Новый общественный договор в Украине

    Почему все молчат



    Киев, Март 31 (Новый Регион, Вадим Довнар) – Ожидания украинского общества от власти зиждутся на трех китах: бескомпромиссная борьба с коррупцией еще вчера, позволяющая улучшить благосостояние уже сегодня, а также европейские перспективы для страны в обозримом будущем, пишет Олег Полищук в «Деловой столице».

    «Для всех уже давно стало понятно, что в Украине старые негласные правила взаимоотношений власти и народа, именуемые «общественным договором», оказались списанными в утиль сразу же после победы Революции достоинства. Но несмотря на эту аксиому, пришедшая на смену Виктору Януковичу новая власть вовсе не спешит представить обществу свою редакцию взаимовыгодного и справедливого социального контракта, а некоторые даже норовят реанимировать устоявшиеся во времена Леонида Кучмы и Виктора Ющенко более «либеральные», чем при Януковиче, концепты. Впрочем, поезд уже ушел, и украинский социум после Майдана стремительно перешел в своем развитии на качественно новый уровень с огромными ожиданиями изменений всеобщих правил игры. Безусловно, российская агрессия внесла некоторые коррективы в общественные требования, но сугубо в том плане, что у власти появился дополнительный временной лаг для их осуществления. Более того, консолидировать нацию в условиях войны лучше всего на базе именно нового, всем понятного и общепринятого для всех общественного договора.



    В принципе сам Майдан возник во многом потому, что режим Януковича собственноручно разорвал хоть и порочный, но все же действующий социальный контракт, когда воровитые чиновники закрыты от народа и его негодования, но не вмешиваются в устоявшиеся схемы выживания среднего класса и даже кое-что отстегивают низам. Когда процесс отстегивания пошел не сверху вниз, а в обратном пирамидальном направлении, к тому же с тотальным применением репрессивной государственной машины, коллапс всей системы стал предсказуемым. Мнимость «отеческой опеки» власти скоропостижно ощутили на себе практически все слои украинского общества и прежде всего малоимущие. То есть именно те, кто по советской традиции продолжал верить, что все проблемы за них должно решать государство. И именно те, кто в своих социально-иждивенческих установках ранее поддерживал Януковича и компанию как раз в качестве новых «творцов мечты» (некоторые жители Донбасса так истосковались по «отцам», что стали звать Путина и тем самым спровоцировали создание террористических «ДНР» и «ЛНР»).

    Ну а масла в огонь подлила еще одна грань кризиса украинского патернализма. На фоне постоянных причитаний всяческих азаровых о глобальной необходимости затянуть пояса и временности трудностей (во что могли поверить хоть не все, но многие) не удалось скрыть факта расслабления поясов для очень ограниченного круга лиц с числа чиновничества, причем всех уровней. Пальму первенства в собственном «улучшении жизни уже сегодня», само собой, монополизировал лично глава государства, в правдивости народных легенд о степени бытового комфорта и роскоши которого смогли убедиться все, кто хотя бы единожды посетил роскошное поместье в Межигорье. Изначальные противники Януковича не только не стали его сторонниками, они перешли к завершающей негативистской стадии взаимоотношений «власть-общество» — отторжению или полному ее неприятию. Такая ситуация действительно стала сродни оккупационному режиму, который мог держаться только на штыках и перманентном насилии.

    Итак, если раньше украинцы не требовали от государства ничего, кроме соблюдения пакта о государственном невмешательстве в свою жизнь, то теперь в условиях войны наиболее активные из них включились в государствообразующий процесс, кто добровольно вступая на военную службу, кто оказывая фронту волонтерскую помощь, кто просто жертвуя для победы деньги, которых с каждым днем становится все меньше. Но все они по большому счету хотят мира, а не войны, и очень сильно рассчитывают на тех, от кого это преимущественно зависит. Но и в мирной жизни ожидания украинского общества от власти уже несколько иные, что можно назвать желанием заключения нового общественного договора. Фактически он состоит из трех пунктов: это бескомпромиссная борьба с коррупцией, которую следовало начинать еще вчера, хоть минимальное, но улучшение жизни и благосостояния уже сегодня вследствие хотя бы минимизации объема чиновничьего воровства у своего народа и «продажа будущего», чем для Украины являются четкие и наглядные перспективы евроинтеграции.

    По сути, украинцев устроило бы соблюдение двух из трех вышеназванных позиций. Казалось бы, наиболее сложный пункт — это быстрое восстановление экономического роста и ликвидация угроз массовой безработицы, а европерспективы вполне достижимы хотя бы в разрезе предоставления Евросоюзом безвизового режима украинцам, что якобы можно ожидать уже на рижском саммите «Восточного партнерства» ЕС. Но выполнение и того и другого связано с третьим — тотальной антикоррупционной работой на всех уровнях. И что самое главное, общество к заключению нового социального контракта в борьбе с собственным мздоимством, кумовством и магарычами, в общем-то, готово, но об актуальном общественном договоре никто из представителей власти не хочет не то что говорить, но, видимо, даже думать. И если значительный сегмент украинской общественности вновь войдет в фазу, когда отношение к власти пребывает на границе злости и ненависти, государство потеряет с ним любую возможность общения. А следовательно, собственноручно предречет себя на поражение.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив