Что рассказали пленные ГРУшники после встречи с российским консулом (ВИДЕО)

    Спецкор «Новой газеты» снова навестил задержанных россиян в киевском госпитале



    Киев, 30 Май (Новый Регион, Вадим Довнар) – В интервью Павлу Каныгину из «Новой газеты» арестованные российские оккупанты просили записывать их на видеокамеру.  Они сказали, что не могут дозвониться до своих родных, потому что те не берут трубки. Собеседники звонили вместе — были длинные гудки, набирали снова, и абонент становился «недоступен». Подследственные решили, что будут говорить с родными и миром хотя бы так. Вот выдержки из этой беседы.

    Капитан Евгений Ерофеев:

     О чем вообще вы (c консулом) беседовали? Это не секрет?

    — Ну пытались построить диалог. Он задал мне вопросы процессуальные простейшие. Я задал ему тоже вопросы, он их записал. Обещал через пару дней подъехать, ответить на них каким-то образом. Основной, конечно, вопрос — это по поводу моей семьи. Ну и по поводу моей статьи, которая мне инкриминируется, — терроризм.

     Ты спрашивал, почему уволен из рядов Российской армии?

    — Ну не было никакого смысла даже это спрашивать. Я больше интересовался семьей. О дальнейшем моем здесь пребывании. И немножко другими вопросами, связанными с тем местом, где я когда-то работал. Ну, ты понял.

     Один телеведущий на российском телевидении говорит, что ты находишься здесь под пытками и можешь говорить все что угодно. В том числе и мне.

    — Не буду комментировать, не видел этого обращения. Но могу подтвердить, что под пытками все скажут все что угодно. А в данном случае что я такого сказал, что я мог бы под пытками сказать? То есть что я такого говорил? Что-то незаконное сказал или тайну военную выдал?

     Скажи, пожалуйста, все-таки как бы ты определил свой статус сейчас?

    — С моим адвокатом мы хотим переквалифицировать статью с терроризма на шпионаж. Без комментариев.

    Погода в Киеве плюс 30, у меня окно, кондиционер. Дают воду волонтерскую, сок приносит психолог, круассаны тоже, вот то, что Паша принес. Можешь снять как бы мою камеру. Или лучше не надо? Как я тут живу. Камера как камера, обычная камера, жучки СБУ стоят (смеется. — П.К.)…

    Сержант Александр Александров:

    — Вчера приходил консул. Интересовался состоянием здоровья. Все ли нормально. Всего ли хватает. Спрашивал я о своем неожиданном увольнении. Он никак не смог прокомментировать это. Сказал, что уточнит [в Министерстве обороны РФ]. По поводу обмена [сказал], что ведутся переговоры. И пока мы находимся под следствием, ни о каком обмене речи идти не может. Сказал, чтобы мы не переживали, Россия о нас не забыла. Что Россия будет помогать нам, и даже если нас посадят, это будет ненадолго.



     Так и сказал?

    — Так и сказал. А я сказал, что надеюсь, не посадят. Говорил ему, что не могу дозвониться до родных, и он тоже сказал, что не может, — выключен телефон. Будут пытаться дальше.

     Мы сейчас с тобой не смогли дозвониться тоже.

    — Никогда такого не было, чтобы я маме звонил, а она трубку не брала. С женой, когда еще только встречались, когда в учебные командировки там ездили, всегда можно было дозвониться, даже ночью, в два часа ночи там, всегда знал, что она возьмет трубку. А сейчас…

     Ты здесь с кем-то можешь общаться? С украинскими военными?

    — С украинскими военнослужащими мы не общаемся. Говорят, что это для нашей же безопасности. Люди после войны же. Вопросы же [у них к нам] остаются. Никто же не понимает. Хотя смотришь на них, они возвращаются как герои, достойно возвращаются. Родина от них не отказывается, даже от тех, кто в плену побывал. Заботятся о них, пытаются вернуть. А у нас так интересно получается. С детства учат патриотизму и любви к родине… На самом деле патриотизм у меня никуда, конечно, не делся. Родину люблю. Но Родина — это не государственный какой-то строй или государственные лидеры. Это родные люди, друзья, просто сограждане, родные места. А государство просто не совсем красиво поступает, [когда] отказывается. Тем более еще привлекает к этому членов семьи, дорогих людей. Не совсем по-человечески получается…

     Ты имеешь в виду ту историю с женой?

    — Да, имею в виду интервью с женой (сюжет был показан в эфире «России 24». — П.К.). Меня это задело до глубины души. Она вообще же как бы не при делах и ни в чем не виновата. Видно, что интервью на скорую руку сделано…

    ВИДЕО

    novayagazeta

    novayagazeta

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    21 Мая

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив