Каспаров: Даже оппозиционные политики РФ так или иначе зависят от Кремля

    Если будет потребность, то Путин прикроет любую политическую активность

    Гарри Каспаров NEWSROOM Гарри Каспаров


    Гарри Каспаров сравнил современную Россию со скоростной лодкой, Speed boat, которая несется куда-то на огромной скорости.

    Постепенное изменение ее курса из-за сложившейся ситуации невозможно. А какие повороты она должна сделать, чтобы войти в гавань цивилизованных, государств, Каспаров рассказал в интервью NEWSROOM.

    Разговор происходил в Вильнюсе во время 3-его Форума Свободной России, инициатором которого и является экс-чемпион мира по шахматам. В интервью Каспаров также рассказал, есть ли у него президентские амбиции, чем нынешний Форум отличается от схожих площадок и почему оппозиционные российские политики стараются избегать обсуждения острых тем:

    - Гарри Кимович, у Вас есть президентские амбиции?

    - Нет, точно нет. Я всегда говорил, что меня интересует только одно: возвращение России в семью цивилизованных народов, в рамки современного государства, которое будет не источником проблем, а страной, которая дает решение.

    Многое зависит от того, в какую сторону Россия пойдет. Пока на сегодняшний день можно утверждать, что путинский режим является источником роста напряженности на планете. Я очень надеюсь, что постпутинская Россия все-таки найдет в себе силы избавится от кошмара прошлого. Одной из важнейших задач является отказ от коммунистической преемственности и признание своих ошибок, что является необходимым условием для любого очистительного процесса.

    Я готов максимально в этом помогать, но я не хочу становиться частью непосредственно политического процесса в России. Я знаю, что могу сделать, у меня все-таки большой, наверное самый большой опыт среди представителей российской оппозиции по взаимодействию с зарубежными политиками. Я готов помогать решать проблемы с помощью авторитета и опыта.

    - Несколько лет назад во время выступления в Вильнюсском университете, на мой вопрос о санкциях против России и изменении отношений запада к российской власти, вы сравнили этот условный запад с океанским лайнером, который медленно, но все-таки разворачивается и меняет курс. А сколько времени нужно для того, чтобы российское общество развернулось и взяло курс на перемены?

    - Перемены в разных обществах происходят по разному. За Западе существуют институты, которые позволяют оптимизировать этот процесс. Он действительно происходит медленно, но основательно. Дискуссии не прекращаются, даже тогда, когда, на наш взгляд, политика запада носит односторонний, неправильный характер. У них есть средства массовой информации, есть политики, имеющие разные точки зрения. Этот поворот он потому и медленный, что идет дискуссия,  что нужно выработать некий консенсус в обществе. В государствах, где форма правления далека от демократической — в авторитарных, тоталитарных, как сегодняшняя Россия, диктаторских режимах, — такие постепенные переходы не возможны, т.к. дискуссии никакой нет.

    Если употребить аналогию, то сейчас Россия — это скоростная лодка, такой Speed boat. Медленно не повернешь, развороты будут резкие. И история не знает примеров, когда этот процесс происходил удачно, постепенно, с использованием старой легитимности.



    Попытка 91-го года должна нас научить, что любые разговоры о том, что надо инкорпорировать части прошлой системы и это позволит нам избежать потрясений, закончатся тем же самым.

    В итоге части старой системы воссоздадут ту атмосферу, в которой они могут функционировать. Скорее всего, это должна быть идеологическая шоковая терапия. Невозможно долго объяснять — знаете, а вот здесь были допущены ошибки... Есть вещи по которым придется разбираться сразу. Некоторые говорят, что я занимаю радикальную позицию. Но на мой взгляд, это единственный способ двинутся вперед.

    В постпутинской России новый свободный парламент должен принять категорическое решение об отмене всех преступных, незаконных решений власти как внутри России, так и за рубежом. Это длинный список, но это должно быть сделано одномоментно. Реализация может занять какое-то время, но нельзя делать вид, что какие-то вопросы, например, оккупация Крыма, будут решаться десятилетиями. Это преступление путинского режима и новая власть обязана от него отмежеваться.

    - Насколько быстро?

    - Немедленно. Уточню, процессы восстановления исторической справедливости могут занять время. Все понимают, что это не происходит молниеносно. Но делать вид, что можно вести переговорный процесс по отторгнутым территориям, например, у Грузии, Украины, а также по тем вопросам, когда российская власть нарушала собственное же международное обязательства, совершала международные преступления, по меньшей мере, наивно. Ведь это продолжает выводить Россию за рамки нормального международного юридического процесса. Для того, чтобы стать частью цивилизованного пространства, нужно просто начать играть по его правилам. Это означает, что надо серьезно пересмотреть свое отношение к прошлому.

    В этом плане вильнюсский форум принципиально отличается от других международных дискуссионных площадок и от форума, который был неделю назад и который может быть внешне похож на наш. Там существуют табу на многие вопросы, связанные с агрессивной российской внешней политикой, с болезненными вопросами как оккупация де факто восточной Украины, аннексия Крыма, с ролью РПЦ в обществе...
    Есть много вопросов, которые обсуждать необходимо, но которые выводятся за скобки, т.к. многим оппозиционным деятелям хочется сохранять нейтральную, осторожную позицию, чтобы не отпугнуть этого мифического избирателя , которого на самом деле не существует. Избиратель в РФ один и он сидит в Кремле.

    - На встрече оппозиции, которая проходила в Вильнюсе за неделю до вашего форума, я спрашивала у его участников, готовы ли они работать вместе с вами и вашей командой — объединяться, обсуждать и решать совместно вопросы. От них прозвучало такое мнение, что Каспаров давно живет вне России, и несколько оторвался от российской действительности. Ответьте: Вы оторвались от России?

    - Я анализирую ситуацию на основе имеющихся фактов. Кто оторвался — это вопрос субъективный, а кто находится под влиянием Кремля — это вопрос объективный.

    Люди, существующие в российском политическом пространстве сегодня, так или иначе зависят от Кремля, чтобы они там не говорили.

    Мы понимаем, что стране, во главе который стоит безумный диктатор, который нарушает все международные принципы, который атакует соседнюю страну, посылает войска в Сирию, который занимается политическими убийствами, в состоянии закрыть любую политическую активность на своей территории, если будет потребность. В силу каких-то причин сегодня Кремль считает деятельность многих оппозиционных сил для себя выгодным. Не знаю почему, может Кремль ошибается.

    Но совершенно очевидно, что принципиальная разница между тем, что происходит здесь, на Форуме, и другими подобными площадками, заключается в том, что мы не ограничены никакими звонками из Кремля. Мы может быть правы, может быть не правы в чем-то. Важен процесс и дискуссия. У нас есть точка зрения, которая является только нашей. С ней можно соглашаться или не соглашаться, но в ней бессмысленно искать какое-то двойное дно, т.к. нам нечего опасаться.

    Мы говорим о тех проблемах, которые, как нам кажется, являются важными, которые почему-то не обсуждаются в России и выводятся за скобки — нельзя говорить открыто о Крыме, РПЦ, преступном советском режиме... Нельзя говорить, потому что вы существуете в том политическом пространстве, в котором должны быть соблюдены определенные правила. И это касается не только оппозиционных политиков, но многих СМИ, которые вынуждены придерживаться такой вот несбалансированной политики.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    21 Июля / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив