Новый крымско-татарский проект «под Могилева» призван сохранить бизнес меджлиса и его «кошельков»

    © 2013, «Новый Регион – Крым» © 2013, «Новый Регион – Крым»

    Симферополь, Май 31 (Новый Регион – Крым, Георгий Игнатьев) – Руководство крымско-татарского меджлиса (нелегального этнического «парламента», – прим. «НР»), в условиях резкого ухудшения отношений с властью и предпринимаемых ею действий по подрыву экономических основ системы меджлис-курултай, реализует проект по сохранению собственного бизнеса, поступаясь идеологическими воззрениями. Невозможность изменить собственный курс из-за политической и финансовой зависимости от Запада подтолкнула Мустафу Джемилева к закулисной игре в поддавки с премьер-министром Крыма Анатолием Могилевым. Проект «Инкишаф», презентованный премьеру его заместителем Азизом Абдуллаевым якобы для ослабления влияния меджлиса, на деле призван вывести из-под удара бизнес руководства меджлиса и его местных спонсоров. Об этом в авторской колонке «Нового Региона» пишет политолог Андрей Латынин.

    –––––––––––––––––––––––––––––––––––

    Влияние меджлиса в общественно-политической жизни Крыма и Украины в целом неуклонно снижалось все последние годы, однако такого плачевного положения с финансовой подпиткой, которое наблюдается сейчас, руководство этого «органа национального самоуправления» не знало никогда. Премьер-министр автономии взял курс на реальный подрыв экономического базиса системы меджлис-курултай, полностью заморозив политические взаимоотношения. Даже выдавливание ставленников меджлиса из органов власти никак нельзя назвать этническими чистками, потому что на замену имеется длинная скамейка крымских татар, явно недовольных как курсом меджлиса в целом, его абсолютной зависимостью от установок Запада, так и личной неприязнью к когорте приближенных Джемилева. Пустые визиты Джемилева в Турцию не должны добавить ему оптимизма, а последние события в Бахчисарае и вовсе могут подкосить «совесть» крымских татар. Но проект «Инкишаф» уже запущен и будет реализовываться вне зависимости от сиюминутных изменений политической конъюнктуры.

    У стороннего наблюдателя за последними перестановками в органах власти Крыма может вызвать вопрос сохранение должностей за главой Бахчисарайской райгосадминистрации Ильми Умеровым и вице-премьером Азизом Абдуллаевым. Снять первого – вопрос одной подписи президента, добиться которой Могилеву проще простого. Но традиционно сильный для крымских татар регион может стать катализатором организованных сверху «народных возмущений», поэтому до поры вмешиваться в пока еще тихий омут власть не будет.

    В то же время, наиболее высокопоставленный крымско-татарский чиновник из числа крымских татар Азиз Абдуллаев отнюдь не пользуется безоговорочным авторитетом у соотечественников, однако годами занимает видную должность. И продолжает занимать даже после пика зачистки меджлисовцев в кабинетах власти и резких заявлений меджлиса в адрес Могилева. Удивительные способности чиновника, труффальдино из узбекского Джизака? Отнюдь нет. Конечно, своей выгоды Абдуллаев в разыгрываемой комбинации не упустит, вот только за ниточки его, прямо под носом у Могилева и с его благословения, дергает ни кто иной, как Джемилев.

    Проект «Инкишаф» мог бы стать одним из целого ряда аналогичных, оппозиционных меджлису и мотивированных властью, если бы не был рожден в стенах меджлиса. Мустафа Джемилев не имеет возможности поменять свою публичную политическую позицию из-за давления Запада, полной зависимости от него и заинтересованности иностранных спонсоров поддерживать функционирование системы меджлис-курултай на проповедуемом в течение 20 лет антигосударственном политическом курсе. Конфликтогенность в Крыму, культивируемая меджлисом, должна сохраняться на должном уровне.

    Но за эти же годы меджлисовцы взрастили бизнес, который сейчас оказался под угрозой. И исходя из сугубо узкокорпоративных интересов по сохранению бизнеса, ориентированного на элиту системы меджлис-курултай, Джемилев запустил восточную многоходовку, а ее реализатором выступил находящийся на пороге пенсии Азиз Абдуллаев.

    Именно Джемилев надоумил Абдуллаева к тому, чтобы тот «сдался» в услужение партии власти и заявил о своей лояльности. Говорят, что даже по поводу своего участия в выборах делегатов курултая (национального «съезда», – прим. «НР») Абдуллаев, как примерный подчиненный, пришел советоваться с Могилевым. Тот, естественно, рекомендовал не делать поспешных шагов и гарантировал, что такой профессионал останется при должности, если будет достаточно лоялен. Абдуллаев пожелания премьера выполнил и перевыполнил, доказав преданность идеалам партии. Прежде всего, вице-премьер презентовал тот самый проект «Инкишаф» («Развитие»), который взялся финансировать вместе с бизнес-партнерами (один из них – сакский бизнесмен и местный магнат Эскендер Билялов, имеющий общий бизнес с Абдуллаевым и выступающий соучредителем ряда предприятий с родственниками вице-премьера).

    По задумке Джемилева и словам Абдуллаева, «Инкишаф» якобы должен стать силой, которая изменит политический курс системы меджлис-курултай и будет сотрудничать с властью. На деле же подоплека значительно проще: «Инкишаф» – прокладка для выведения из-под удара бизнеса, который напрямую связан с руководством меджлиса. Так уж исторически сложилось, что обогатившиеся крымские татары – поголовно выходцы из меджлиса. Из открытых источников несложно увидеть, что, допустим, у Энвера Салиева – сеть гостиниц («Сербест» в Алупке, «Эдем» в Симеизе и другие), у Ремзи Ильясова – много объектов недвижимости и земли, а в бытность главой комиссии по депортированным он «позаимствовал» у Рескомнаца помещение прямо рядом с российским консульством, которое сейчас его сын сдает под офис. Глава «Фонда Крым» Риза Шевкиев зарегистрировал агентство недвижимости на своего сына и продает собственные земельные участки, оформленные на многочисленную родню. Это лишь часть того, что легко подтвердить благодаря относительной публичности указанных деятелей. Если углубляться в вопрос, то картина будет значительно масштабнее.

    «Инкишаф», даже исходя из названия, призван не только сохранять имущество системы меджлис-курултай, но и развивать. С именем Могилева на знамени Азиз Абдуллаев получил возможность индульгенции для того или иного представителя бизнеса и называть его «своим», например, «не поддерживающим пагубный прозападный курс меджлиса».

    Вероятно, в своем начинании Абдуллаев добился столь значительных успехов, что Джемилев позволил ему то, чего не позволялось ни одному меджлисовцу. Так, 18 мая, сойдя с трибуны траурного митинга, Абдуллаев раскритиковал требования меджлиса по отставке премьера и пафосно высказался против соответствующей резолюции, отказавшись ее подписывать. Однако, заметим, ни в одном промеджлисовском СМИ (меджлис контролирует не менее двух третей национальных изданий) очевидный скандал не был раздут, а Абдуллаев – не предан анафеме, что практиковалось годами. Крымско-татарская общественность на редкость спокойно восприняла слова вице-премьера. Удивительнейший факт для непосвященного наблюдателя, особенно с учетом того, как чутко многочисленные спикеры меджлиса реагируют на любое проявление несогласных с точкой зрения вождя. Но такой наезд вынудил бы Джемилева давать действиям Абдуллаева публичную оценку и принимать кадровые решения, и тогда ценность вице-премьера в глазах Могилева, рассчитывающего на подрывную деятельность изнутри, резко упадет, а план сорвется.

    Бизнес не должен страдать ни при какой власти – этим принципом меджлис руководствуется вот уже два десятка лет. Новый подход – всего лишь очередная комбинация в деле приумножения капитала, в чем так преуспела «элита» крымских татар, на словах ратующая о благосостоянии своего народа.

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    28 Апреля

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив