекательных условиях.

    Рейнхард Гейдрих, и.о. рейхспротектора Богемии и Моравии, убит чешскими патриотами.

    Курт Далюге, рейхспротектор Богемии и Моравии, повешен во дворе пражской тюрьмы Панкрац.

    Вильгельм Фрик, последний рейхспротектор Богемии и Моравии, казнён по приговору Нюрнбергского трибунала.

    Йозеф Тисо, президент марионеточной Первой Словацкой республики, приговорен к повешению за государственную измену.

    Фернан де Бринон, коллаборационист,президент Правительственной Комиссии Французского государства расстрелян по приговору суда.

    Пьер Лаваль, коллаборационист,2-й премьер-министр Французского государства, расстрелян по приговору суда.

    Таким образом, существует разница между легитимным индепендизмом и коллаборационизмом с оккупационными войсками (выражающимся в согласии возглавить марионеточное государство). И эта разница крайне болезненна».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив