Союз униженных или кто хочет возродить «тюрьму народов»

    На самом деле, нет там никакого Советского Союза. Там нет даже России



    Киев, Январь 10 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – Говоря о природе сепаратизма на востоке и юге Украины, неизменно приходит понимание, что сепаратизм, референдумы и, даже, стрельба – не является по своей природе ни этническим, ни культурным, ни гражданским конфликтом, – пишет в своем блоге на сайте espreso.tv Лариса Волошина. – Есть мыслеформа, с которой, в принципе, согласны все – и те, и эти – что конфликт в Украине носит цивилизационный характер. И тут возникает непонимание, о какой цивилизации речь?

    С нашей стороны все понятно. Украинцы: украинского, татарского, еврейского и, – кто бы мог подумать! – даже русского происхождения, двинувшиеся в Европу, несмотря на крики в спину: «Да кому вы там нужны?», «В Европе все не так сыто. Посмотрите на Грецию» – это цивилизация, которая только формирует себя, ищет свое место в свободном мире, стремясь к «Союзу равных».

    На самом деле «Они» «Нас» никогда не понимали. Все эти наши: «Ничего, что голодно, зато мы будем свободными», «Главное – не колбаса, а европейские ценности, права человека»… Они действительно не понимали нас, мерзнущих на Майдане, идущих безоружными с флагами и гимном на автоматы. Как мы сегодня, возможно, не поняли бы египетских солнцепоклонников, или китайцев эпохи династии Минь. Разные цивилизации. Ничего не попишешь.

    А с той стороны… А что, кстати, с той стороны? Глядя в ухмыляющиеся рожи «титушек», искривленные в злобном крике рты донецких старух, кажется, что с той стороны пустота, бескультурье и мракобесие. Мы даже убеждаем друг друга, что и на Антимайдан, и на блокпосты они выходили за деньги. Им платили. При этом упускаем тот момент, что за те же, и даже большие деньги, они никогда бы не вышли на наш Майдан, или защищать наших военных от российских танков.

    Когда они говорят: «Да плевать мы хотели на этого Яныка! Мы его тоже не любим», «Да что нам тот Путин? К черту Россию! Мы даже не россияне», «Мы – Донбасс!», «Мы – Крым!», мы каждый раз испытываем надежду: «Ну вот! Началось... Они разочаровались!». Нам кажется, что когда им перестанут платить, они прекратят соучаствовать в нашем уничтожении.

    На самом деле ни о каком разочаровании речь не идет. Деньги, которые получают эти люди за свою черную работу – это не цель, а средство. Так они чувствуют себя выше и умнее нас – идиотов, не додумавшихся прибарахлиться за счет американского ГосДепа. Это средство, которое в их системе моральных координат свидетельствует о превосходстве над «лузером».



    Разочарование начнется тогда, когда они поймут, что их лозунг «Мы – Россия!» – это не просто обманный маневр, а реально реализуемый план. Быть голодной нищей Россией со спитым и лишенным перспектив населением, быть «деревней Гадюкино» или Саратовом, ни Донецк, ни Луганск, ни, тем более, Крым, конечно же, не хотят. Они мечтают стать Крымом, Донецком и Луганском брежневских времен. Именно поэтому их референдумы были за присоединение к России в виде отдельного субъекта, а не за то, чтобы стать частью России на общих для всех основаниях.

    Так с чем же мы имеем дело?

    Я считаю, что мы имеем дело с цивилизацией. В том странном образовании под названием «Советский Союз», вернуться в которое грезил и Крым, и Донбасс, все были равны в своей нищете и бесправии. Но были некоторые, которые были «равнее других». У всех зарплата 120. А у шахтеров? У всех единственная легальная возможность приработка это вынести картошку на рынок, или десяток яиц. А у крымчан? У всех пустые прилавки и очереди за туалетной бумагой, окрашенной под цвет колбасы «Останкинская». А у москвичей?

    Три эти «камеры» в «тюрьме народов» всегда были на привилегированном положении. Это рождало в них свою гордость и ощущение собственной элитарности. Советский Союз, восхваляемый ими, был тем местом, где они гордились собой. А потом все кончилось. В какой-то момент оказалось, что самореализовываться за счет добычи низкопробных полезных ископаемых, сданных внаем коечек и переполненных валютных магазинов в центре города, в новых реалиях уже невозможно.

    Люди, прочно идентифицирующие себя с некогда привилегированными сообществами, с развалом общего союза вдруг оказались у разбитого корыта. Что могли ощутить те, кто еще вчера были в фаворе только потому, что долбят уголь, живут у моря, или имеют соответствующую столичную прописку? Унижение.

    То, что мы наблюдаем сегодня, это странное и нерациональное желание объединиться, возродить «Советский Союз 2.0», пусть даже в составе трех точек: донбасская «копанка», крымский переоборудованный из курятника «номер» и московский телевизор – это «Союз униженных». Это и есть та цивилизация, которая противостоит нам.



    На самом деле нет там никакого Советского Союза. Нет никакого желания быть частью России. Там нет даже России. Там есть только три точки на карте, которые стремятся вернуть себе былое привилегированное положение, возродив «тюрьму народов».

    За всем тем «крымским казачеством», «вставанием с колен», «смешливыми «Искандерами» стоит унижение, за которое они мстят нам каждым выстрелом, каждым выкриком ненависти и каждым своим суицидальным действием.

    Американский философ ливанского происхождения Джебран Халлиль Джебран когда-то сказал, что только рабы способны вновь водружать упавшую корону.

    В тот момент, когда мы боремся за свободу, они борются за право быть нашими надсмотрщиками. Сегодня наша страна стала эпицентром войны двух цивилизаций: свободных людей, вернувших себе достоинство, и барской челяди, ощутившей себя вдруг униженной без барина, крепостного права и простых крепостных.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    26 Марта / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив