Почему шахтеров умножают на ноль

    Угольная отрасль потеряла стратегическое значение для государства. Но шахтеры никак не хотят этого понять

    Время менять работу Время менять работу


    Киев, Апрель 24 (Новый Регион, Вадим Довнар) — На днях Министерство энергетики презентовало Программу развития угольной сферы. Под ее прикрытием будет проведена крупномасштабная чистка, по итогам которой в отрасли останутся работать считанные шахты. А на замену им придут импортеры, которые с лихвой покроют потребности Украины в угле, пишет Юрий Савченко в «Деловой столице».

    Программа развития угольной отрасли была представлена Владимиром Демчишиным с большой помпой. Сначала ее заслушал правительственный комитет по вопросам экономического развития и европейской интеграции, а немного позже — 3-й Всеукраинский съезд шахтеров. Если коротко пересказывать суть документа, то власть запланировала навести порядок в отрасли путем оптимизации расходов шахт и прироста их производственных показателей. На выходе этот комплекс мероприятий должен произвести ошеломляющий эффект: себестоимость добычи угля госшахтами сократится с сегодняшних 1,6 тыс. грн/т — до 1,2 тыс. грн., что вполне соответствует его сегодняшней коммерческой цене на рынке.

    Этот оптимистичный план гармонично сочетается с названием программы. Но после детального изучения ее содержимого, читатель рискует погрузиться в ступор. В первую очередь потому что в Программе нет конкретного плана действий, с помощью которого можно хотя бы попытаться достичь поставленных задач. Наверное, именно поэтому во время презентации в зале киевского Октябрьского дворца стоял смех, когда глава Министерства энергетики заявил об ожидании получить в этом году от отрасли 9 млн т угля. Дело даже не в том, что эта цифра на 50% больше показателей 2014 года. А в том, что прирост добычи прогнозируется на фоне катастрофического снижения государственной финансовой помощи: если в прошлом году на угольную отрасль страна потратила больше 14 млрд грн, то в этом году на эти целы в госбюджете заложен ноль.

    Подопечные Владимира Демчишина легко парируют этот факт. Мол, 90% из общего объема угольных дотаций традиционно проедались (уходили на покрытие разницы между себестоимостью добычи угля и его рыночной стоимостью), и только остальные 10% тратились на развитие. По их словам, сейчас потребности отрасли в дотациях значительно ниже, ведь 55 госшахт (из 93) захвачены сепаратистами на Донбассе. Оставшихся же горняков чиновники попытаются поддерживать. Например, недавно Верховная Рада отдельным решением выделила угольщикам 400 млн грн. 300 из них уже распределены, а остальные 100 должны быть выделены буквально на днях. Но проблема в том, что эти деньги предназначены для погашения долгов по зарплате, а никак не для закупки оборудования и подготовки новых лав.

    Это означает, что ожидаемый рост объемов добычи угля нереалистичен. Впрочем, похоже, в действительности и задачу такую себе никто не ставил. Ведь по сути презентованная Демчишиным Программа — это всего лишь техническое выполнение задачи, поставленной перед ним Арсением Яценюком в январе 2015-го, когда у здания Кабмина прошел первый за последние годы шахтерский митинг: снять с шеи государства углльную отрасль.

    Кстати о забастовках, которые в последнее время они особенно участились. Если не считать Рината Ахметова, то базовая причина кризиса в угольной отрасли кроется в том, что шахтеры со времен независимости Украины жили без непопулярных реформ и проедали государственные деньги. Таким образом чиновники всех мастей десятилетиями поддерживали на должном уровне свою популярность в глазах шахтерского электората. Военный конфликт на Донбассе лишь вскрыл эту проблему, но пытаться ее решать уже поздно: из 25 оставшихся под контролем Киева госштахт, только 6 можно вывести на рентабельный уровень. Остальные — либо малоперспективные по запасам, либо безнадежно убыточны.

    В Кабмине прекрасно знакомы с этим положением дел. Поэтому Программу развития угольной отрасли можно без преувеличения назвать ширмой, за которой чиновники всего лишь пытаются довести до конца ликвидацию этой сферы, но сохранить при этом «хорошую мину». Кстати, масштабы и скорость процесса ликвидации уже давно определены. В соответствии с официальной программой деятельности правительства, на протяжении 2015-2019 годов, из вышеупомянутых 93-х формально принадлежащих государству шахт, 32 должны быть закрыты, 24 — законсервированы, а оставшиеся 37 — приватизированы.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив