Дружить не по кремлевской указке

    Нынешний год станет развалом всех путинских надежд на восстановление «величия России»

    Петр Порошенко и Александр Лукашенко на переговорах в Минске Пресс-служба президента Украины Петр Порошенко и Александр Лукашенко на переговорах в Минске


    Киев, Февраль 16 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – «После окончания минских переговоров в кулуарах какой-то оператор случайно записал тихий разговор Петра Порошенко с Александром Лукашенко. «Он затеял не честную, грязную игру», – сказал украинский президент. «Я знаю, знаю. Да все поняли это», – в ответ заявил Лукашенко. Белорусскому президенту не впервой вставать на противоположную от Путина сторону, как и раньше – против Ельцина, – пишет в рубрике «Мнения» на сайте «Крым.Реалии» профессор грузинского Государственного университета Илии Олег Панфилов. – Хитрован Бацька конечно видел оператора и знает о возможностях современных микрофонов, потому, думаю, сказал намеренно, окончательно противопоставив себя доживающему свое время «интегратору» Путину. Долгожитель постсоветской номенклатуры прекрасно чувствует сгущающуюся над Кремлем атмосферу и видит зарево сгорающей империи.

    В 90-х годах украинский журналист Виталий Портников придумал остроумную расшифровку аббревиатуры СНГ – Содружество Независимых Газопроводов. В те годы государственная корпорация «Газпром» пыталась вернуть под свой контроль месторождения, оказавшиеся после распада СССР на территориях постсоветских стран. Созданное содружество, СНГ формально должно было обеспечить прежние связи, сохранить экономическое сотрудничество и политические контакты. Чтобы получилось некое подобие СССР с его большими полномочиями «на местах».

    Сделать это оказалось делом несложным, потому что во главе новых стран оказались старые руководители, в большинстве своем руководители республиканских коммунистических партий, для которых начальство всегда было там – в Москве. Или, как говорил Эдуард Шеварднадзе, – «для Грузии солнце всегда встает на севере». В странах, где к власти пришли не связанные с советской номенклатурой интеллектуалы, в Грузии, Азербайджане и Беларуси, к середине 90-х годов Кремль их «зачистил», чтобы не мешали жить по-старому.

    Все 23 года после распада СССР Кремль торговался о качестве дружбы. Всегда одним из главных аргументов «вечной любви» были остатки советской армии, частично ставшие казахскими, армянскими или белорусскими, частично – российскими. Частью вооружения и техники Россия поделилась с новыми странами, но наиболее стратегически важные оставила для себя там, которые называет стратегическими партнерами.



    В Центральной Азии такой страной оказался Таджикистан, а позднее и Кыргызстан. На Кавказе – Армения и оккупированные Абхазия и Цхинвальский регион, в европейской части СНГ – Беларусь и оккупированное Приднестровье, теперь и Крым. Как на шахматной доске Кремль расставил важные фигуры таким образом, чтобы было можно их выгодно для себя, если понадобится, продвигать.

    Правда, спустя годы оказалось, что не все страны хотят поддерживать военное сотрудничество с Россией. В Туркменистане и Узбекистане нет ни российских баз, ни российских военных советников, их нет в Азербайджане и Грузии, теперь в Украине и Молдове.

    В Москве, вначале Ельцин, а потом и Путин ломали голову над тем, что еще придумать, чтобы удержать постсоветское пространство. Созданное ОДКБ, ставшее жалким подобием Восточного блока, держится исключительно на активности и диктате Кремля, в нем сейчас всего 6 стран-членов, половину из них невозможно назвать военными державами.

    Что же тогда до сих пор объединяет бывшие советские республики? Исключительно влияние российской пропаганды и какое-то количество людей, до сих мечтающих о возрождении если не СССР, то хотя бы какого-то подобия. Странное дело – чем хуже экономика, тем больше желание быть совком.



    В Таджикистане, самой бедной постсоветской стране сейчас находится российская военная база, но нет ни одного существенного совместного экономического проекта. Единственный вклад России в экономику Таджикистана – это более миллиона таджикских гастарбайтеров, работающих дворниками, строителями и чернорабочими, при этом постоянно сталкивающихся с расизмом и русским национализмом. До вывода в 2005 году российских пограничных войск с таджикско-афганской границе складывалась нелепая ситуация: российские «карацупы» находились в нескольких тысячах километров от родины охраняли территорию, на которой практически не было вложено ни одного российского рубля. Причем, аргумент, что пограничники охраняют «российскую границу» нелеп: Таджикистан от России отделяют две страны – Узбекистан и Казахстан.

    Примерно так же складывались отношения России и Кыргызстана. Официально сообщается о заключении более 120 межгосударственных договоров, на самом деле отношения являются односторонними – для России Кыргызстан является рынком сбыта, но не развития. Регулярно с 1997 года проводит заседания Межправительственная российско-кыргызская комиссия по торгово-экономическому, научно-техническому и гуманитарному сотрудничеству, о результатах которых умалчивается.

    Так же как и в Таджикистане, значительной частью экономики Кыргызстана являются гастарбайтеры, их в России более полумиллиона. Хитрее всего оказались Туркменистан и Узбекистан, которые дистанцировались от российской политики, в том числе и в экономических отношениях. Лаконичные сообщения об экономических проектах как всегда изобилуют восторженными словами «замечательное будущее», «новый импульс развития», «хороший потенциал». Но не более.

    И в Ташкенте, и в Ашхабаде давно поняли, что развиваться надо самим. На Кавказе еще две страны, решивших жить без российского диктата – Грузия и Азербайджан, ставшими надежными партнерами в глобальных энергетических проектах. Сейчас вырываются из российского плена Украина и Молдова и, судя по визитам в Киев президентов Беларуси и Казахстана, от кремлевского влияния готовы отказаться еще две страны.



    Трудно предположить, насколько Путин готов противодействовать Астане и Минску, но киевский вояж Лукашенко и Назарбаева – хороший намек Кремлю. Как и позиция президентов Беларуси и Казахстана в отношении конфликта в Украине, прямо противоположная кремлевской. Хотя опасность подвергнуться агрессии для Минска и Астаны гораздо больше, чем для других стран-партнеров – и в Беларуси, и в Казахстане живет значительное число так называемый русскоязычных.

    Путинская империя рано или поздно умерла бы естественным путем, как исчезали все империи. «Украинская авантюра» подтолкнула оставшихся любителей «жить вместе», для которых поведение Путина стало если не открытием, то откровением. Ситуация начала радикально меняться не только в самой Украине, где сторонников независимости становится с каждым месяцев больше, но и в большинстве стран, которые еще недавно назывались в числе партнеров Кремля. Для моих друзей таджиков уже нет сомнений в том, что такое «соседская» политика Кремля: «Если они на единоверцев и славян нападают, то куда нам от них спрятаться».

    Многие стали понимать, что путинский «русский мир» – это идеология национализма, шовинизма и часто – откровенного фашизма. Для центральноазиатских и кавказских стран аргументы российской пропаганды об «украинском фашизме» и «бандеровцах» уже не действуют. Для белорусов – тем более, они живут рядом и прекрасно понимают, что имеется в виду под «бандеровцами».

    Сейчас уже можно быть уверенным, что Путин стал разрушителем того, что еще год назад называлось постсоветским пространством, которое существовало по инерции как придаток российским амбициям.



    Россия тщательно поддерживала партнерские отношения подачками или благосклонно разрешая части населения выживать за счет черной работы на стройках и дворниками на улицах – для граждан стран Центральной Азии. Для Армении геополитическая российская игра под названием «карабахский конфликт» неожиданно закончилась массовым убийством российским сержантом-дегенератом армянской семьи. И теперь отношения с Россией могут расцениваться жителями Армении не столько покровительством, сколько источником постоянной угрозы. Неожиданно для всех повел себя Александр Лукашенко, вдруг оказавшийся в лучах мировой политики. Его поведение во время минских переговоров напоминало радость встречи доброго волшебника, уверенного, что все происходящее в Минске – результат его мудрой и дальновидной политики. Даже история со стулом Путина – скорее не шутка, а желание показать Путину, что его падение тоже начнется с Минска.

    2015 год станет развалом всех путинских надежд на восстановление «величия России». В страны Центральной Азии начали возвращаться гастарбайтеры, недовольные тем, что рубль упал настолько, что ни самим прокормиться, ни семьям послать уже нечего. В Армении медленно, но настойчиво растет недовольство властью, позволившей России издеваться над памятью погибшей семьи, игнорируя протесты и требования судить сержанта Пермякова армянским судом. И лидером антипутинского демарша, как ни странно, может стать Лукашенко, чья страна – пока единственный коридор, связывающий Россию с Европой. Невыездной в европейские страны белорусский президент вдруг стал гостеприимным хозяином для лидеров двух крупнейших европейских стран. Не сомневайтесь, Лукашенко найдет как объяснить это феноменальное событие в международной жизни Беларуси с личной пользой для себя. Чуть было не рухнувший мимо стула Путин уже не интересен Лукашенко.

    Заканчивается эпоха существования СНГ, продержавшегося 23 года непонятно зачем и неясно почему. Игры в интеграцию и создание нескольких мертворожденных организаций потребовало неких усилий и много денег на зарплаты нескольких тысяч чиновников. У СНГ, как и у СССР не были никакой идеологии или цели, а жить на одной территории и под диктатом Кремля уже не удается. Процесс дезинтеграции запущен, и многое сейчас зависит о того, как близкие к Кремлю страны поймут, что от России уже ничего не зависит и жить надо самостоятельно. Армения станет полноценной кавказской страной и дружественной к соседям. Страны Центральной Азии или создадут собственные модели или заимствуют, к примеру, турецкий опыт. Беларусь отдаст Путину право называться «последним диктатором Европы». У России после распада постсоветского пространства появятся серьезные внутренние проблемы. Но это уже другая история.

    Все было бы намного проще, если бы Лукашенко был настойчив и выхватил бы из-под Путина стул чуть позже, когда шансов не грохнуться на пол уже не было бы...».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив