Грач: «Крымская Автономия – ответ на исторический вызов»

    © 2013, «Новый Регион – Крым» © 2013, «Новый Регион – Крым»

    Симферополь, Январь 17 (Новый Регион – Крым, Алла Добровольская) – 20 января 1991 года состоялся референдум о государственном и правовом статусе Крыма. На нем более 93% из принявших участие в голосовании высказались за восстановление автономного статуса Крыма. Непосредственный участник тех событий, сыгравший впоследствии ведущую роль в становлении автономии в ее нынешнем виде, – Леонид Грач вспоминает события 22-летней давности и дает им свою, как всегда – бескомпромиссную оценку.

    ––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

    Сегодня, в тяжелой ситуации социально-экономического кризиса, сопровождающегося все более настойчивыми попытками проамериканских сил Украины расколоть восточно-славянскую цивилизацию, важно, поднявшись над политической суетой и популистской демагогией, взглянуть на полный драматизма путь восстановления автономной республики в Крыму, попытаться заново осмыслить суть событий. Образование территориальной Автономии, ставшее итогом того исторического референдума, позволило предотвратить превращение Крыма в очаг вооруженного конфликта. Учитывая огромную геополитическую важность полуострова, его непосредственную связь, как с восточнославянской цивилизацией, так и с миром ислама, можно с уверенностью сказать, что выбор крымского общества помог избежать масштабного геополитического противостояния, которое могло бы разрешиться кровопролитной войной. Опыт того времени мы обязаны использовать в нынешних обстоятельствах, когда сторонники превращения Украины в плацдарм для американской экспансии, пытаются взорвать обстановку в Крыму, чтобы спровоцировать международный конфликт, в который неизбежно оказалась бы втянута Россия. Понятно, что межэтнические и межконфессиональные противоречия, сохраняющиеся в крымском обществе, искусственно раздувающиеся извне, могут многократно усилиться под влиянием экономического кризиса. Тем более что Крым, оказавшийся заложником провальной экономической политики украинской власти, может вопреки воле крымского общества погрузиться в социальный хаос, попасть под власть криминальных кланов, как это уже было в начале 90-х.

    Символично и другое, ставшее непреложным историческим фактом. Именно коммунисты Крыма стояли у истоков исторических событий, позволивших определить фундамент нового идейно-правового сочетания, которое определило современную действительность Крымской Автономии, способствовало первым решительным шагам Крыма к выходу из исторического разлома. Впрочем, в свое время коммунисты были инициаторами разработки и создания первой Конституции Крымской Автономной Советской Социалистической Республики, ставшей добротным инструментом регуляции социальных, и в частности межнациональных отношений, укрепления межэтнического согласия в Крыму вплоть до трагических военных лет.

    22 января 1991 года газета «Крымская правда» поместила на своих страницах сообщение областной (центральной) комиссии по референдуму в Крымской области «О результатах Референдума о государственном и правовом статусе Крыма, состоявшегося 20 января 1991 года». На основании представленных протоколов городских и районных комиссий по Референдуму областная (центральная) комиссия сообщала, что число граждан, которые приняли участие в голосовании, – 1441019 человек, что составляет 81,37 процента от внесенных в списки для участия в Референдуме; число голосов, поданных за восстановление Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора, составляет 1343855, или 93,26 процента от принявших участие в Референдуме.

    В этих сухих строчках сообщения спрессованы вся энергия и энтузиазм крымчан, что позволяет говорить о всенародной поддержке восстановления Крымской Автономии. Воля крымчан, воплощенная в результатах Референдума, не оставляла противникам Крымской Автономии ни одного шанса. 12 февраля 1991 года Верховный Совет Украины большинством голосов признал результаты голосования, восстановив специальным законом Крымскую АССР. Крымский областной Совет народных депутатов был преобразован в Верховный Совет Крымской АССР, и ему было поручено разработать Конституцию Крыма.

    Политические, правовые и экономические предпосылки крымского Референдума

    Как в предшествующее время, так и сегодня в публицистике, в научных статьях, описывающих период, связанный с конституированием и становлением Крымской Автономии, немало места уделяется вопросу политического первородства идеи автономной республики Крыма.

    Разумеется, практическая реализация в жизнь той или иной общественной тенденции, возникшей в основе массового социального сознания, возможна лишь при наличии и задействовании субъективного фактора. Наряду с партийным политическим руководством того времени к 1990 году в Крыму возник и набирал политический вес ряд общественных движений, оказавших свое влияние на политические процессы, протекающие в Крыму.

    Все это так. Но, чтобы понять всю глубину и неоднозначность этих процессов, которые предшествовали крымскому Референдуму, надо вернуться к тем проблемам, которые с середины 80-х годов стали доминирующими во всем советском обществе. Как известно, диссидентское движение, как в его западно-либеральном, так и в националистическом варианте, разрабатывало программы по уничтожению советского строя. При этом в обществе под воздействием экономических трудностей зрели протестные настроения. Они, по своей сути, были направлены не против советской власти, а против отдельных явлений, враждебных социализму, таких как взяточничество, бюрократизм, безответственность, круговая порука. Однако антикоммунистические силы, пользуясь слабостью официальной пропаганды, бездействием (а подчас и открытым предательством) части государственного и партийного аппарата, сумели оседлать протестные настроения, подменить справедливые общественные требования дикими националистическими и антисоветскими лозунгами, противопоставлявшими друг другу народы СССР. Чего стоит только одно заявление украинских националистов, что «Москва» (т.е. Россия) будто бы съела украинское сало, чем якобы и объясняются продовольственные трудности в украинских регионах. А ведь подобные провокационные утверждения, наносившие страшный ущерб общественному сознанию, тогда и сейчас тиражируются во множестве.

    Понимание необходимости серьезных преобразований и поиска путей преодоления накопившихся в обществе негативных явлений, угрожающих социально-политической катастрофой, созрело в умах большинства партийцев к середине 80-х годов. По существу, вопрос о путях, формах и методах дальнейшего строительства социализма в СССР был поставлен перед партией ее Генеральным секретарем Ю.В. Андроповым еще в первой половине 80-х годов, что, несомненно, говорило о неотложной необходимости внесения принципиальных изменений в саму концепцию построения социалистического общества. И в этом смысле без политической воли партии те процессы, которые стали набирать силу в стране во второй половине 80-х годов, были бы, по крайней мере, максимально затруднены, а то и просто невозможны.

    Как известно, в середине 80-х годов была начата государственная реформа СССР, которая предполагала постепенный переход к многоукладной экономике и многопартийной политической системе.

    Кроме того, предполагалось перевести на полную хозяйственную самостоятельность государственные предприятия и организации, передать их в аренду трудовым коллективам, ограничить полномочия отраслевых министерств и ведомств по вопросам управления, распоряжения основными и оборотными средствами и прибылью. В соответствии с реформой автономные республики должны были стать субъектами Союза и участвовать в заключении Союзного договора.

    Именно в рамках осуществлявшейся государственной реформы стал возможен проведенный 20 января 1991 года общекрымский Референдум по вопросу о восстановлении автономной республики в Крыму как субъекта Союза и участника Союзного договора.

    Другой вопрос, почему решение назревших проблем, пути преодоления которых были разработаны коллективным умом партии, ею инициированы, со временем стали терять свою правовую, созидательную основу, уходя в сторону от изначального плана действия. Но это уже тема для другого разговора. Нe вызывает сомнения, что теоретические поиски (в том числе и ошибочные) в деле реформирования СССР оказали влияние на формирование субъектов политической жизни Крыма, отражающих настроения самых различных слоев крымского общества.

    Национальный фактор в судьбе Автономии

    Рост политической активности различных слоев крымского общества в выборе оптимального варианта государственного жизнеустройства в Крыму в немалой степени зависел от все более отчетливо проявившейся тогда популистской идеологии «украинского национального возрождения». Главенствующими на многочисленных и массовых митингах, буквально захлестнувших страну, становились идеи обособления Украины от России, позднее – придание украинскому языку статуса единственного государственного.

    Но наибольшую обеспокоенность крымчан, а значит, рост их политической активности вызывали проблемы, связанные с массовым и стихийным возвращением в Крым бывших депортированных граждан и прежде всего крымских татар. Динамику переселения крымских татар в 1988-1991 годах иллюстрируют следующие данные: в 1987 году в Крыму проживало 5422 представителя крымских татар, в 1988 – 17500, в 1989 – 38365, в 1990 – 83116. К январю 1991 года численность крымских татар на полуострове достигла 142200.

    Разумеется, нормальному процессу возвращения репатриантов препятствовала бюрократическая волокита местных органов власти, в частности трудности с пропиской, предоставлением участков, кредитов под строительство и т.д. Все это так. Но не меньшую остроту проблемы приобретали в связи с той новой социальной реальностью, которая сложилась в Крыму в послевоенный период, и с общим ухудшением экономической ситуации в стране в конце 80-х – начале 90-х годов. Отметим, что этот период взаимного нагнетания нетерпимости совпадает с этапом подъема в национальном движении крымских татар, в котором центр напряженности стал стремительно переноситься из сферы бытовой в сферу политическую, с ее главной составляющей – «восстановлением национальной государственности крымских татар». В конце 80-х годов в рядах национального движения этого этноса победило национал-радикальное политическое крыло, идеология которого основывается на национальном эгоцентризме.

    Интуитивное и осознанное отторжение большинством крымчан идей национал-радикализма с его национальной нетерпимостью, замкнутостью, национальной чванливостью есть отражение потребностей экономической, а значит, социально-политической парадигмы развития. Я уже не говорю о той пещерной русофобии, которую исповедует любое националистическое движение на Украине.

    Даже сегодня, когда в крымском обществе сформировались силы, способные противостоять национал-радикализму, он, прежде всего вследствие своей нацеленности на разжигание межэтнического конфликта, представляет огромную опасность. Но совсем недавно по историческим меркам, когда в Крыму и на Украине наступили сумерки смутного времени, активный напор растущих сил национал-радикализма крымских татар сеял растерянность и озлобление в души крымчан, угрожал Крыму великой бедой, заставляя искать выход из сложившегося положения.

    14 ноября 1989 года Верховный Совет СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессированных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению и обеспечении их прав», а через две недели одобрил выводы и предложения парламентской комиссии (председатель Г. Янаев) по проблеме крымских татар. Слишком широкие политические рамки этих документов предопределили утверждение национал-радикалов, самовольно присвоивших себе право выступать от имени крымско-татарского народа в качестве активных участников политического процесса в Крыму. В частности, в предложениях парламентской комиссии предлагалось осуществить пересмотр дел, возбужденных против крымских татар за участие в национальном движении, считать законным правом крымско-татарского народа возвращение в Крым. Эту задачу планировалось решать путем: а) организованного, б) группового, в) индивидуального возвращения, предполагалось восстановить Крымскую АССР, воссоздав Автономию Крыма как многонациональное образование и т.д.

    По существу, предложения Союзной парламентской комиссии суммировали собою основные требования национального движения крымских татар со дня его возникновения еще в 50-е годы. Их практическое воплощение было смыслом и целью жизни целой когорты мужественных и самоотверженных, как их называли, «инициативников», за что им необходимо и сегодня сказать слова благодарности. Это уже позднее, посредством свободной интерпретации или политической спекуляции вокруг Конституции Крымской АССР 1921 года рвущиеся к власти национал-радикалы в суть Крымской АССР стали вкладывать понимание национальной Автономии крымских татар. Что не соответствует действительности. Ибо в Конституции 1921 года, в частности, отмечалось: «Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика, утверждая равенство и право на свободное развитие всех национальностей Крыма, отменяет все существовавшие ранее национальные и национально-религиозные привилегии и ограничения». Тем самым в основу функционирования Крымской Автономии изначально закладывался принцип, по которому Крым является территориальной Автономией для всей совокупности людей, проживающих здесь, независимо от национальной принадлежности, а не для какой-то избранной нации, какого-то господствующего этноса, определялась политика сбалансированности учета интересов всех народов Крыма».

    Жизнеспособность и высокая целесообразность именно такого подхода к разрешению межэтнических вопросов сделали возможным создание на полуострове общества многонациональной солидарности и человеческого согласия. И есть своя историческая логика и оправданность в том, что еще в довоенное время первая на территории СССР Крымская Автономия была награждена высшей наградой – орденом Ленина за коллективный многонациональный вклад по превращению Крыма в цветущий и изобильный край-сад.

    Но именно такой подход не устраивал вчерашних и сегодняшних амбициозных татарских национал-радикалов. Вся вынашиваемая и лелеемая ими политическая конструкция обустройства Крыма могла в одночасье рухнуть под тяжестью новых реалий. Как это и предугадывалось, маски были сброшены, когда начиная с 1990 года ОКНД (Организация крымско-татарского национального движения) взяла курс на организацию в Крыму национального съезда (курултая). Съезд состоялся 26-30 июня 1991 года в Симферополе. Основным документом, принятым на курултае, была «Декларация о национальном суверенитете крымско-татарского народа». Основные мысли декларации сводились к следующему: «Крым является национальной территорией крымско-татарского народа, на которой только он обладает правом на самоопределение. Политическое, экономическое, духовное и культурное возрождение крымско-татарского народа возможно только в его суверенном национальном государстве». Провозглашалось, что земля и природные ресурсы Крыма являются «основой национального богатства крымско-татарского народа». Делегаты курултая высказались резко против признания восстановленной на Референдуме 20 января 1991 года Крымской АССР. «В случае противодействия государственных органов, – говорилось в Декларации, – или каких-либо иных сторон достижению целей, провозглашенных курултаем, курултай оставляет за собой право объявить крымско-татарский народ народом, борющимся за свое национальное освобождение». Курултай провозгласил образование меджлиса как «высшего полномочного представительного органа крымско-татарского народа», рассматривая его как своего рода орган альтернативной государственной власти.

    Итак, стратегия конфронтации и противопоставления крымских татар всем другим, живущим в Крыму, была сформулирована с недвусмысленной определенностью. Становилось ясным, что крымско-татарский фактор руками национал-радикалов стал самодовлеющим в решении всего комплекса геополитических, межэтнических и иных проблем крымской действительности.

    Вот почему так важно было в условиях начавшегося процесса разрушения единого государства определить жизнеспособные механизмы регуляции сложнейших крымских задач, выработать консолидирующую в стратегическом понимании модель обустройства жизни крымского полуострова, поднявшись над политической конъюнктурой дня.

    Кризис исторической перспективы, в котором находилась тогда еще единая страна, порождал в умах представителей возникших к тому времени различных политических движений самые крайние предложения. Их амплитуда колебалась oт создания самоуправляемого Крыма до независимой крымской демократической республики, восстановления Советской Республики Таврида, существовавшей в 1918 году, и придания ей статуса субъекта советской федерации, создания крымско-татарской национальной Автономии.

    Свободное волеизъявление крымчан на референдуме – приоритетная задача тех лет

    В то непростое для политического анализа время конца 80-х годов вполне обоснованной была максимально взвешенная позиция областного комитета партии. Партийно-политическое руководство Крыма осознанно не форсировало рассмотрение проблемы статуса Крыма, предоставляя возможность высказать другим свою точку зрения, услышать мнение крымчан и дать сообща единственно возможный верный ответ. В отличие от других возникших общественных движений Крыма областной комитет партии не имел права на политическую ошибку в решении поистине судьбоносного вопроса.

    Определяющими для формирования собственной позиции по вопросу о статусе Крыма для обкома стали выводы и предложения парламентской комиссии Верховного Совета СССР от 28 ноября 1989 года по проблеме крымских татар, где, как известно, речь шла о восстановлении Крымской АССР как многонационального образования в составе Украинской ССР.

    Предельно ограничились для Крымского обкома возможности для политического маневрирования после принятия летом 1990 года Верховным Советом Украины Декларации о суверенитете, хотя в ней еще не говорилось о выходе Украины из СССР. К этому времени влияние пронационалистических сил в законодательном органе Украины становится все более отчетливо заметным. Налицо были признаки того, что формально коммунистическое руководство Верховного Совета Украины в действительности начинает попадать под растущее влияние этих сил.

    Особый накал в противоречиях между Крымом и Киевом вызвал вопрос о механизме воплощения в практику идеи о Крымской Автономии, т.е. необходимости проведения общекрымского референдума. Мысль о возможности волеизъявления крымчан вызвала бурную ответную реакцию Киева, который пытался доказывать, что восстановление республики целесообразно осуществить посредством специального решения Верховного Совета УССР, минуя референдум.

    Тем не менее, выступая 12 ноября 1990 года с основным докладом на внеочередной сессии облсовета, специально посвященной проблеме статуса полуострова, я (в то время второй секретарь областного комитета партии) изложил крымским депутатам четко аргументированную позицию. Главная мысль, помимо обоснования необходимости, формы и сути восстановления Автономии, сводилась к тому, что восстановление республики должно идти путем референдума, через волеизъявление крымчан. В этот же день на сессии была принята Декларация о государственном и правовом статусе Крыма и утверждено временное положение о проведении референдума. Крым шел к 20 января 1991 года, ставшим точкой отсчета в его новейшей истории.

    Тогда мне в очной политической схватке проиграл Л.Кравчук, председатель Верховного Совета УССР.

    Это была главная победа крымчан. Референдум позволил сделать основное: заложить прочные юридические основы в фундамент Крыма, позволяющие ему, опираясь на волю большинства, идти непростым путем к благополучию и обустройству своего дома. Это была единственно возможная и единственно правильная (учитывая необычайно пестрый межэтнический состав населения полуострова и ситуацию разрушения единого государства) форма организации самоуправления самобытного региона. Как это мыслилось и создателями первой Конституции Крыма 1921 года, Автономия была не национальным, а территориальным образованием, в котором субъектом самоуправления являлась не какая-то отдельная этническая группа, а все сообщество народов полуострова.

    Это была воистину победа здравого смысла. Это был единственно верный ответ на исторический вызов, с которым столкнулся Крым в начале 90-х.

    Первые шаги Автономии – период проб и ошибок

    Два события: провозглашение Украиной 24 августа 1991 года независимости и проведение 1 декабря 1991 года Всеукраинского референдума, утвердившего Акт о независимости Украины, коренным образом изменивший существовавшее до этого времени геополитическое пространство, – переводят определяющуюся поступательную логику эволюционных изменений в Крыму в иную плоскость. В истории Крыма начинается период, охватывающий полные драматических коллизий годы с 1992-го по 1998-й, сфокусировавший в себе главные вопросы о разграничении полномочий между Украиной и Республикой Крым и повышении ее статуса, то есть поиске своего места в новой политической реальности.

    Это было время сложных поисков и трудных решений, отражающих неоднозначность любого переходного периода для общества, неизбежно склонного к некоторой рефлексии и самоопределению. Потребовались определенные, порой драматические, усилия и время для народа, чтобы совершить болезненный, но необходимый переход общества в некое «взрослое существование», как бы ни были сильны соблазны задержаться в безответственном и раздольном «отрочестве».

    И еще. Отличительной чертой данного периода являлось также то, что все субъекты крымской политической жизни, строя свою тактику и стратегию обустройства Крыма на новых началах, исходили из непременного посыла о необходимости вытеснения коммунистов на самую отдаленную периферию политической жизни полуострова. Однако жизнь еще раз наглядно показала и доказала всю бесплодность и несостоятельность таких попыток.

    Сложность определения и в данном случае сохранения статуса Крымской Автономии в новой политической ситуации заключалась в том, что после распада Советского Союза на Украине (Конституция УССР, которая продолжала действовать, вообще не предполагала существования Крымской Автономии), естественно, не было ни теоретических, ни практических наработок в данном вопросе.

    С первых дней независимости преобладающими на Украине националистическими силами политическая система нового государства стала определяться как унитарная республика, что и нашло подтверждение в принятой позднее Конституции страны. И, конечно, ими напрочь отвергалась практика, по которой Автономия наделялась высокими полномочиями от имени государства. В целом эти влиятельные украинские круги считали Автономию Крыма чем-то противоестественным, не вписывающимся в их концепцию украинского государства.

    Не меньше вопросов у национал-радикалов вызывала проблема правосубъектности при самоопределении Автономии. Как известно, существующая территориальная Автономия не противоречит современным европейским стандартам. Международная практика знает немало регионов со специальным статусом, в том числе территориальным. Их число в Европе заметно выросло в последние годы, когда статус автономий получили некоторые испанские провинции, Шотландия и Уэльс. Можно сказать, что формирование территориальной Автономии в Крыму стало одним из первых проявлений мощного общеевропейского процесса, направленного на сохранение культурного, экономического и политического своеобразия регионов, который продолжается до сих пор. Территориальная Автономия обладает большой внутренней устойчивостью, располагает механизмами для поддержания социального мира даже в условиях экономического кризиса. Понятно, что это не устраивает те силы, которые хотели бы превратить Крым в очаг международной напряженности, самим своим существованием оправдывающий увеличение американского военного присутствия в Восточной и Южной Европе, позволяющий противопоставить друг другу народы Украины и России. Проамериканские силы, опирающиеся на националистов всех мастей, начали выступать против территориальной Автономии в Крыму практически сразу же после ее образования. Поэтому принятие в 1998 году Конституции АРК, закрепившей территориальную Автономию, определившей ее права и полномочия, призванные стать гарантией социально-экономического и культурного развития Крыма, стало важным историческим событием, покончившим с планами тех, кто хотел бы повернуть историю вспять, отменив итоги референдума от 20 января 1991 года. К сожалению, попытки лишить Крым статуса территориальной Автономии продолжаются и поныне. Более того, в минувшем году натиск на Крым со стороны проамериканского руководства Украины и связанного с ним шабаша националистов резко усилился. Однако теперь у Крыма нельзя отобрать его Конституционные права и статус территориальной Автономии без грубого нарушения правовых норм, без грубого насилия и надругательства над законом. Понятно, что подобные действия вызовут не только возмущение крымского общества, но и приведут к масштабному международному конфликту. Пока это сдерживает сторонников евро-атлантического курса, но нет, и не может быть никакой уверенности в том, что они не попытаются удержаться у власти ценой общенациональной катастрофы.

    В 1992 году совместной рабочей группой Верховного Совета Украины и Верховного Совета Крымской АССР была проведена большая работа по согласованию вопросов статуса и полномочий Автономии в составе Украины. В результате подготовлены согласованные предложения и проект закона Украины о разграничении полномочий между Украиной и Республикой Крым. Однако 29 апреля 1992 года Верховным Советом Украины был принят Закон Украины «О статусе Автономной Республики Крым», в котором не нашли отражения согласованные предложения по наиболее важным вопросам статуса и полномочий Автономии. Это вызвало резкую негативную реакцию в Верховном Совете Республики, среди крымчан. В течение нескольких дней была подготовлена и 6 мая 1992 года принята Конституция Республики Крым. Ее основные положения: «Республика Крым является правовым, демократическим государством. На своей территории Республика обладает верховным правом в отношении природных богатств, материальных, культурных и духовных ценностей». «Носителем суверенитета и единственным источником государственной власти является народ, который составляют граждане Республики Крым всех национальностей». «Республика Крым входит в состав государства Украины и определяет с ним свои отношения на основе договоров и соглашений». «Республика Крым самостоятельно вступает в отношения с другими государствами и организациями». По существу это была Конституция суверенного государства. Нетрудно было представить реакцию официального Киева, который к тому времени однозначно видел Украину унитарным государством, а Крым – лишь как ограниченную административную Автономию.

    Не будем забывать и другого. Конституция от 6 мая 1992 года не дала ясных ответов на такие принципиальные вопросы, как соотношение правовых систем Республики Крым и Украины, механизм взаимодействия между органами власти Автономии и Украины, механизм исполнения государственных функций и полномочий Украины на территории Республики Крым, функционирование налоговых и бюджетных систем Автономии и Украины и т.д. Одним словом, того, без чего и речи не может идти о правовом взаимодействии центра с регионом. Ответом на принятие Конституции Республики Крым было жесткое постановление Верховного Совета Украины в адрес Верховного Совета Республики Крым. После чего Верховный Совет Крыма отменил им же принятую Конституцию.

    30 июня 1992 года принят Закон Украины «О внесении изменений и дополнений в Закон Украины «О статусе Автономной Республики Крым», в соответствии с которым последний переименован в Закон Украины «О разграничении полномочий между органами государственной власти Украины и Республики Крым».

    25 сентября 1992 года положения Закона включены в Конституцию Республики Крым. Тринадцать статей Закона более детально, чем Конституция республики, определяли систему взаимоотношений центра и Республики Крым.

    Статья 1 Закона фиксировала, что «Республика Крым является автономной составной частью Украины», «которая самостоятельно решает вопросы, отнесенные к ее ведению Конституцией Украины, Конституцией Республики Крым и настоящим Законом». В соответствии с Законом Республика Крым имела высшие законодательный и исполнительный органы. Автономия наделялась полномочиями по созданию и формированию органов судебной власти республики, определению порядка организации и деятельности органов власти в целом, а также структур местного самоуправления.

    Закон о разграничении полномочий давал широкие возможности для развития региона, его экономики и культуры, хотя и не регулировал порядок взаимодействия между органами власти Республики Крым и Украины, что необходимо было решать путем конструктивной работы с органами власти Украины. Однако весной 1994 года были избраны Президент Крыма и Верховный Совет Автономии нового созыва, которые фактически прекратили диалог с органами государственной власти Украины. Начался период лобового противостояния центральных и региональных органов власти.

    20 мая 1994 года Верховным Советом Крыма было восстановлено действие Конституции Крыма в редакции от 6 мая 1992 года. Указом Президента Крыма от 9 сентября 1994 года «Об организации государственного управления в Республике Крым в период подготовки и проведения референдума по проекту Конституции Республики Крым» была приостановлена деятельность Верховного Совета Крыма и органов местного самоуправления. Трудно было придумать лучший предлог для ограничения полномочий автономной республики для центральных органов власти, еще с конца 1991 года крайне недовольных стремлением к суверенитету в Крыму и крымскими законами, не встроенными в систему других законов Украины как унитарного государства. Произошло то, что и должно было произойти. 17 марта 1995 года Верховной Радой Украины отменяются Конституция Крыма и большая часть нормативно-правовых актов Республики Крым, признается утратившим силу Закон Украины «О разграничении полномочий между органами государственной власти Украины и Республики Крым».

    1 ноября 1995 года была принята следующая Конституция Автономной Республики Крым, в основе которой по-прежнему лежала завуалированная концепция суверенного государства в составе Украины. В новых условиях развития украинского государства это была абсолютно неприемлемая для Киева идея. Ответ не заставил себя долго ждать. В принятой 28 июня 1996 года Конституции Украины, в X разделе определялся предельно узкий перечень полномочий Автономии. Ее статус практически занижался до уровня рядовой области. Верховный Совет Крыма, крымская делегация в Верховной Раде Украины оказались некомпетентными и бессильными выдвинуть и отстаивать собственный вариант «крымского раздела» Основного Закона Украины.

    Таков, к сожалению, был плачевный итог политических сражений, потрясавших Крым на протяжении всего восьмилетнего периода. Его экономическую составляющую характеризуют статистические данные: «Экономика Автономной Республики Крым пребывает в глубоком кризисе, при этом положение по сравнению с 1996 годом не улучшилось, а ухудшилось. Если снижение темпов промышленности в 1996 году составляло 14,1%, то в 1997 году – уже 24%, в то время как по Украине эти показатели соответственно составляли 5,1% и 1,8%» . Как говорится, комментарии здесь излишни.

    В этих условиях требовался новый подход к определению стратегии развития Крыма, обусловленный в том числе явным несоответствием прежних конфронтационных концепций и фактическими реалиями наступающей новой политической эпохи. Новая Конституция, принятая Верховной Радой Автономной Республики Крым 21 октября 1998 года, встретила неоднозначную оценку широкой крымской общественности. Другой реакции было трудно ожидать.

    Конституция Крыма изначально являлась плодом сложнейшего, но вполне осознанного политического компромисса, воплотившего всю неоднозначность ситуации, которая существовала на полуострове и вокруг него с одной стороны и с другой, – современное состояние, я бы так назвал, крымско-украинских взаимоотношений, исходящих из реальных политических особенностей переходного периода, который переживает в целом Украина.

    Политика, как известно, – искусство возможного. Поэтому и неуместно механическое сопоставление двух Конституций 1992 и 1998 годов. Они рождены качественно новыми подходами и возможностями в жизни Крыма, а поэтому несут на себе бремя их противоречий. Поэтому сегодня разговоры о возврате к сути и букве Конституции 1992 года имеют эгоистический политический подтекст, замешанный на ностальгии некоторых политиков по своей политической молодости, которая с трудом и муками переходит в зрелость.

    Конституция Автономной Республики Крым 1998 года – основа для созидательной работы крымчан

    Конституция 1998 года сделала главное на сегодняшний день: исходя из существующих реалий, разрешила так и не решенную в предшествующее восьмилетие проблему взаимоотношений между автономной республикой и суверенным государством не с позиций суверенного государства в составе суверенного государства, а с позиции Автономии в составе суверенного государства. Разрешила на конституционном уровне и другую важнейшую задачу (неразрывно связанную с первой): вопрос о статусе Автономной Республики Крым – в данном случае речь идет о гарантиях, предоставленных государственной властью, касающихся статуса и полномочий Автономии. И такие юридические гарантии получены.

    Я уже не говорю о той значительной степени экономической и социальной самостоятельности, которые предоставлены республике ее Конституцией. Самостоятельности, вполне достаточной для обеспечения поэтапного социально-экономического и культурного возрождения региона, о чем мне не единожды приходилось и говорить и писать.

    Реализация положений Конституции Крыма может стать гарантией достижения трех стратегических целей. Она устраняет предлог, который противники восточнославянского единства могли бы использовать для разжигания конфликта, противопоставляющего Украину и Россию, втягивающего украинское государство в сферу влияния США. Она создает правовые условия для сохранения мира и стабильности в Крыму, для равноправного развития всех этнических и конфессиональных групп крымского общества. Она становится основой для эффективного социально-экономического и культурного развития Крыма, который может существовать только в качестве региона, связывающего и соединяющего восточно-славянское пространство.

    Однако мы видим, что на практике этого не происходит, поскольку положения крымской Конституции грубо нарушаются проамериканскими силами, захватившими власть в Украине. Вопреки воле украинского народа власть проводит курс на евро-атлантическую интеграцию, втаскивает Украину в НАТО, стремится отдать украинское государство под покровительство американской администрации, – новым шагом в этом направлении стало подписание Хартии о стратегическом партнерстве с США. Понятно, что нельзя проводить подобную внешнюю политику, не нарушая базовые принципы политической демократии. Одновременно украинской властью сознательно игнорируется и одно из важнейших положений Конституции, предусматривающее участие Автономии в выработке внешнеполитического и внешнеэкономического курса украинского государства в тех аспектах, которые непосредственно затрагивают интересы Крыма. Понятно, что под этот критерий попадает и проведение на крымской земле совместных учений со странами НАТО (а без этого военно-политическая интеграция Украины в Североатлантический альянс попросту невозможна), и последовательное выдавливание из Крыма Черноморского флота России (а крымское общество высказалось за его бессрочное пребывание). Эти действия прямо противоречат требованиям крымского общества, вызывают в Крыму протесты.

    Понятно, что на проведение подобной политики крымское общество никаких санкций не давало. Точно так же, как на вступление Украины на унизительных условиях в ВТО, которое резко обострило экономический кризис в Крыму, или на запланированное открытие в Симферополе дипломатического представительства США, угрожающее стать инструментом открытого зарубежного вмешательства во внутрикрымский политический процесс.

    Нарушение Крымской Конституции официальным Киевом имеет системный характер. Оно направлено, с одной стороны, на ослабление крымского общества, на его внутренний раскол, на лишение его способности к сопротивлению, с другой, – на создание предпосылок для превращения Крыма в очаг крупного международного конфликта. Проамериканские силы, опасающиеся утратить власть вследствие общенародного возмущения, рассчитывают, что обострение напряженности в Крыму позволит им установить авторитарный режим и сохранить господствующее положение. Поэтому в Крыму вопреки положениям Конституции АРК искусственно ограничивается сфера употребления русского языка (статья 10 гарантирует его свободное использование). Вопреки статье 18 налоги, собираемые в Крыму, не поступают в бюджет Автономии, а переводятся в Киев. В результате Крым лишен своего Конституционного права самостоятельно повышать по мере возможности размеры социальных пособий и выплат, что усиливает напряженность, вызванную низким уровнем жизни большинства крымчан, которая является одним из главных факторов искусственно раздуваемого межэтнического и межнационального конфликта.

    Нельзя надеяться, что проамериканские силы добровольно начнут соблюдать закон, в том числе нормы Конституции Крыма. Они пойдут на это лишь под давлением массового общественного протеста. В этом отношении не существует никакой разницы между различными группировками «атлантистов». Ющенко как и Янукович одинаково заинтересованы в благосклонности американской администрации, а потому они всеми средствами будут добиваться проведения проамериканского государственного курса в духе пресловутого «письма трех», насаждая ради этого исторические мифы, используя откровенную русофобию, добиваясь реабилитации гитлеровских убийц. Очевидно, что добиться успеха на этом поприще можно, только растоптав Конституцию Крыма, лишив его статуса территориальной Автономии.

    Каждому крымчанину должно быть ясно, что только Конституция, закрепляющая статус и права территориальной Автономии, создает механизм, способствующий сохранению мира и стабильности в Крыму, развитию крымской экономики и культуры, наполнению бюджета, повышению качества жизни, урегулированию межэтнического и межконфессионального конфликта. Защитить, отстоять, а значит, реализовать полученные Крымской Автономией конституционные права – вот задача задач, в решении которой должен принять участие каждый крымчанин, стремящийся внести свою лепту в обустройство нашего крымского дома.

    Л. Грач, Председатель Общественного Совета по защите конституционных полномочий Автономной Республики Крым, доктор исторических наук, профессор, заслуженный юрист Украины

    Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив