Книга главреда «Дождя» — одна большая ложь

    А Михаил Зыгарь и Алексей Венедиктов - «смотрящие за гласностью» в кремлевской системе

    Книга главреда "Дождя" - одна большая ложь Книга главреда "Дождя" - одна большая ложь


    Москва — Вильнюс, Ноябрь 13 (Новый Регион, Игорь Яковенко) —  В «Московском доме книге» на Новом Арбате есть неприятная особенность: прежде чем добраться до какой-нибудь литературы, будь то справочник по цветоводству или путеводитель по Индии, вам надо преодолеть весьма специфические завалы, состоящие из изделий, принадлежащих перьям господ Мединского, Старикова, Соловьева и еще нескольких авторов такого же плана и уровня. Поскольку любая литература находится на втором этаже, а шедевры упомянутых авторов стоят и лежат в засаде на лестничной площадке, миновать их нет никаких шансов. Такая выкладка, несомненно, является частью той же информационной политики, что и на федеральных каналах российского ТВ.

    И вот недавно, пробираясь бочком на второй этаж, краем глаза цепляю неожиданность. На стеллаже с макулатурой, между творениями Мединского и Старикова, неподалеку от творений Соловьева, стоит книжка, на алой обложке которой черными буквами: Михаил Зыгарь, главный редактор телеканала «Дождь». Книжка называется: «Вся кремлевская рать: краткая история современной России».

    Не смог пройти мимо и не пожалел. Книжка написана хорошим языком и содержит немало интересных фактов о том, что происходило в Кремле и его окрестностях за последние 15 лет. Автору стоит доверять, ибо, во-первых, вхож и допущен, а во-вторых, очень хочет быть объективным и фактчекинг блюдет.

    Но достоинства текста книги вряд ли стали бы достаточным основанием для ее покупки, поскольку в последние годы книги просто некуда ставить и новую покупаю лишь, когда нельзя обойтись. Без этой обойтись можно. Причиной покупки стало удивление. Как? Книга главреда «Дождя», единственного в России независимого и свободного телеканала, стоит на самом кассовом месте. Это как если бы Каспарову, Навальному или Шендеровичу дали час прямого эфира на НТВ.

    Первое понимание причин того, что книга Зыгаря оказалась там, где никогда не смогли бы оказаться книги, например, Пионтковского, Шевцовой, Сатарова, того же Шендеровича или Каспарова, пришло, когда увидел три рекламных отзыва на последней странице обложки.
    Ксения Собчак называет автора книги «главным своим учителем и примером первоклассной работы в журналистике».

    Станислав Белковский, как всегда кокетничая и манерничая, пишет, что книга Зыгаря лучше всех его, Белковского, книг о Путине, вместе взятых, а посему он, Белковский, как завистливый нарцисс, автора не любит и старается его избегать. С учетом службы Белковского на «Дожде» размещение данной рецензии на обложке книги выглядит как-то не очень…

    И, наконец, Борис Акунин пишет, что узнал из книги Зыгаря «даже то, чего предпочел бы не знать».

    В книге 19 глав, в названии каждой из которых фигурирует имя какого-то политика или человека, влияющего на политику. Волошин и Березовский, Медведев и Сурков, Сечин и патриарх Кирилл, Песков и Шойгу. Нет только Путина. Фамилия Путина встречается в оглавлении два раза, и оба раза как атрибут, уточнение к характеристике очередного главного фигуранта политической драмы. Первый раз, когда надо характеризовать Виктора Медведчука, как последнего украинца, которому верит Путин. Второй, когда главный герой главы, Дмитрий Песков, назван пресс-секретарем Путина.

    Главный вывод книги Михаила Зыгаря состоит в том, что Путин не является субъектом политики.

    Все, что произошло со страной за эти 15 лет, произошло не по его воле и желанию. «Ближний круг подхватил его и, манипулируя страхами и желаниями, понес вперед. Туда, где сам он вовсе и не чаял оказаться». Конец цитаты.

    Это в книге главное. Штирлиц прав: лучше всего запоминается последняя фраза. Добавлю: поскольку в ней автор часто подводит итог сказанному, делает основной вывод.

    Книга Зыгаря кончается так: «Эта книга демонстрирует, что Путина, каким мы его себе представляем, не существует в природе. Вовсе не Путин привел Россию к ее нынешнему состоянию – он даже долгое время сопротивлялся этим метаморфозам. Но потом поддался, поняв, что так проще. Путин не считал, что Россию со всех сторон окружают враги. Путин не собирался закрывать все независимые телеканалы. Путин не собирался поддерживать Виктора Януковича. Он не хотел проводить Олимпиаду в Сочи… Мы все себе выдумали своего Путина».

    Книга Михаила Зыгаря — это пример того, как из отдельных кусочков правды и достоверных фактов можно собрать большую ложь. Эта ложь весьма вредоносна, поскольку, если Путин ни в чем не виноват, а в то место, где мы сейчас находимся, Россия сползла без его участия, как-то сама по себе или в результате злоумышления некоего окружения, то и делать-то ничего не надо, ибо поделать ничего нельзя.

    И все эти протесты — глупость, и разоблачения все впустую. Да и сама деятельность «Дождя» тогда – зачем? Попробуем эту ложь Зыгаря опрокинуть. Начнем с того места, где она больше всего выпирает.

    «Путин не собирался закрывать все независимые телеканалы», — пишет Зыгарь? Ну да. Путин впервые вступил в должность президента 7.05.2000, и одним из первых подписанных им документов была Доктрина информационной безопасности РФ, в которой СМИ делились на «правильные», государственные и «неправильные», все остальные. Путин подписал этот программный документ 9.09.2000 года.

    Погром НТВ начался через 4 (четыре!) дня после первого вступления Путина в должность президента. 11 мая генпрокуратура, ФСБ и ФСНП уже громили офис «Медиа-Моста». Гусинский оказался в Бутырке 13.07.2000 года, через месяц с небольшим после восшествия Путина на президентское кресло.

    Сколько секунд своего нахождения во власти, по мнению Зыгаря, Путин «не собирался закрывать независимые телеканалы»? НТВ убивали спокойно и неотвратимо. Почти год. Начали 11.05.2000, окончательно зарезали в ночь, как и полагается, с 13 на 14.04.2001. И никто из зловещего «путинского окружения» за этим решением не стоял. То, что это было личное и неотвратимое решение Путина в то время понимали все. Когда группа ведущих журналистов НТВ 29.01.2001 встретилась с Путиным, они это ясно поняли и увидели в его глазах, о чем убедительно написал Виктор Шендерович в своей книге «Здесь было НТВ».

    Книга Зыгаря состоит из пяти частей, названия которых отражают замысел автора показать вынужденную эволюцию Путина под влиянием проклятого окружения: «Путин-1: «Львиное сердце», «Путин-2: «Великолепный», «3-«Царевич Лжедмитрий» (это уже про Медведева), «Путин-3: «Грозный», и в Заключение, «Путин-4: «Святой».

    Трансформация была, это правда. Ложь в том, что это было саморазвитие (точнее, самодеградация) мелкого лиговского шпаненка, сначала приобретшего чуточку всевластия над людьми благодаря корочкам КГБ, затем получившего под свой контроль неслабые финансовые потоки в Питере (см. доклад Салье), а затем и всю страну, лежащую в глубоком обмороке и не способную к сопротивлению. Никогда у Путина не было «Львиного сердца» и «Великолепным» он не был. Не было этих периодов.

    Попытка представить Путина жертвой злонамеренного окружения так же лжива, как и попытка некоторых рыцарей либерального и демократического облика объяснить свою былую поддержку Путина тем, что было два Путина, мол, один, который до 2003 года, это демократ и реформатор, а вот тот второй, который после 2003 года, это уже нехороший человек. Назовем этих людей для краткости одним собирательным именем, «Кохи». Поскольку именно Альфред Рейнгольдович воплощает в себе все характеристики этой довольно многочисленной группы. Именно Кох был орудием Путина в деле убийства НТВ и до сих пор считает, что тогда служил правому делу.

    Зачем я пишу эту рецензию? Мало ли на полках книжных всякой неправды и полуправды, обо всех писать, жизни не хватит. Но тут случай особый. Ведь автор этой лживой в своем главном выводе книги — это главный редактор «Дождя», единственного луча света во мраке российской пропаганды.

    Российское информационное поле, конечно, уникально, такого в истории человечества не было никогда. Но есть нечто, взятое из опыта советской пропаганды. В частности, создание вот этих вот одиноких «лучей света», оазисов в бескрайней пустыне. Благодарные потребители информационного деликатеса в условиях, когда у всех остальных субъектов информационного рынка в ассортименте только разные сорта ваты, готовы простить хозяевам двух относительно крупных оазисов их относительно мелкие прегрешения. Начальнику одного, а именно «Эха Москвы», готовы простить феерическое хамство и навязывание странных персонажей. Начальнику другого, а именно «Дождя» в благодарность за то, что по его каналу можно увидеть тех, кого нигде больше не покажут, зритель готов извинить самоуверенный непрофессионализм сотрудников.

    Общая проблема «Дождя» и «Эха» — отсутствие конкуренции, монополия на плюрализм и альтернативную точку зрения. Если в России когда-нибудь исчезнет цензура, «Эхо», скорее всего, исчезнет вместе с ней, как с появлением гласности в СССР фактически исчезла «Литературная газета», поскольку нынешнее изделие из бумаги под редакторством Полякова газетой, тем более литературной, назвать нет никакой возможности. Что же касается «Дождя», то при возникновении конкуренции, и уровень профессионализма сотрудников, и в особенности — главреда, станут лишь фактами их биографий.

    Аналогия с «ЛГ» 60-х – 70-х прошлого века не случайна. Тогда в политбюро решили, что нужна «Отдушина». Ею назначили «ЛГ». И присматривать за ней поставили надежного человека, Александра Чаковского, лауреата Сталинской и Ленинской премий, члена ЦК КПСС, депутата ВС СССР, Героя Соцтруда и пр. и пр. Человек со всех сторон безошибочный. С одной стороны, смелый: во время ВОВ был фронтовым корреспондентом (Зыгарь, кстати, был спецкором «Ъ», освещавшим военные конфликты по всему миру). Писатель. Может, и не первого ряда, но уж второго, точно. С другой стороны, вряд ли есть много границ, которые Чаковский не перешел бы по приказу партии. В 1977 году, например, подписал вместе с другими подлейшее письмо «группы советских писателей о Солженицыне и Сахарове».
    Именно Чаковский сделал «ЛГ» самой популярной газетой в СССР, любимицей советской интеллигенции. И именно он тщательно следил, чтобы в своей лихости авторы «второй тетрадки» «ЛГ» не перешли грань, за которой «Отдушина» может превратиться в воронку, способную всосать в себя правящий режим.

    Михаил Зыгарь, как и Алексей Венедиктов, являются людьми системы. Именно поэтому им разрешают выпускать СМИ, в которых есть плюрализм и даже оппозиция. Оба работают «смотрящими за гласностью».

    Хорошо, что в России есть «Дождь» и «Эхо». Плохо, что им разрешили быть в таких условиях и под таким присмотром.

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив