Эксперт: Договор Путина и Порошенко о прекращении огня похож на обманку

    Мир в Украине возможен лишь после устранения террористической угрозы

    Мир в Украине возможен лишь после устранения террористической угрозы Мир в Украине возможен лишь после устранения террористической угрозы


    Вильнюс, 04  Сентября (Новый Регион, Андрей Ивлев) –3 сентября 2014 года в первой половине дня все украинские СМИ облетела новость: Путин и Порошенко договорились о полном прекращении огня. Именно в такой формулировке было зафиксировано заявление пресс-службы украинского президента о результатах телефонного общения Путина и Порошенко.

    Уже через пару часов российский пресс-секретарь Дмитрий Песков резко опровергнул это заявление украинской пресс-службы, уточнив, что Путин и Порошенко всего лишь «в большой степени согласились о шагах, которые способствовали бы прекращению огня между украинскими военными и ополченцами».

    Как сообщили российские официальные СМИ, президент Путин в качестве основной меры по урегулированию ситуации на Украине назвал «прекращение активных наступательных операций вооруженных формирований ополченцев юго-востока Украины на донецком и луганском направлениях».

    Из заявлений и разъяснений российской стороны видно, что действительно речь идет о разных вещах: одно дело – договоренность о полном прекращении огня (заявление пресс- службы Порошенко) и другое дело – лишь обсуждение такой возможности. В этой связи возникает закономерный вопрос: как было на самом деле и в чем подоплека интерпретаций?

    С учетом того, что украинская пресс-служба после разъяснений Пескова поправилась, фактически подтвердив, что по сути договоренности о полном прекращении огня как таковой достигнуто не было, можно считать, что украинцы несколько погорячились и выдали желаемое за действительность.

    Что ж, бывает – всякая передача информации потенциально несет в себе риск ее искажения. Однако некоторые важные обстоятельства заставляют иначе взглянуть на этот вроде бы незначительный инцидент. Именно поэтому он и должен быть рассмотрен столь подробно.

    Проблема заключается в том, что речь идет о подковерной дипломатической возне, весьма мощно характеризующей сам российско-украинский конфликт, применяющиеся способы его разрешения и нечистоплотные методы совсем недипломатической борьбы.

    Для начала отметим, что ряд экспертов заявили: «Заявление Порошенко о полном прекращении огня на Донбассе – умышленная утечка информации из администрации украинского президента». Мол, началась активная фаза переговоров с российским агрессором, осознавшим необходимость решения конфликта дипломатическим путем. Якобы, Путин требует от Киева отказ от интеграции с НАТО и ЕС в обмен на прекращение огня.



    Несмотря на видимую правдоподобность высказанного экспертами мнения, мне представляется, что оно не совсем правильное. Дело заключается в том, что неформальные переговоры ведутся практически постоянно, но до сих пор никакого толку от них нет, а с учетом сделанного Песковым опровержения понятно, что пока все эти разговоры носят лишь теоретический, зондирующий характер.

    Это свидетельствует о том, что никакой так называемой активной фазы в собственном смысле слова нет. Да, был контакт, так сказать, очередное прощупывание позиций сторон, но утверждать о начале активной фазы переговоров было бы преждевременно. На это указывает не только факт опровержения, сделанный Песковым, но и сама обстановка на фронте – никто огонь не прекращал.

    Но функция и основной смысл опровержения Пескова заключается в ином: в Кремле в категорической форме заявили, что «переговоры о прекращении огня не велись, так как Россия не является стороной конфликта». Это и есть подоплека резкой реакции России на украинское заявление о «полном прекращении огня».

    Понятно, что российскую сторону ни при каких обстоятельствах не устроят никакие заявления украинской стороны, которые хотя бы даже косвенно указывали на какое-либо реальное участие России в происходящем на Донбассе. Несомненно, эта подоплека очень важна, поскольку прямо указывает на болезненную точку (уязвимое место) агрессора, который желает остаться чистеньким в отношении случившегося на юго-востоке Украины.

    Есть такая народная пословица: «На воре шапка горит». Смысл этого фразеологизма заключается в том, что виновное лицо своими действиями невольно выдает то, что желает скрыть. В настоящее время для всего мира стало очевидным самое активное участие России как в организации (возникновении) «донбасского» конфликта, так и в его продолжении. В ходе этого конфликта, вылившегося в российско-украинскую войну, уже совершены множество тягчайших военных преступлений, инициирование (организация), финансирование, ресурсное и материально-техническое обеспечение которых лежит на совести российской власти. Да, пока все эти факты процессуально не доказаны, однако процесс доказывания уже запущен и вне всякого сомнения со временем Украина представит в международный уголовный суд допустимые и достаточные доказательства всестороннего участия официальных властей Российской Федерации в вооруженной агрессии против суверенной Украины.

    Таким образом, будущее процессуальное доказывание участия России в террористической деятельности и совершении военных преступлений на территории Украины – это дамоклов меч над головой путинского режима и его клевретов. Это обстоятельство уже сейчас вполне осознается путинской администрацией, поэтому Песков так активно опровергал заявление украинской стороны о достижении договоренности о прекращении огня.

    Тем самым Песков пытался опровергнуть невольно возникающие ассоциации и, можно сказать, логические умозаключения о несомненной причастности России к войне на Донбассе, если наблюдатель или скажем, судья в Гааге, будет оценивать полномочность и субъектность президента Путина относительно переговоров с Порошенко о прекращении огня на Донбассе.

    Именно поэтому из уст Пескова прозвучали категорические возражения: «Россия не является стороной конфликта, переговоры о прекращении огня не велись». Несмотря на множество фактов, с несомненной достоверностью указывающих на прямое участие России в боевых действиях на территории украинского государства, путинская администрация вынуждена категорически, вопреки даже здравому смыслу, до конца стоять на полном отрицании этих фактов, поскольку эти факты мертвой хваткой привязывают Россию и ее вооруженные силы к террористической деятельности так называемых донбасских «ополченцев» и к огромному количеству уже совершенных ими на территории Украины тягчайших преступлений, подсудных гаагскому трибуналу.

    Мы не присутствовали при телефонном разговоре между Путиным и Порошенко, поэтому не можем достоверно знать, были ли между ними переговоры о полном прекращении огня или не были, как утверждает Песков, достигали ли они каких-либо договоренностей по этому поводу или нет.



    Однако буквальное толкование распространенной в российских СМИ фразы: «Президент России Владимир Путин сообщил, что во время сегодняшнего телефонного разговора с президентом Украины Петром Порошенко в качестве первой меры плана по урегулированию ситуации на Украине он назвал «прекращение активных наступательных операций вооруженных формирований ополченцев юго- востока Украины» недвусмысленно указывает, что вопрос о прекращении огня все-таки обсуждался, но как мы указали выше, Песков это категорически отверг.

    В этой связи очевидно, что Песков сделал это резкое опровержение по мотиву недопустимости логического выявления причастности России к событиям на Украине. Секрет полишинеля. Жалкая попытка отмазать шефа. Убогая боязнь разоблачения, вуалируемая дипломатической щепетильностью. Просто человеческая низость и подлость. Разве в первый раз?

    Вспомним самые последние «миролюбивые» инициативы российского президента – обещание Путина об открытии гуманитарного коридора из Иловайского котла, который стал коридором смерти для многих украинских бойцов, выходивших из него с надеждой на слово президента Путина. Колонну украинских войск,выходящих  из этого котла, российские войска и террористы расстреливали в упор из всех видов вооружений. Около 1500 убитых и искалеченных – таков результат путинского «недоразумения».

    Согласно мировой практике приличные государства не ведут переговоров с террористами. Это правило сформировалось не на пустом месте: жизнь доказала, что террористы, не признающие действующие законы, общечеловеческие ценности и решающие социальные проблемы с помощью оружия, не выполняют фундаментальных договоренностей. Менталитет террористов таков, что они рано или поздно нарушают любые договоренности, находя для этого какой-либо повод или вообще без всякого повода. Поэтому договариваться с террористами бессмысленно: настоящего мира все равно не будет, а хрупкое перемирие обязательно закончится новой войной, которая принесет еще больше жертв, нежели до «мира».

    Что касается достижения договоренности о прекращении огня, то это, безусловно, нужная, жизненно-необходимая мера. Но судя по развитию событий, даже этого промежуточного способа спасения человеческих жизней с террористами достичь невозможно. Впрочем, это было ясно и ранее, когда Порошенко в одностороннем порядке объявлялись и продлевались так называемые перемирия, во время которых террористы ежесуточно убивали украинских бойцов.

    Дипломатические передергивания не принесут мир Донбассу: мир возможен лишь на основе честных переговоров, а какой честности можно ожидать от террористов? Террористы взяли оружие не для того, чтобы договариваться, и они не остановятся до тех пор, пока не добьются своих целей с помощью оружия, либо не будут уничтожены.

    В практическом плане ситуация выглядит следующим образом: либо Украина своими руками (по результатам «переговоров» с террористами) продолжает процесс утраты территориальной целостности (сначала — Крым, затем – Донецкая и Луганская области, далее – везде), либо террористическому беспределу на территории Украины будет положен конец. Да, для этого придется воевать и нести жертвы. Но при сложившихся неблагоприятных для Украины обстоятельствах другой альтернативы на пути к свободе и независимости, к сожалению, не просматривается. Надежный мир в Украине возможен лишь после устранения террористической угрозы.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    24 Февраля

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив