Евгений Нищук: «Мы не просим у Запада денег, нам нужен опыт»

    Министр культуры рассказал о евроинтеграционных процессах в Украине

    Евгений Нищук: «Мы не просим у Запада денег, нам нужен опыт» Евгений Нищук: «Мы не просим у Запада денег, нам нужен опыт»


    Вильнюс, 18 Октября (Новый Регион, Таня Деккер) – «Украина не просит у Запада денег на восстановление и развитие культуры, мы просим поделиться опытом. Прежде всего нам важен и интересен опыт управления Литвы и Польши, т.е. тех стран, которые сами вышли из советского строя. Безусловно, нам интересны в этом плане и Франция, и Великобритания, но эти страны никогда не были в СССР, они не знакомы с той старой советской системой управления, которая досталась в наследие Украине и которое за 23 года мало изменилась. Литва и Польша близки нам, они прошли свой интеграционный путь от СССР в Евросоюз. Думаю, что именно их опыт Украине пригодился бы больше всего», — такое мнение озвучил министр культуры Украины Евгений Нищук в интервью NR Baltija.

    Евгений Нищук был Литве с рабочим визитом, где провел ряд встреч со своим литовским коллегой Шарунасом Бирутисом, общественными и культурными деятелями Литвы , а также принял участие в Днях культуры Украины в литовской столице при поддержке Посольства Украины в Литве.

    Поскольку у литовцев отношение к Украине особенно теплое и культура — та сфера, которая больше всего объединяет людей, Евгения Нищука буквально «разрывали» на встречи. Нам с ним лично удалось пообщаться на официальном открытии Дней украинской культуры в одном из старейших высших учебных заведений Европы — Вильнюсском Университете, где в 19 веке обучался один из величайших украинцев Тарас Шевченко:

     — Евгений, насколько для народа Украины важна поддержка Литвы?

    — Те сигналы, которые идут от литовского народа, ваших политиков, культурных деятелей, важны и необходимы для Украины. Нам нужно реформировать министерство культуры, запустить программы качественного менеджмента, интегрироваться в европейские программы программы развития. Без всего этого мы не сможем влиться в общую систему грантов, направленных на поддержание и развитие культурных проектов. Нам нужно перенять опыт стран Евросоюза и здесь наиболее важен опыт таких стран, которые имели систему, схожую с нашей. Опыт Литвы для нас был бы очень полезен.

    — Есть такое мнение, что Европа сейчас не закидывает Украину деньгами, т.к. опасается нецелевого их расходования. Если говорить точнее, то боится, что деньги не пойдут на развитие, а исчезнут в карманах чиновников. Признайте, коррупция в Украине — довольно серьезная проблема.

    — Я даже спорить не буду. Повторюсь еще раз, мы не просим денег, нам нужен опыт. Когда мы изменим законы, выстроим программы по европейскому образцу с помощью, например, той же Литвы, тогда и можно вести разговор о каких-то грантах. Сейчас мы должны выстроить свою работу так, чтобы она вписывалась в систему координат Европы.

    — Вы возглавляете министерство почти 8 месяцев. Что удалось сделать и чем Вы лично недовольны?

    — Честно, я не успеваю думать, про то, что удалось. Я работаю 23 часа в сутки (Евгений смеется). Я очень рад, что работаю в этой системе. Мне нравится, что наша команда сейчас вовлечена в процесс глобальной реорганизации. Впервые за 23 года независимости Украины была разработана культурная стратегия Украины до 2015 года, в которой расписаны приоритеты развития культурной сферы. Это сделала наша команда. Работы очень много, а предстоит сделать в разы больше.

    — Что это за стратегический план?

    — Кратко, там обозначены приоритеты по стимулированию диалога для объединения страны, сохранению наследия культуры, внедрению европейских стандартов...

    — А как люди относятся к переменам? Когда Литва, Латвия проходили этот путь, то недовольных переменами было много. То, что непривычно, люди всегда воспринимают настороженно. Как у вас это происходит?

    — О! Недовольные, конечно, есть. Я когда возглавил министерство, то сократил 30% состава. И потом, министерство культуры — это ведь особая организация. Вот, к примеру, в министерстве экономики люди работают с цифрами. Заменили одного специалиста на другого и, принципиально, ничего не меняется. В том плане, что новый специалист все равно работает с цифрами. А у нас работа с живыми людьми, творческими, которые к переменам относят очень чувствительно.

    Надо быть очень осторожным, чтобы меняя принцип работы, не навредить творчеству.



    Иногда судьба целого коллектива зависит от одного человека, который и менеджер, и режиссер, и декорации делает... Надо всё это учитывать. Мне приходится лично решать споры, участвовать в переговорах, спасать целые коллективы с востока Украины. Что касается восточных регионов, то здесь вообще разговор отдельный. У нас есть для этого программа помощи. Люди не должны себя чувствовать брошенными. Там ситуация очень и очень тяжелая.

    — Если мы заговорили о восточных регионах, то как там обстоят дела с сохранением экспонатов и культурных ценностей?

    — Мы очень обеспокоены сохранностью экспонатов в донецких музеях. Хотя городские музеи напрямую не подчиняются Министерству, но мы их курируем. Наши коллеги из городов, где идет война, прямо говорят, что боятся грабежей. Нет никакой гарантии, что мародеры их не уничтожат или не украдут. У нас ведь нет оцифрованных экспонатов, как в Литве, нет цифрового каталога. Мы боимся, что навсегда сможем потерять бесценные произведения искусств.

    — А какова судьба скифского золота?

    — Сложная. То, что в Голландию вывезли из Киева, уже возвращено. А то, что из Крыма, нет. Голландия не признала Крым российской территорией, но проблема в том, что галерея Алларда Пирсона — частная... Поймите, Россия использует огромные деньги для лоббирования своих интересов. Конечно, есть опасения, что галерея отдаст золото скифов России, хотя эти объекты являются государственной собственностью Украины и должны быть возвращены в Киев.

    — Думаете, россияне подкупят голландцев?

    — Всякое может случиться (Евгений помрачнел).

    — В Украине принят закон о люстрации. Как он отразился на вашем министерстве? — Говорю же, я как только вступил в должность министра, люстрировал 30%. Пока был здесь, еще 1 человек люстрирован. Он хороший специалист, но попадает под закон.

    — Скоро выборы, ваша каденция заканчивается. Как думаете, Вас назначат снова министром культуры?

    — Я никогда не стремился занять должность ради должности.

    Мое назначение одобрил Майдан. Для меня очень важно, что народ одобрил мою кандидатуру.

    — Говорят, что Дмитрий Булатов отказался вновь занять пост министра спорта в новом правительстве, которое сформируется после выборов. Как Вы это прокомментируете?

    — Тяжело комментировать решение другого человека. Да, наверное, и не корректно. Дмитрий пришёл в систему спорта из другого направления. Я же пришел в министерство культуры из той же самой сферы. Прошел, наверное, все ступени: знаю и менеджмент, и как организовывать мероприятия, к тому же — я действующий актер... Не могу бросить сцену (Евгений смеется). В общем, я попал в свою историю.

    — А сами хотите и дальше работать министром культуры?

    — Если меня одобрят, то буду работать.

    — А хотите?

    — Да, хочу. Мне очень хочется доделать те проекты, которые мы начали делать с командой. Хочу довести до ума все те интеграционные процессы, о которых говорил раньше. Украина в них  очень нуждается. Могу сказать, что я честен перед командой и перед народом. 

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив