Как Украина обеспечивает энергонезависимость отнятого у нее Крыма

    Оккупанты полным ходом ведут добычу газа на украинском шельфе

    <p>Подземное газовое хранилище компании &laquo;Черноморнефтегаз&raquo; в селе Глебовка Черноморского района Крыма</p> Reuters

    Подземное газовое хранилище компании «Черноморнефтегаз» в селе Глебовка Черноморского района Крыма



    Киев, Октябрь 10 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – Самостоятельное обеспечение Крыма природным газом уже несколько лет декларируется руководителями крымского ТЭК как приоритетная задача. Со сменой принадлежности полуострова этот лозунг из повестки дня не исчез, напротив, Крым близок к его воплощению в жизнь как никогда, пишет Роман Николаев в своей статье на сайте «Крым.Реалии». Уже к концу этого года компания «Черноморнефтегаз» планирует добыть 2 млрд кубометров газа, что равняется годовому объему потребления на полуострове. Парадокс состоит в том, что достичь заветной планки в Крыму собираются за счет месторождений, территориально остающихся в Украине.

    К моменту аннексии Крыма основной добытчик углеводородов в Азово-Черноморском бассейне – компания «Черноморнефтегаз» имела на своем балансе 17 месторождений, расположенных как на шельфе, таки на суше: 11 газовых, четыре газоконденсатных и два нефтяных. Суммарные запасы всех месторождений оценивались в 58,56 млрд кубометров природного газа, 1231 тыс. тонн газового конденсата и 2530 тыс. тонн нефти. При этом в эксплуатации находились 10 месторождений: Голицынское и Штормовое газоконденсатные, Архангельское, Стрелковое, Джанкойское, Задорненское, Восточно-Казантипское, Северо-Булганакское и Одесское газовые и Семеновское нефтяное.

    17 марта, уже на следующий день после проведения так называемого референдума, крымские власти объявили «Черноморнефтегаз» своей собственностью и захватили его имущество. При этом вместе с движимым и недвижимым имуществом компании крымские сепаратисты заявили свои права на все черноморские месторождения, даже те, что значительно удалены от полуострова. 

    Одесское стало крымским

    Из всех запущенных в эксплуатацию газовых промыслов украинского шельфа самым «свежим» и перспективным является Одесское газовое месторождение в северо-западной части Черного моря. Как следует даже из его названия, территориально оно ближе к побережью Одесской области – 85 км. Расстояние до западной оконечности Крымского полуострова мыса Тарханкут составляет 160 км, до украинского острова Змеиный – 60 км.



    По оценкам геологов, это крупнейшее месторождение газа из разведанных в Черном море, его суммарные запасы оцениваются более чем в 22 млрд кубометров, а вместе с соседним Безымянным месторождением – более чем в 35 млрд кубов. Промышленная эксплуатация Одесской площади началась только в сентябре 2012 года. Именно ее начало позволило сделать первые заявления о полном удовлетворении крымских потребностей в газе за счет морской добычи уже в скором времени. После российской аннексии полуострова этим планам ничего не помешало, и на сегодняшний день Одесское месторождение – все так же главный источник газоснабжения Крыма, дающее прирост добычи на фоне падения объемов на истощенных старых месторождениях Азовского моря. Именно с учетом его запасов крымские власти сегодня озвучивают планы поднять уровень добычи до 2 млрд кубов газа в 2014 году и до 3 млрд – в 2015 году (для сравнения, в 2013 году «Черноморнефтегаз» добыл 1,65 млрд кубометров газа). Хотя добыча эта, де-факто и де-юре, ведется не на крымском, а на континентальном украинском шельфе.

    На последнем заседании крымского правительства 7 октября новоназначенный директор «Черноморнефтегаза» Сергей Бейм поделился планами освоения чужой территории. Так, по его словам, до конца января планируется увеличить добычу на 10%, а к концу весны – на 20%. «Числа с десятого мы выведем буровые установки и начнем бурение двух скважин на Одесском месторождении. До конца января две скважины будут добурены, что позволит произвести прирост от 7 до 10% к добываемому газу. До конца весны будут пробурены еще пять скважин, что даст в общем прирост в 20%», – рассказал он (цитируется по пресс-службе Совмина Крыма). Окрыленные грядущим приростом крымские власти даже считают ненужным в этой связи вести речь о повышении тарифов на природный газ для населения. Мол, его все равно будет хватать с излишком. 

    На фоне этого ресурсного пиратства в исключительной экономической зоне Украины остается совершенно неясным отсутствие контрдействий или хотя бы публичной реакции официального Киева. 

    Шельф не наш?

    По словам юристов, аннексия Крымского полуострова не дает России права претендовать на удаленные от его побережья морские месторождения. Нет такого права и у самопровозглашенных крымских властей. Даже если представить себе наихудшую ситуацию, при которой Киев будет вынужден официально признать Крым российским и провести разграничение, то, согласно международным нормам, при разделе шельфа участок между островом Змеиным и одесским побережьем все равно останется за Украиной, со всеми расположенными на нем запасами углеводородов.

    На сегодня же вопрос использования морского шельфа явно не урегулирован. И Украина не предпринимает никаких действий для того, чтобы решить его в свою пользу. Так считает директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский.



    «Украина занимает абсолютно пассивную позицию в данном вопросе. Он не включен в повестку дня ни одних переговоров с Российской Федерацией», – прокомментировал он.

    По мнению эксперта, властям необходимо добиваться урегулирования политической составляющей аннексии и после этого переходить к правовой и финансовой составляющей. Однако какие в итоге будут предприняты действия, он не берется прогнозировать. Он считает, что даже в случае признания аннексии Крыма Украина должна претендовать либо на компенсацию, либо на безвозмездное долевое участие в разработке российской части шельфа. В случае же непризнания – требовать возврата собственности и права на разработку месторождений. 

    Что же касается заведомо украинской части шельфа, то здесь ответ видится однозначным – исключительное право на его освоение принадлежит лишь Украине. Однако при всей очевидности ответа мы не наблюдаем шагов в этом направлении. А шаги могут быть следующими: либо взятие месторождений под свой контроль, либо, в случае опасения военного столкновения с Россией, иск в международный суд и судебный запрет иностранным субъектам вести на этих месторождениях какую-либо деятельность. 

    Еще в мае украинский премьер Арсений Яценюк анонсировал судебную тяжбу за все без исключения имущество «Черноморнефтегаза». 

    «Россия аннексировала Крым. Россия захватила украинскую собственность стоимостью в десятки или даже сотни миллиардов долларов, включая государственную компанию «Черноморнефтегаз». Она украла свыше 2 миллиардов кубометров украинского газа. Она украла нефтедобывающие поля, компании, оффшорные вышки и те, которые на суше. Мы по этому поводу встретимся с Россией в суде», – пригрозил тогда Яценюк.

    Однако вплоть до настоящего времени сообщений о подготовке и подаче такого иска не поступало. 

    В итоге сегодня приходится с сожалением констатировать, что Украина добровольно отказалась и от своего морского шельфа, и от дальнейшего использования его углеводородных ресурсов. 

    «Основная проблема в том, что это было наше прорывное направление, именно добыча газа на шельфе. С потерей Крыма мы потеряли перспективы развития на шельфе, – считает финансовый директор компании «Карпатыгаз» Артур Сомов. – Либо же их надо возвращать через суд, а обращение в суд – это вопрос уровня правительства, и проблема должна решаться вместе с проблемой Крыма». 

    В свою очередь Валентин Землянский полагает, что, потеряв компанию «Черноморнефтегаз» с ее материально-технической базой, Украина все равно не сможет продолжать освоение морских месторождений.



    «Без материально-технической базы «Черноморнефтегаза» осваивать шельф Украине практически невозможно. Так что, перспектив я пока не вижу», – отметил он. 

    Да, морская добыча углеводородов – дело недешевое. Создать вторую компанию, равную по техническим возможностям утраченному «Черноморнефтегазу», Украине не по карману. Даже прокладка газопроводов на материк от уже функционирующих в Черном море месторождений вряд ли появится в списке первоочередных финансовых расходов в ближайшие годы. Однако отсутствие средств еще не повод добровольно отдавать свой ресурс в пользу оккупированной части страны и государства-оккупанта. В этом случае куда разумнее просто законсервировать месторождения, территориально близкие к украинскому побережью, до лучших времен.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив