Милиция закрыла дело по факту смертельного ДТП под Симферополем, несмотря на явные доказательства вины одного из водителей

    Крупная табачная компания откупилась от правоохранителей?

    © 2013, «Новый Регион – Крым» © 2013, «Новый Регион – Крым»

    Симферополь, Декабрь 03 (Новый Регион – Крым, Георгий Игнатьев) – Следователь Симферопольского райотдела милиции отказал в возбуждении уголовного производства по факту аварии в ночь на 12 августа с участием фуры, которая на трассе снесла стоявший на обочине автомобиль. В результате ДТП погибли двое молодых людей, а водитель многотонного грузовика со слезами на глазах просил прощения у выживших за то, что заснул за рулем, но в материалах доследственной проверки содержится множество искаженных фактов…

    Само ДТП произошло в ночь с 11 на 12 августа 2013 года. Крымчане Алексей Стукалов и Евгений Садольский с путешествующими автостопом Григорием Яковиной и его подругой Екатериной около 1.20 ночи остановились на обочине в связи с тем, что у них за несколько сотен метров до заправки закончился бензин. Тогда молодые люди приняли решение дотолкать легковой автомобиль Hyundai до АЗС, которая находилась в зоне видимости. Для этого они посадили девушку за руль, а сами приготовились толкать авто, однако в этот момент проезжавшая многотонная фура по касательной задела стоящую на обочине машину, сбив двух парней. Девушка получила травмы и была на «скорой» доставлена в больницу.

    Единственным, кто не пострадал в результате аварии, оказался Григорий Яковина, который стоял с правой стороны автомобиля и позже дал подробные письменные показания. Но они никак не повлияли на решение следователя отказать в возбуждении дела. Более того, в течение трех месяцев милиция даже не опрашивала непосредственного свидетеля ДТП, а лишь проводила технические экспертизы с явными признаками фальсификаций в пользу водителя фуры Кременчугской табачной фабрики ЧАО «JT International Украина».

    «Я уперся руками в багажник машины справа, Женя слева, Леша уперся в водительскую дверь, за рулем сидела Катя. В момент, когда мы вместе налегли на машину, в место, где стоял Женя, без каких-либо предупреждений с большой скоростью врезалась фура. Никто из нас не знал про фуру до столкновения: ни сигналов фар, ни гудков от водителя не было. До столкновения машина стояла на обочине, в салоне слабо горел свет, – говорится в письменных свидетельских показаниях Григория Яковины. – В момент столкновения машина с треском и грохотом буквально ушла из-под моих рук, от удара фуры только что стоявших рядом Лешу и Женю отбросило на 15-20 метров вперед по трассе. Автомобиль тоже отбросило вперед, первые 15 метров он с грохотом от ударов скользил по трассе, после чего ушел в кювет и врезался капотом в дерево. В машине все еще оставалась Катя. Фура остановилась в метрах 100 от места столкновения».

    Алексей погиб на месте, а Евгений лежал с открытыми глазами и не реагировал на внешние раздражители – он умер сразу по прибытию в больницу.

    «В это время из фуры с шоком на лице и криками выбежал водитель, он быстро шел к лежащим на трассе телам Леши и Жени <…> Водитель фуры подбежал ко мне и Кате и стал умолять Катю простить его, он все еще был в шоковом состоянии. Он говорил, что никогда себя не простит за происшедшее. Говорил, что из-за долгой дороги заснул за рулем и не заметил нас на дороге», – пишет Яковина.

    Интересно, что за несколько десятков метров от места происшествия остановилось еще две машины (как выяснилось позже – авто сопровождения), из которых вышли два человека, подошли к пострадавшим и помогли Григорию достать вещи из заклинившего багажника. Чуть позже приехала и машина ГАИ: сотрудники лишь спросили у Екатерины и Григория об их состоянии, после чего осмотрели автомобиль, записали какую-то информацию и опросили водителя фуры.

    Свидетельские показания Екатерины не изобилуют деталями: последнее, что она помнит до удара – это улыбающееся лицо Алексея, который рассказывал ей, как справиться с педалями и рулем.

    Примечательно, что разбитая машина после «помощи» неизвестных оказалась вычищенной от всех ценных вещей, а у погибших при себе не оказалось ни мобильных телефонов, ни денег. Исчезла даже серебряная цепочка с крестиком Алексея, которая видна на его груди на фотографиях, сделанных сразу после трагедии.

    Само следствие, проведенное Симферопольским райотделом милиции, изобилует странностями и нестыковками. Так, сразу после ДТП пострадавшая машина была отправлена на штрафплощадку в Родниковое, где она простояла три месяца, тогда как фура заехала сюда буквально на несколько минут и по команде следователя Андрея Максимова была отпущена якобы для приобретения целой фары, что было необходимо для воспроизведения обстоятельств аварии, а на самом деле – проследовала дальше по маршруту для разгрузки.

    К слову, охранник на штрафплощадке даже за это короткое время успел услышать слова водителя грузовика: «Боже, что же мне теперь будет, я уснул за рулем». Но и этих показаний в деле нет. Как не отражен и тот факт, что к моменту столкновения водитель находился за рулем 12 часов, хотя по закону без смены должен был ехать не более 5 часов.

    Более того, из живых очевидцев трагедии вообще никто опрошен не был, а Григорий даже отсутствует как свидетель – свои показания он отправил значительно позже в письменном виде. А его напарница по автостопу Екатерина, жительница Екатеринбурга, рассказала, что к ней подходили сотрудники милиции и объяснили: «Девочка милая, по нашим законам тебе и штрафы, и тюрьма гарантированы. Если ничего этого не хочешь, идите отсюда – вас здесь не было».

    И в это было сложно не поверить, так как уже спустя короткое время 18-тонную фуру, полностью груженую сигаретами, на месте охраняло около 30 автоматчиков, а милиция старательно выполняла команды неизвестных лиц в штатском.

    О других странностях «Новому Региону» рассказала владелец машины Татьяне Капинос, у которой погибший Алексей арендовал авто. Ее милиция тоже не поставила в известность о ДТП, а позже следователь стал утверждать, что как раз в легковушке на обочине не работал свет.

    «Я на днях забрала машину со штрафплощадки, где она стояла три месяца: она завелась сразу и у нее работают все осветительные приборы. Заявление о том, что якобы водитель фуры не заметил машину на обочине, потому что у нее не работал свет, это полный бред. И на экспертизу отправили только левую разбитую лампочку», – сообщила Татьяна, добавив, что в деле вообще нет описи пострадавшего легкового авто.

    Она присутствовала на процедуре воспроизведения ДТП и уверяет, что эта «экспертиза» полностью фальсифицирована, начиная с того, что при воспроизведении автомобили были расставлены неправильно, а на ее легковушке никто не потрудился включить габариты и фары.

    «Адвокат другой стороны Александр Смаль привел своих понятых – это не случайные люди, найденные на месте, а подготовленные ребята. Их контакты были у адвоката виновника трагедии записаны в телефоне, и он их вызывал на место, – говорит Татьяна и продолжает: – У фуры были так выкручены фары, что освещали только небольшой участок перед ней. Понятые и мать погибшего сели в фуру. Она говорит, что вот я уже вижу Hyundai из кабины, а понятые говорят – не видим. И еще метров 20-25 они ее «не видели», вплоть до момента, когда столкновения избежать было уже нельзя».

    По ее словам, череда написанных жалоб, вплоть до генпрокурора Пшонки и центрального аппарата МВД Украины, не принесли никакого результата, а на месте прокурор Евтухов, курировавший следователя, находит для последнего только оправдания. Непосредственные обращения в крымский главк милиции тоже ничего не дали, а на следователя никто и не пытался воздействовать.

    «Это очень удобно, если есть два трупа: на один труп «повесить» другой и закрыть дело. Все порешали на месте ДТП. И финансовая заинтересованность следователя – явная. Остальное уже было делом техники», – подчеркнула Капинос.

    По ее словам, виновный в трагедии водитель фуры не получил ни малейшего административного взыскания, и в связи с этим даже выплаты автогражданки добиться невозможно, не говоря уже о компенсации морального и материального ущерба.

    «Трудно описать, какое горе пережили родственники погибших парней. Но ни о какой компенсации речи не идет: ни родственникам погибших, ни пострадавшим. Так как водитель фуры не виноват, то и мне, владелице авто – одинокой матери малолетнего ребенка, для которой машина была единственным источником дохода, даже не выплатили автогражданку, – рассказала Татьяна. – У меня грудной ребенок, и мне пришлось бросить кормление, потому что на нервной почве пропало молоко. Опять же на нервной почве возобновились все хронические болезни. Нервотрепка не прекращается в течение трех месяцев».

    Однако, говорит она, ее проблема несравнима с горем, постигшим семью Садольских: старший брат погибшего 25-летнего Евгения после случившегося пережил инсульт на нервной почве и впал в кому. 10 дней родители стояли над телом второго сына и не знали, выживет ли он. Но когда брат вышел из комы, от инфаркта умер отец.

    «Если теперь случится что-то с этим сыном, мать возьмет автомат и придет всех перестреляет, потому что ей жить уже не для кого. После аварии она лежала в Строгоновке из-за нервов. А каждому следователю она сказала, что не устанет стучаться во все двери», – пересказала Татьяна Капинос.

    Но на данный момент следователь Денис Максимов, которому передал дело его брат и коллега Андрей Максимов, заявил об отказе в начале уголовного производства в связи с тем, что виновным в аварии признан погибший Алексей Стукалов, а водитель многотонной фуры попросту не мог избежать столкновения.

    В связи с очевидной заангажированностью следствия в исполнении Симферопольской районной милиции потерпевшие обратились в адвокатское объединение «Столица» в лице Александра Ягодка и Олега Глушко, которые взялись представлять их интересы в суде и расследовать это дело.

    Новый Регион: Милиция закрыла дело по факту смертельного ДТП под Симферополем, несмотря на явные доказательства вины одного из водителей

    Алексей Стукалов

    Новый Регион: Милиция закрыла дело по факту смертельного ДТП под Симферополем, несмотря на явные доказательства вины одного из водителей

    Евгений Садольский с гражданской женой

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Вчера / НОВОСТИ

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив