Мэр Вильнюса рассказал, каких «болванов» он собирается сносить

    Скульптуры на «Зеленом мосту» — они о лжи

    <strong>Мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс</strong> Facebook Remigijus Šimašius Мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс


    Вильнюс, Июль 18 (Новый Регион, Таня Деккер) — В Литве продолжается искусственное раздутие скандала по поводу демонтажа советских скульптур на Зеленом мосту. В литовских СМИ за последнюю неделю с завидной периодичностью появляются материалы о том, что во время сноса скульптур может разразиться грандиозный скандал и произойти всевозможные провокации.

    На самом деле, тема демонтажа скульптур сильно демонизирована. Корреспонденты NR Baltija, дежурившие последние три дня по несколько часов на Зеленом мосту отметили одно, что людей, фотографирующих скульптуры стало чуть больше, чем в прошлые выходные, но не намного. В основном, люди говорят, что хотят иметь свои фотографии для истории перед тем, как скульптуры демонтируют. Никто из опрошенных не сказал, что эта тема их как-то трогает или интересна.

    Мэр литовской столицы — Вильнюса — Ремигиюс Шимашюс в начале этой недели уже критиковал литовских журналистов и политиков, которые нагнетают ситуацию вокруг демонтажа скульптур . Сегодня же городской уже был вынужден написать краткое эссе на тему «болванов».

    Вот что он думает (перевод NR Baltija) : «Болваны» уйдут с моста. И это очень хорошо, потому что ни пшеничный сноб, ни солдатские тела не будут угрожать жизни прохожих. Тогда мы до бесконечности сможет дискутировать о том, какая должны быть их дальнейшая судьба.

    Кто они — эти «болваны»? Грустная эта тема и не уютная. Но мы должны уже определиться сами для себя.

    Солдаты, воевавшие не в своей войне и не на своей земле, которым наливали водки перед безнадежной атакой, за спиной которых, если бы они подумали отступать, стоял наготове пулемет своих?

    Колхозники — крепостные, которых пасет председатель колхоза, землю и имущество которых присвоили, и терпеливую работу которых сменяла постоянная выпивка? Крестьяне, источником питания которых было примитивное натуральное хозяйство и свиньи, откормленные ворованным кормом.

    Рабочие, чье место считалось тем лучше, чем больше можно было оттуда украсть (мясной комбинат как идеальная вершина)? Те, которые, как дара ждали талонов на диван, чайный сервиз или путевку к морю, а в ожидании отчаянно выискивали, что купить по блату?

    Студенты, которые не обучались, а зубрили? И чаще всего зубрили то, что считали абсолютным бредом и они сами, и их преподаватели. Но зубрили усердно, потому что от этого зависело, в какой угол их распределят на работу и скоро ли дойдет очередь на квартиру.

    Этих героев, точнее, их другую несуществующую героическую сторону, рисовали, описывали и отливали люди искусства также, как герои книги «Порабощенный разум» Чеслава Милоша , которые должны были творить так, как им велели, и возвеличивать то, что им велели. Делали они это качественно, чтобы стать членами какого-нибудь Союза, получать за это зарплату, творить в тепличных условиях , получать престижное жилье и радоваться тому, что могут приобрести этно усадьбу.

    А чтобы сердце не было бы пустым такому творению придавали даже какое-то значение. И все это было здесь у нас. Частичка этого и в нас, и в наших отцах, и в дедах и даже прадедах. Может потому эти скульптуры так и раздражают, что нам самим не нравится эта часть нас. Мы не хотим, чтобы она была в наших детях и внуках. Да и сами скульптуры — они о лжи. Может, когда пойдем все это, то и злости будет меньше, вне зависимости от того, за или против мы этих скульптур. Может, сможем жить и принять, что мы такие, какими стали и какими хотим быть , а не такие, какими нас хотел сделать «совок».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив