«Красная линия» для Лукашенко

    «Баланс между риском получить в глаз и шансом на ценные подарки и ласку».



    Минск, Апрель 27 (Новый Регион, Вадим Довнар) – Теперь можно почти с уверенностью говорить, что Александр Лукашенко не поедет на саммит Восточного партнерства в Риге. Даже если до официального приглашения в адрес государства добавятся сигналы о том, что именно сейчас его там хотели бы видеть. Заявление МИД России по поводу антироссийского характера саммита обозначает «красную линию», которая очерчивает пределы политического маневрирования официального Минска, пишет в своем блоге на сайте белорусской службы Радио Свобода Юрий Дракохруст.

    Стоит напомнить, что реакцией Москвы на предыдущие саммиты Партнерства было в наихудшем случае бурчание. Так было даже в 2013 году, когда на саммите в Вильнюсе принимались действительно чрезвычайно важные решения: именно там Грузия и Молдова подписали соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Да и с Украиной в Вильнюсе чуть ли не до последнего момента оставалась вероятность подписания соответствующего соглашения. Между тем про антироссийский характер Вильнюсского саммита МИД РФ тогда не говорил, он и слов таких тогда не употреблял.

    Теперь же, если судить по проекту итоговой декларации Рижского саммита, никаких прорывов на нем ждать не приходится. Судя по всему, Украина и Грузия не получат там безвизового режима со странами ЕС. А если бы и получили, то антироссийским шагом это можно считать только в очень специфическим состоянии сознания. Но, видно, такое состояние и есть, когда саммит вызывает гневный рык из здания на Смоленской площади.

    Так выглядит, что дело на самом деле не в каких-то пунктах повестки дня, а в изменении российского видения мира. Сейчас для российского руководства Запад, в том числе и Европа — если не враг, то противник. И в Рижском саммите раздражение вызывает сам факт его проведения, встреча врага с высшими лицами стран, которые с точки зрения России входят в ее сферу влияния. И без России. Россия там чужая. Значит, против России. Так сейчас в официальной Москве видят мир.



    Правда, можно возразить, что Лукашенко демонстрирует теплые отношения с нынешним украинским руководством, достаточно вспомнить его слова, сказанные в Киеве Порошенко — сделаем все, что попросишь. Вот на днях белорусский правитель был в Тбилиси, который, напомним, не имеет с Россией даже дипломатических отношений. Да еще при этом сделал ряд заявлений, которые при желании можно интерпретировать как отрицание независимости Абхазии и Южной Осетии. По крайней мере, грузинская сторона, судя по всему, именно так их и интерпретировал.

    Если можно возражать российской политике в Киеве и Тбилиси, то почему нельзя в Риге? Но нельзя. И дело здесь опять в российской картине мира. Все постсоветское пространство для России — это свое и свои. Младшие братья. Или даже дети. Дети могут бунтовать против родительского авторитета, устраивать даже какие-то комбинации в этих бунтах — жаль, конечно, но семейное дело.

    Надо сказать, что такое представление о специфичности постсоветского пространства, особенно если брать отношения с Беларусью, не совсем лишено резона. Когда последний раз какая бы то ни было страна этого пространства осуждала нарушение прав человека в Беларуси? Даже из тех, что подписали ассоциацию с ЕС и имеют стратегической целью евроинтеграцию. Что-то не вспоминается. Ну а про присоединение к европейским санкциям в отношении Беларуси со стороны этих стран и речи нет. Ну что вы, как можно, у них же свои интересы. А у Евросоюза их нет? Украина и Молдова не могут раздражать белорусского правителя упреками, чтобы не испортить экономические отношения, а, скажем, для Польши или Литвы эти отношения разве безразличны?

    В Евросоюз Лукашенко путь заказан, а вот в евроориентированную Грузию — пожалуйста. И молдавским парламентариям подписать пару лет назад соглашение о сотрудничестве с Национальным собранием Беларуси — тоже пожалуйста. Евроинтеграции это, по-видимому, не мешает. Точнее, евроинтеграция отказа от этого не требует. Ну и действительно же в определенном смысле свои, по крайней мере, одни одним.

    А вот если комбинации проводятся с чужими, с врагами — это уже, с точки зрения Москвы, измена, угроза жизненным интересам России. Ну а за сотрудничество с врагом...

    Так что поездка Лукашенко в Ригу на саммит — это был бы вызов Москве совсем другого уровня и опасности, чем любые маневры на постсоветском пространстве. Тем более, что большого желания видеть белорусского авторитария в своей компании с той стороны тоже нет. Он может и рискнул бы, если бы риск ему оплатили. Не только приглашениями, но и компенсацией финансовых потерь от гнева Москвы. Это кто-то собирается делать? Как-то не похоже. Ну, могут что-то подбросить через МВФ например, но компенсирует ли это потери на восточном направлении? К тому же в год выборов будут вежливо советовать провести выборы более-менее прилично. Что в свою очередь порождает дополнительные риски.

    К тому же есть один чисто практический момент. Не сказать, чтобы проект декларации саммита слишком поносит Россию за ее политику в Украине, но пару осторожных слов осуждения текст все же содержит. Иначе с ним не могли бы согласиться украинцы. Но как с этими словами согласиться Лукашенко, как поставить свою подпись под совместным с Европой осуждением России? Ехать в Ригу, чтобы не подписать декларацию и грохнуть дверями? А Лукашенко это надо? Может и так, но нужно ли это хозяевам и другим участникам саммита? Образ Партнерства, и без того не слишком очаровательный, скандал в любом случае не украсит.

    Так что в данном случае интересы Кремля и Евросоюза, чтобы Беларусь в Риге не была представлена на высшем уровне, удивительным образом совпадают. И в завершение — несколько слов о сверхцели заигрывания официального Минска с Западом, которую мы наблюдаем последние годы. Так выглядит, что эта цель — не Запад и не отношения с ним, а Москва.

    Это как в семейной жизни: муж больше заботится о жене, когда на нее заглядываются другие мужчины. Ну и наоборот. Наличие у одного партнера альтернативных вариантов, даже если он совсем не собирается ими пользоваться, заставляет другого партнера делать дополнительные усилия, чтобы и соблазна не было. Правда, иногда эти усилия означают удар в глаз — ну, риск есть.

    Флирт Лукашенко с Западом — что-то похожее на такие гендерные стратегии, баланс между риском получить в глаз и шансом на ценные подарки и ласку.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    19 Июля

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив