Forbes: Триумф «Левиафана» приближает Минкульт России к культурному Нюрнбергу

    Российская пропаганда клеймит новую работу Андрея Звягинцева

    Нравится миру. Не по вкусу министру культуры РФ Нравится миру. Не по вкусу министру культуры РФ


    Киев, Январь 14 (Новый Регион, Вадим Довнар) – Награждение нового фильма Андрея Звягинцева «Левиафан» наградой «Золотой глобус» вызвало негативную реакцию большинства российских федеральных каналов. Негативную реакцию на первый и главный предоскаровский успех «Левиафана» мог спровоцировать министр культуры Владимир Мединский, пишет в своей статье для Forbes кинокритик Юрий Гладильщиков.

    В его тексте «Почему государственные телеканалы проигнорировали триумф «Левиафана» сказано «Страна добилась большой международной победы. Рано утром из ночного Лос-Анджелеса пришло известие, что российский фильм – а именно «Левиафан» Андрея Звягинцева — впервые завоевал вторую по известности после «Оскара» голливудскую награду «Золотой глобус», что сильно повышает теперь его шансы и на сам «Оскар». Награду он получил как лучший иностранный фильм 2014-го. Конкуренция была жесткой». «Два главных наших федеральных телеканала эту впечатляющую для нас новость (фактически пиар для России), считай, проигнорировали. Точнее, сделали все для того, чтобы публика о ней не услышала, а если и услышала, то совершенно не оценила ее значение».

    «Когда мужская сборная по биатлону выигрывает – причем не первый раз в сезоне – эстафету на очередном этапе Кубка мира (даже не на чемпионате мира), это вызывает восторженные отзывы в главных вечерних новостях каналов «1» и «Россия 1» – даже Украину отправляют на второй план. Когда наша хоккейная молодежка  обыгрывает не в финале даже, а в полуфинале чемпионата мира шведов (чтобы потом уступить канадцам), телеканалы в экстазе: сломана шведская стенка, еще напор — и враг бежит! Тут же – тишина», — констатирует обозреватель.

    «Это как называется? Скажу, как это называется. Приказом сверху. В ином варианте подобное синхронное плавание двух главных официальных телеканалов попросту невозможно. О том, что телеканалы исполняли приказ, свидетельствуют два косвенных обстоятельства: 1) даже их элементарные, состоявшие из штампов комментарии, и те совпадали. Странно, когда на обоих каналах звучит одинаковая фраза «не остался без наград и Кевин Спейси». То есть каналам могли спустить не просто указание, но и текст, который необходимо озвучить. 2) Сразу несколько российских ястребов вдруг обрушились вчера на «Левиафана», выставляя этот фильм (выдающееся, как вы к нему в итоге ни отнесетесь, творение отечественного кинематографа) прозападной конъюнктурой, — продолжает он, — Интересно при этом, что «Левиафана»-то с тех пор показали лишь еще на нескольких зарубежных кинофестивалях (в частности, на авторитетном Лондонском, где он тоже завоевал главный приз), на закрытии «Кинотавра» да на нескольких ночных сеансах в Питере. Едва ли ястребам интересны и доступны такие мероприятия. Так что фильм они несут не глядя. Начинает повторяться ситуация самых дремучих советских времен. Травля Пастернака, например: «Я Пастернака не читал, но считаю, что он и т. д.», — проводит аналогии Гладильщиков.

    И продолжает: «Среди тех редких профессионалов, кто сумел посмотреть картину к сегодняшнему дню, ее хвалят все – причем во мнениях сходятся даже критики, которые друг друга ненавидят и способны до смерти биться вокруг других лент.

    Картину, между прочим, оценил российский «оскаровский» комитет, где почти сплошь консерваторы – именно они выдвинули «Левиафана» на «Оскар» от нашей страны.

    Но точно известен человек, которому фильм откровенно не понравился. Это министр культуры Мединский, который специально съездил посмотреть «Левиафана» на фестиваль в Канне и высказал свое мнение режиссеру… Мы до сих пор не воспринимаем всерьез г-на Мединского, хотя все чаще говорим о том, что наше министерство культуры превратилось при нем в министерство пропаганды в духе Оруэлла. Но Оруэлла – еще куда ни шло. Хуже, если оно превратится в министерство в духе Геббельса».

    «Это все к тому, что вчерашнюю негативную реакцию гостелеканалов на первый и главный предоскаровский успех «Левиафана» мог, по идее, спровоцировать лишь Мединский. Едва ли напрямую – гостелеканалы не находятся в его юрисдикции. Боюсь, мы недооцениваем роль Мединского в современной российской пропаганде.

    В этой ситуации тем более хочется, чтобы «Левиафан» выиграл теперь и «Оскар». Не только потому, что он его достоин. Но и потому, что это выбьет у министерства культуры политическую табуретку из-под ног…Министерство ведь окажется тогда перед страшной дилеммой: либо присоединяться к триумфу «Левиафана» (где вечное соединяется с жестким политическим высказыванием о сущности современной российской власти), либо объявлять его дьявольским творением Запада. Тогда оно будет вынуждено окончательно поставить на собственное культурное чучхе. Что лишь приблизит министерство к культурному Нюрнбергу. В каком-то смысле «Левиафан» сейчас – наше все».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив