Голове Путина не дали выступить на сцене Русского драмтеатра в Вильнюсе

    Неизвестные заточили ее в гримерке

    Голове Путина не дали выступить на сцене Русского драмтеатра в Вильнюсе Голове Путина не дали выступить на сцене Русского драмтеатра в Вильнюсе


    Вильнюс, Ноябрь 29 (Новый Регион, Дарюс Садковски ) – Настоящая детективная история произошла в Русском драматическом театре в Вильнюсе во время спектакля «Триумф Юдиты» (инсценировка оратории Антонио Вивальди в исполнении Театра оперы Барокко).

    В финальной сцене по замыслу режиссера на сцену должна была выкатиться огромная бутафорская голова российского президента, но ее не смогли вовремя достать из гримерки, т.к. кто-то при помощи спичек заблокировал замок в двери помещения.

    Режиссер Гинтарас Варнас (Gintaras Varnas), который поставил «Триумф Юдиты», уверен, что спектакль сорвали намеренно и обвинил руководство барокканского театра в цензуре, трусости и сравнил коллектив театра с осиным гнездом.

    Вот что пишет литовский портал lrytas.lt про постановку: «Режиссер Гинтарас Варнас, который поставил «Триумф Юдиты» для Русского драмтеатра в Вильнюсе, увидел связь между сакральной военной ораторией с политическими актуальными вопросами наших дней.

    Венецианец Вивальди писал свою ораторию в то время, когда османская армия буйствовала на территории Австро-Венгрии и в венецианских водах Адриатического моря. «Триумф Юдиты», в основе которой лежит библейская история, по замыслу автора должен был стать своеобразным шаманским заклинанием, призвавшим спасительницу венецианцев Юдиту».

    «Когда, если не сейчас, ставить ораторию «Триумф Юдиты»? За окном звенит оружие, идет война в соседней стране и, возможно, приближается к нам. Еще в июле, готовясь к постановке «Триумфа Юдиты», я подумал: вот бы у Украины появилась такая Юдита, из-за которой глава России Путин потерял бы голову, и она сделала бы то, что нужно», — цитирует портал вспоминания Варнаса о начале работы над спектаклем.

    Зрители, собравшиеся на премьеру спектакля, увидели впечатляющее действо: певицы, держащие плоских кукол (все партии написаны для женских голосов), словно слились в выцветшую фреску. Потом она начинает трескаться: откалываются главные герои и по очереди играют историю Юдиты. Видеопроекции на огромном экране в конце сцены комментируют действие и создают дополнительные ассоциации.

    В конце спектакля, когда Юдита поднимает меч, скатившаяся голова Олоферна словно вызывает лавину — на экране одна за другой катятся головы известных тиранов всех времен, в т.ч., Ленина, Сталина. А в финальной сцене, когда главный жрец, словно забыв библейский сюжет, говорит: «Спасибо Юдите, она спасла родину — наша Венеция будет свободной», через сцену должна была покатиться бутафорская голова Путина. Но этого не произошло. Голову не смогли достать из гримерки режиссера, т.к. режиссер и ассистенты, пришедшие за путинской головой, не смогли открыть замок, т.к. в него кто-то засунул спички. Ломать дверь они не решились, а вызывать аварийную службу было слишком поздно.

    Режиссер был сильно раздосадован случившимся. По его словам, те люди, которые закрыли голову, испортил всю идею спектакля, полностью его уничтожив. Варнас сказал, что у него есть только косвенные доказательства, кто это мог сделать. Месяц назад к нему подошел директор театра Линас Коженяускас (Linas Koženiauskas) и сказал, что некоторые солисты отказываются петь, если по сцене будет катиться бутафорская голова Путина.

    Режиссер ответил, что солисты не имеют права вмешиваться в творческий замысел режиссера и что это выбор художника. И решать будет ли голова катиться по сцене или нет, решать ему, а не солисткам. «Надо было искать другого режиссера, если я не подходил. Тем не менее, все было хорошо, и мы пожали друг другу руки», — сказал Варнас.

    Склонность Варнаса к политическим темам и твердая гражданская позиция давно известны. Еще во времена «Саюдиса» он учредил театр «Šėpos teatras», где ставились спектакли, пронизанные острой политической сатирой.

    «Тогда по-настоящему было опасно. Еще жили в Советском Союзе, вокруг было полно агентов коммунистической партии и КГБ — и ничего, все до сих пор живы. Если не боялись тогда, сейчас-то чего бояться. Меня удивило, что боится молодое поколение. Им-то чего бояться? Иногда даже на ум приходят кощунственные мысли: если уж такой народ, тогда пусть уж быстрей приезжают путинские танки. И самое главное, трусы, у которых поджилки трясутся, называются оперным театром Барокко. Стилю барокко за них точно было бы стыдно. В наше время каждый может учредить театр и назвать его именем Ренессанса, Романтизма и т.д. Но театр — это не название, а спектакли. Эти мальчики меня очень разочаровали», — говорил Варнас о тех людях, которых он подозревает «в заточении» путинской головы.

    Режиссер обвиняет руководство барокканского театра в цензуре в стиле советских времен. «Оказывается, после 25 лет независимости у нас цензура — не государственная, а управленческая. Управленцы, директоры театров, художественные руководители решают, что можно показывать, а что нет. Никак не могу с этим согласиться. Такое ощущение, что живем в советские времена», — горячился Гинтарас Варнас. Он напомнил про старшего коллегу Йонаса Юрашаса (Jonas Jurašas) и скандал, связанный со спектаклем Барбора Радвилайте, где было запрещено показывать портрет Девы Марии из надвратной церкви Ворота Зари (Aušros vartai). Как мы знаем, из-за этого режиссер в 1974 году эмигрировал.

    «Такие же вещи происходят в 21 веке в независимой Литве. И еще страшнее, что это происходило тайно. Когда солистка заартачилась и объявила ультиматум — или она поет, или катиться голова Путина, я ответил — готовьте концертный вариант оратории без меня и откажитесь от инсценизации. Тогда все как-то самой собой сошло на нет. И только позже я понял: до премьеры я жил, как в осином гнезде: в глаза улыбаются, а за спиной думают, как бы быстрей тебя уничтожить», — рассказывает режиссер.

    Взгляды творческой команды разделились. Директор театра барокканской оперы Коженяускас, которого режиссер обвиняет в срыве премьеры и цензуре, услышав такие слова, только пожал плечами: «Не знаю, почему голова не выкатилась и не понимаю, почему режиссер в этом обвиняет меня. Я такое не комментирую. С происходящим на сцене не имею ничего общего: не режиссирую, не пою и не играю. Я только руководитель юридического лица. Работу художника не критикую, я — не специалист. После спектакля только поздравил режиссера. Сценограф, а также создатель злосчастной головы Путина спектакль смотрела из зала, а не из-за кулис, потому не знает, что там произошло. Голова была закончена перед самим началом спектакля и надежно спрятана в закрытом помещении. Однако, художница проговорилась, что политизация спектакля для нее не была приемлема».

    В свою очередь сама художница поясняет: «С самого начала говорила, что никаких политических моментов не люблю и не уверена, что какой-нибудь путинист не стукнет мне кирпичом по голове. Таких людей в Литве полно. Но командир постановки — режиссер. А он сказал, что надо. Мы и делаем. Мое слово не является решающим. Мне кажется, что художественная ценность спектакля без головы

    Путина не пострадала, но я понимаю Гинтараса. Он был атором этой идеи и это дело принципа», — говорит художница.

    Большого энтузиазма по поводу головы Путина не выказывали и участвовашие в спеклакле представители хора «Лиепайтес» (Liepaites — известнейший девичий хор Литвы — прим. ред.), т.к. голову должна была катить одна из хористок. (Перевод — NR Baltija).

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    23 Марта

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив