История одного журнала: Как в Украине разжигали войну

    «Новый Регион» публикует отрывок из скандальной книги о закулисной работе СМИ



    Киев, Октябрь 30 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – На этой неделе на издательском рынке Украины стало одним журналом меньше. В свет перестала выходить печатная версия издания «Вести. Репортер», которая была частью скандального холдинга «Вести». Согласно сообщениям из различных источников, холдинг до сих пор существует на деньги беглого соратника президента Виктора Януковича, экс-министра доходов и сборов Александра Клименко. В распоряжении «Нового Региона» оказалась рукопись книги, где рассказывается о том, как подобные издания специально создавались провластными структурами накануне революции и войны. Как их стараниями разжигалась ненависть между гражданами единой страны.

    Автор книги с рабочим названием «История журнала «Слухи», – украинский журналист, который много лет проработал в редакциях, подконтрольных различным политическим силам, в том числе и беглым экс-«регионалам». В своей книге он выводит собирательный образ редакции журнала, публикации которого нацелены на зомбирование его аудитории в направлении той идеи, которая нужна заказчику. Действие происходит в несуществующей стране – Вольная Республика. Но все события очень созвучны с теми, что происходили в течение двух последних лет в Украине.

    На примере главных героев – гендиректора Олега Гусака, главного редактора Риммы Курицыной, журналиста Алекса Хрустинского и других сотрудников редакции общественно-политического журнала «Слухи» писатель показывает читателям, как, попадая в такую редакцию, журналисты учатся быть манипуляторами. Он живо повествует о том, что чувствуют вчерашние честные корреспонденты, превращаясь в политических проституток за деньги властной партии «Клан Дона и Баса».



    А главное, автор наглядно показывает, как, выворачивая и замалчивая факты, современная журналистика способна разжечь ненависть между жителями разных регионов одной страны и, тем самым, подготовить почву для войны в угоду страны-агрессора. «Новый Регион» публикует фрагмент книги, которая в данный момент готовится к печати.

    Все события и персонажи вымышлены, любые совпадения с реальными людьми случайны

    В Вольной Республике грянула революция! Все граждане с замирающими сердцами ждали, когда же политический лидер Завгар подпишет Соглашение о сближении с Западным Союзом. И когда пробил час «икс», он предал лучшие ожидания своего народа за личные преференции, полученные от Кацапстана. В тот момент тысячи людей вышли на Демонстрацию по главной площади страны – площади Грез, требуя отставки лидера.

    Творческие сотрудники «Слухов» были такими же гражданами Вольной Республики, как и все остальные. И мнения на счет протестных акций разделились также, как и в самой Республике. Как и весь костяк «Клана Дона и Баса», Олег Гусак был выходцем с крайневосточного региона страны. Еще будучи главредом «Завтра», он стянул туда многих из тех специалистов, с кем познакомился на малой Родине. Они подтянули других земляков, и в итоге едва ли не каждый третий сотрудник издания теперь жил в столице, но был выходцем с Крайнего Востока Республики. Мало кто из них не был солидарен с политикой своего кумира, и все они тоже тяготели к Кацапстану.



    Также в редакции была прослойка сотрудников, которые не любили Завгара, но устали от протестов, сотрясавших Республику ранее, и разочаровались в них. В основном это были люди постарше и поопытнее. Им довелось поработать под разными режимами, при этом немало общаться как с представителями власти, так и с теми, кто сегодня был в оппозиции. Потому они наверняка знали, что и те, и другие одним миром мазаны. Демонстрацию Грез они считали очередным вулканом, который дестабилизирует политику и экономику страны. А в то, что она приведет к власти людей, чьи действия будут направлены только на благо Вольной Республики, надежды было мало.

    То ли дело молодняк! Большинству из тех, кого захватил революционный романтизм, не исполнилось и 30 лет. Вера в лучшее будущее еще не была застлана слоями разочарования в прошлом. Таким образом, большинство обычных корреспондентов было солидарно с демонстрантами, и хотело, чтобы в их Республике главенствовали свобода и право для всех, а не только для коррумпированного правительства. В свободное от работы время они шли на площадь Грез и пополняли ряды протестующих и их запасы продуктов питания, медикаментов и теплой одежды.

    Гусака раздражали такие настроения, но срывался он только на доверенных лицах, а с остальными подчиненными внешне сохранял то же спокойствие, что и прежде. Как бы там ни было, он ни на шаг не собирался отступать от основного плана. А план теперь состоял в том, чтобы дискредитировать демонстрантов. Гусак хотел убедить всех неопределившихся в предпочтениях граждан в том, что Завгар, не подписав Соглашение, якобы совершил благо во имя Республики – не позволил ей поссориться со своим самым влиятельным соседом, Кацапстаном, тем самым удержав ее от полного экономического краха. Следуя этой генеральной линии, босс в один из первых же вечеров Демонстрации поручил Римме Курицыной  направить сотрудника на площадь Грез, чтобы тот определил основные категории людей, которые вышли протестовать.



    Корреспондент Надя Флажкова охотно бродила среди демонстрантов. Люди ходили по центру  семьями или большими дружескими компаниями, махали желтыми флажками с синими звездочками, пили кофе и с удовольствием рассказывали истории о том, как страдали от беззакония, неуемных аппетитов чиновников, судебной волокиты, бюрократии, рейдерства… И все они горячо и убежденно говорили о том, что готовы затянуть пояса и, если нужно, пережить повышение тарифов, померзнуть зимой, но дождаться избавления от гнета Кацапстана и жить в независимой правовой Республике.

    Такая движуха журналистке была по душе, и люди делились на категории буквально сами. Ей попадались дедушки и бабушки, которые понимали, что лучшую страну нужно строить годами, но мечтали о лучшей жизни хотя бы для внуков. Вдоль подъема к правительственному зданию группировалась сознательная молодежь, которая уже гордилась родной Республикой и мечтала, чтобы ее лучшие стороны усидел весь мир. Средний класс был представлен людьми интеллигентных профессий – юристами, бизнесменами, преподавателями, офисными сотрудниками, которые успели узнать, как живут люди их профессий за границей и понимали, что и они здесь могли бы жить также… Каждый второй из них приехал в столицу с запада или из центра Республики, хотя Надежде попалось и несколько южан.

    Всех, кого привела туда какая-то оппозиционная партия, Флажкова мысленно обозвала «рядовыми бойцами Грез». Еще она нашла немало «случайных свидетелей», то есть, задержавшихся зевак. И последними выделила «анархистов», которые выступали и против Кацапстана, и против Западного Союза, но все равно хотели бы жить лучше. Все это Флажкова в клювике принесла в редакцию и, выписав на одном дыхании, быстренько отправила дальше, в подробностях поделившись с коллегами позитивными эмоциями от мирного протеста.

    Каково же было удивление Нади, когда, развернув вышедший номер, она нашла в нем кардинально переписанный текст. Из изначально представленных ею категорий остались лишь «рядовые бойцы», но и те были переименованы в «идейных». Весь средний класс влез в главу «столичные жители». А приезжих, вопреки географическим различиям их мест проживания, переписчик шовинистически выделил в отдельную «касту», обозвав «западянами».



    Притом все цели приезда на площадь и тех, и других рука редактора свела лишь к одной – иметь возможность ездить в Западный Союз без виз. Откуда-то взялась категория «вечно грезящий» – в нее отнесли людей, которых, якобы, хлебом ни корми, а дай только флагами махать да горлопанить! И последними стояли «вышиванщики» – которые, якобы, не любят Западный Союз из-за геев и кризиса, но не упустят случая свергнуть действующий режим. В итоге публикация уничижала протестантов и делала их порывы максимально примитивными.

    Флажкова задыхалась от возмущения. Схватив свежий номер, она побежала к Курицыной. Но ту уже обступило несколько таких же ходоков, чьи тексты тоже не соответствовали действительности. Из оправданий Риммы стало понятно, что переписывал их вовсе не босс, а она, хотя и следуя четким указаниям сверху. 

    - Так вот почему ты две последних ночи провела в редакции! – гневно сверкнула глазами Надежда. – А я еще сочувствовала тебе, что не выспалась…

    Она бросила журнал Римме на стол и хотела, было, уйти, как вдруг за спиной раздалось резкое:

    - Флажкова, а ну, стой! И всех остальных это тоже касается! Я вам что, девочка с улицы, чтоб вы так со мной разговаривали? Или вы не знаете, чьи распоряжения я выполняю? Не нравится, как вас переписывают – идите на первый этаж и ругайтесь там или идите вообще по домам. Понятно?



    Выдохнув, Курицына выскочила из-за своего стола и убежала на улицу. Все застыли на местах, опустив головы. Сказанное хлестануло по ушам – людям напомнили, что все они должны были или отрабатывать свой хлеб, или искать другое место работы. Повздыхав-поохав, журналисты разбрелись по углам обсудить последний номер, в который революционные события лишь добавили резкости. В тот день так никто не уволился. Но теперь многие стали думать об этом чаще, чем прежде.

    Наверняка исходы были бы массовыми, если бы каждый текст, который приносили журналисты, не согласные с основной идеей, подвергался нещадному переписыванию в пользу политической концепции. Но Гусак действовал хитрее. Управляя «Слухами» в ручном режиме, он изучал, куда можно направить того или иного толкового журналиста, чтобы он сам принес фактаж в нужном ему разрезе. И это часто сводило необходимость идейных правок к минимуму.

    Больше всего досталось Курицыной. Воспользовавшись «Демонстрацией грез» как оправданием, шеф взял назад все данные ей обещания по поводу урезания своих полномочий. Как и прежде, он вел все планерки сам, сам раздавал темы или их согласовывал. Правда, только с любимчиками – например, Зинаидой Трюкиной. Вскоре также, в обход главного редактора, она стала присылать ему и тексты, однако этот момент он не проглотил: идеи были верными, а вот подача хромала. Но Римма, которой надоело такое перетягивание канатов, сама задалась вопросом о том, зачем ей вкладывать силы и делать лучше тексты автора, который этим пренебрегает. И согласовала с Гусаком, чтобы отныне текстами Трюкиной занимались замы.



    В остальном все, что напоминало ей о несоответствии реальных полномочий занимаемой должности, Курицына продолжала воспринимать очень болезненно. И когда в кабинет главного редактора, наконец, доставили заказанную для нее мебель, Римма позвала Хрустинского.

    - Ну как тебе здесь? – описала рукой полукруг вдоль стен. Завхоз все сделал так, как она просила, даже свежая пресса уже лежала на углу ее нового стола.

    - По-моему, симпатично! – Алекс уже пробовал на ощупь ее новое кресло. – Когда новоселье?

    Она хотела сыронизировать. Но тут ее взгляд упал на страницу светской хроники дешевого, зачем-то выписанного для нее журнала. Там, под руку с  Гусаком, шла его жена Ирина.

    - Бедная девочка! Я не знаю, как дальше работать с этим тираном, а ей – жить приходится. Его же постоянно не бывает дома, а придет – в голове одна работа, зато весь мир должен крутиться только вокруг него.

    Развернув журнал к себе, Алекс с интересом изучил фото.

     - Я бы сказал, богатая и откормленная уже не девочка. И дома наверняка достаточно прислуги, чтоб вертеться. Она чем занимается?

    - А, так, гламур-тужур! Помнится, и нам как-то попробовала статейку написать – о том, как стать женой миллионера.

    - Вот видишь! Ни ты, ни я женами миллионеров быть не обучены, так и маемся под ними дурью.

    - Ладно, забудь о них, – похлопал ее по плечу Алекс. – Лучше скажи, тебе нужна моя помощь в переезде?

    - Да отстань ты со своим переездом! – Римма вдруг стала злой и колючей. – Помнится, этот кабинет для главного редактора предназначался. А я, знаешь ли, всего лишь высокооплачиваемый корректор. Не по Сеньке шапка!

    Широко распахнув двери, она вышла из этого кабинета, чтобы больше никогда в него не зайти. Ее рабочим местом так и остались стол, стул и ноутбук в отделе социальных расследований.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив