Бизнесмен из Литвы: Я себя почувствовал в Украине Джеком Восьмеркиным — Американцем

    Олег Ковригин: В Украине у всех и у всего есть душа, даже у взяточника

    Олег Ковригин:  Я себя почувствовал в Украине Джеком Восьмеркиным - Американцем Олег Ковригин:  Я себя почувствовал в Украине Джеком Восьмеркиным - Американцем


    Вильнюс, Сентябрь 09 (Новый Регион, Таня Деккер) — Я чувствую себя в Украине как Джек Восьмёркин — Американец. Меня очень многое удивляет, люди здесь сильно отличаются от, например, тех же литовцев. Литовский бизнесмен Олег Ковригин, открывший в Киеве крупнейшую в Восточной Европе глазную клинику «Британский офтальмологический центр», рассказал, с чем ему пришлось столкнуться при открытии бизнеса в Украине и что надо изменить в системе здравоохранения, чтобы всем жилось хорошо.

    НР-БАЛТИЯ В СОЦСЕТЯХ:

    — Олег, Вы открыли глазную клинику в Киеве с ноля: компания купила здание, отремонтировали его полностью, начали работать. Это Ваш первый опыт запуска проекта в Украине?

    — Да, в Украине это первая клиника.Но это самая крупная частная офтальмологическая клиника в Украине. Наша компания работает с клиниками в Великобритании, Норвегии, Литве, в Беларуси. 

    — Какие были первые впечатления?

    — Честно, шокирующие. Такого нет даже в Беларуси.

    — Что Вас шокировало? Денег везде просили за согласования?

    — И это тоже. Но не только коррупция... Вот, например, я открываю клинику. Мне украинские инспекторы выкатили (иначе трудно назвать) требования по пожарной безопасности такие, как будто это будет не медучреждение, а какой-то склад с горючими материалами. Нигде, ни в одной стране, где работают наши клиники таких требований нет. Они просто не обоснованы.

    — Может с Вас банально деньги так вытягивали?

    — (Олег смеется). В Украине не принято прямо говорить, сколько хотят получить. Украинцы — они особенные... Как мне рассказывали знакомые литовцы, работающие в Украине, коррупционеры могут даже посочувствовать так-человечески, повздыхать, цену снизить...

    В Украине у всех и у всего есть душа, даже у взяточника.

    — Украинские власти много говорят, что в стране проводятся реформы, что бизнесменам стало легче работать. Украина заинтересована в том, чтобы в страну приходил иностранный капитал. Вы на себе это почувствовали?

    — Нет. Ничего не изменилось, вообще ничего. В Украине система здравоохранения сильно отличается от литовской. Например, в Литве, каждый человек может сам выбирать, где ему лечиться: в государственной или частной. Если есть показания к операции, то он сам выбирает клинику. Пациент приходит, допустим, ко мне. Он дает направление врача, ничего мне при этом не оплачивая. Мы делаем операцию. Я в конце месяца выставляю счет Министерству здравоохранения за проведенную операцию.

    Это правильная система, т.к. государство экономит средства. Ведь деньги идут не на строительство государственных клиник, которые к тому же надо оборудовать и т.д., а деньги идут на лечение конкретного пациента. Минздрав не несет ответственности за мое оборудование, за мое качество лечения. Ответственность лежит на мне. Если у меня будет плохо, то ко мне пациент и не придет. Люди выбирает, где лучше.

    А в Украине система здравоохранения вроде бы бесплатная, но она подразумевает бесплатные услуги только в государственных больницах. Государство само строит клиники, само оснащает их, прибавьте к этому «составляющую»...

    В Литве всё идет на пациента, а в Украине куда угодно — на строительство, оборудование, в чей-то карман, но не пациента.

    Он зачастую остается один на один со своей проблемой. Не получая от государства качественную медицинскую помощь, он идет в частную клинику.

    — То есть украинцы вынуждены вдвойне платить за лечение?

    — Получается так. А покупательская способность в Украине намного ниже, чем в Литве или других странах ЕС. У меня в Киеве стоит такое же оборудование, как в клиниках в Лондоне, Калифорнии, квалификация персонала — выше, но врачам приходится работать больше. Вот в Германии, для того, что врач офтальмолог получал нормальную зарплату, ему надо сделать одну операцию в месяц, а в Киеве в разы больше. Мы, кстати, нашему киевскому персоналу платим европейские зарплаты.

    — А у медицинских предприятий разве нет каких-то льгот?

    — Нас рассматривают как обычное коммерческое предприятие. У нас нет никаких льгот ни в Литве, ни в Украине. Счета нам выставляют по полной. Плюс в Украине на все товары медицинского назначения есть НДС — на бинты, оборудование, медицинскую мебель... На всё. Это не очень хорошо. Можно было бы брать налог с прибыли, но не с медикаментов. Мало того, что люди нам платят, так они еще платят государству в виде этих налогов. Человек должен получить где-то бесплатное обследование, но в итоге он сам везде и за все платит. Так быть не должно.

    — Украина — бедное государство, здравоохранение — оставляет желать лучшего...

    — Если подходить здраво, то медицина в Украине могла бы быть не хуже, чем в Литве. А в Литве хорошая медицина. И Украина, и Беларусь могут себе позволить купить такое же оборудование, как в Литве. Там есть все условия для этого и деньги. Возьмем, например, литовские машины скорой помощи. Они, конечно, не какие-то там невероятные Мерседесы, но очень достойно оборудованные машины. Такие, какие необходимы для оказания качественной медицинской помощи. Надо, просто, ко всему подходить с умом.

    — Украинцы сильно отличаются от литовцев?

    — Да, мне непривычны многие вещи. Я, например, не понимаю, зачем наши украинские пациенты дотошно читают договор на оказание услуг. Он стандартный, как и, допустим, договор при покупке сим-карты. Утвержденный Министерством здравоохранения. От того, что ты прочтешь его, условия обслуживания не изменяться. Но все украинцы хотят читать договор. Абсолютно все. Принято распоряжение: и в киевской клинике этот договор можно найти почти везде. Он лежит распечатанный, заламинированный на всех видных местах.

    — Не доверяют, может быть?

    — Есть такое. Многие жалуются на другой негативный опыт, говорят, что их где-то там обманули... И еще украинцы очень эмоциональные. Ругаются очень. Много ругаются, ни с того, ни с его... Жалуются допустим на рекламу, которая всплывает в их интернет-странице... Европеец никогда жаловаться не будет, возьмет и отключит функцию рекламы... (Олег смеется) А украинцы — нет, они ругаются. Это очень непривычно.

    Они мне напоминают эмоциональных грузин советского периода. Они какие-то особенные.

    — О что еще удивило?

    — Еще украинцы очень любят скидки. Желательно, чтобы это было 70- 80%. Я себя почувствовал в Украине Джеком Восьмеркиным...(Известный сериал времен СССР).  Помните историю про сигары? Вот у меня почти также. Это удивляет. У нас весь процесс построен так, что я не беру больше, чем мне необходимо. Операция, допустим, требует определенных затрат. Я не накручиваю цену, иначе ко мне никто не пойдет. У меня операция на 2 глаза стоит 1000 долларов. Я не могу делать скидки в 70-80%. У меня прибыль в разы меньше.

    — А Вы вообще верите, что перемены в Украине произойдут и там будет так, как и в любой нормальной европейской стране?

    — Я не верю в быстрые перемены. По своему опыту могу сказать, что сейчас Украина пытается делать также, как Польша 20 лет назад. То, что произошло в Украине, это очень серьезно. Майдан, война — это всё очень серьезно. Нужно время, что все изменилось. Думаю, что пройдет лет 20 прежде, чем в Украине произойдут заметные перемены. Быстро сделать не получится.

    — Да, мне говорили многие бизнесмены, что коррупционные схемы в Украине такие, что Россия в этом плане — отдыхает.

    — Уровень коррупции в Украине, действительно, очень высокий. На каждом шагу и по любому случаю... Вот Литва присоединилась к ЕС, всё прошло гладко... А если Украина присоединиться ЕС? Еще не понятно, кто к кому присоединиться! Это же огромная страна. 50 миллионов. Да в одном Киеве людей больше, чем в Литве, Латвии и Эстонии вместе взятых.

    — Вы говорили о том, что медицину в Украине можно сделать такую же, как в Литве. Что для этого нужно?

    — Некоторые решения лежат на поверхности. Надо просто хотеть это делать. Приведу пример. В Украине надо сертифицировать все лекарства и оборудование из ЕС и США. Я не понимаю, зачем это делать? Что там перепроверять? В Украине лаборатории что ли лучше, чем в ЕС и США?! Зачем тратить деньги, которых у тебя и так мало? В Литве, например, признают все сертификаты, которые одобрены в ЕС и США. В Украине я всё сертифицирую заново. Там действует чисто беларуско-украинская схема. И российская, наверное, такая же.

    Такая сертификация — это одна сплошная проблема. От этого страдает и бизнес, и государство. Выигрывают только функционеры. Для того, чтобы решить этот вопрос в Украине, нужна всего лишь одна бумага от министра здравоохранения. И сила воли отказаться от того, что лишнее и не нужное. Это всего лишь один шаг. А если найти ещё такие же простые и очевидные решения, то и реформы будут двигаться быстрее. Всем от этого только лучше будет.


    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив