Житель Донбасса: Сотрудников миссии ОБСЕ ненавидят все

    Непродуктивность миссии сочетается и с их внешним образом

    <p>Женщина разрисовывает автомобиль миссии ОБСЕ в Донецке</p> ЕРА

    Женщина разрисовывает автомобиль миссии ОБСЕ в Донецке



    Киев, Сентябрь 13 (Новый Регион, Константин Зельфанов) – «Пожалуй, одним из немногих факторов, служащих связующим звеном между противоборствующими сторонами в этой войне, является миссия ОБСЕ, которая вот уже год пребывает на территории Донбасса, – пишет житель Макеевки Джерри Томс в рубрике «Письма с Донбасса» на «Радио Свобода». – Но связывает она террористов, бойцов Национальной гвардии, жителей Донецка, поддерживающих «ДНР», и тех, кто против «республики», вовсе не намерением помочь развязать этот гордиев узел войны, а напротив – нелюбовью к себе почти всех слоев населения с любой политической окраской внутри.

    Как известно, недавно в Донецке ОБСЕ пережило не самые лучшие для себя времена: два протестных митинга у фешенебельной гостиницы, испорченные, а затем и сожженные автомобили, и лозунги «говорите правду!», которыми дончане исписали дорогие иномарки, – все это лишь подогрело уже и без того тлеющий огонек ненависти к этим наблюдателям.

    Конечно, эта самая «правда» по обе стороны конфликта выглядит противоположно, и если в Донецке местные требуют переложить все грехи на Украину, то на подконтрольной ВСУ территории недовольны лояльностью ОБСЕ к самой «ДНР».

    Но непродуктивность миссии в Донецке и других городах, вроде Горловки, действительно трудно переоценить. Так, с 15 по 17 августа в самом Донецке террористы устроили просто огневое шоу: били со всех районов города всем, чем только можно (а в реальности, конечно же, согласно «Минску», нельзя): «грады», минометы, тяжелые гаубицы, а на окраинах – традиционно и танки.



    Месяц назад, переехав в Донецк из Макеевки, я даже не сразу смог адаптироваться к такой плотности огня, на которую попал в первые пару недель: снимая квартиру в одном из центральных районов, даже здесь я получил почти ежевечерний салют из красных пунктирных дорожек от зенитки прямо над крышей моего дома, – что уж говорить об окраинах, где доблестные «республиканцы» позволяют себе почти все? И при всем этом само ОБСЕ располагается просто в самой центральной части города, откуда прекрасно слышно работу орудий из основных огневых точек (такой себе местный «бермудский треугольник»: парк Щербакова – ж/д – аэропорт), даже не выходя из отеля.

    Непродуктивность миссии сочетается и с их внешним образом: в городе, который уже больше года находится фактически на осадном положении, где большинство людей, оставшихся здесь, вынуждены не жить, а выживать, экономя каждую копейку, – дорогие иномарки ОБСЕ, которыми забита автостоянка шикарного отеля на бульваре Пушкина, и ресторанные застолья членов миссии априори вызывают ненависть и негатив, подкрепленные общими фразами членов ОБСЕ вроде «мы фиксируем некоторое оживление боевых столкновений».

    Как правило, это самое «оживление» в действительности означает несколько сожженных домов на Ветке, около сотни разрывов в районе ж/д, к которому, чтобы было понятно не дончанам, вплотную прилегают несколько все еще густонаселенных поселков, а также полноценные бои в районе Спартака и аэропорта. Именно эти обстоятельства заставляют местных так агрессивно относиться к членам миссии, которые в их сознании должны были бы выступать гарантией тишины по ночам.



    Однажды в одном из донецких «Амсторов» мне даже довелось слышать короткий диалог двух дончанок, стоявших у прилавка с морепродуктами. Одна из них, указывая на кольца из высушенных осьминогов по 480 гривен, недоуменно спросила другую: «Это ж кто их себе может позволить? И завозят же!».

    На что вторая ответила: «Да кто-кто? ОБСЕ, наверное, жрут в своем отеле. Их уже ненавидят все, даже укропы».

    Образ иностранных господ, обедающих в дорогих ресторанах и время от времени выезжающих поглазеть на сафари с местным оттенком, не покидает сознание моих земляков, – на что в большинстве случаев они имеют полное право.

    Однако в недавнем своем заявлении представитель миссии ОБСЕ на Донбассе Александр Хуг, наконец, смог занять более-менее однозначную позицию, правда, уже не в отношении обстрелов, а касательно нападений на саму ОБСЕ. Хуг однозначно обвинил представителей «ДНР» и в частности Захарченко в том, что они не выполняют своих обязательств по гарантированию безопасности членам миссии, и что последние случаи нападения на ОБСЕ, среди которых были не только поджоги автомобилей, но и неразорвавшийся боеприпас, который бросили в автомобиль миссии на «республиканском» блокпосту, целиком лежат на совести руководства «ДНР».

    «Вооруженные члены «ДНР» на блокпостах проявляют агрессию в сторону миссии ОБСЕ, так же как люди, которые бросили в машину ОБСЕ неразорвавшийся боеприпас» – заявил Хуг.



    Интересно, что бравший у него интервью «республиканский» журналист тут же попытался усомниться в том, что это делают бойцы «ДНР»: мол, камуфляж может купить сейчас каждый, на что Хуг ответил, что так называемый «замминистра обороны ДНР» Басурин уже признал этот факт и попросил извинение за своих бойцов.

    Несмотря на это, «республиканская» пропаганда по-прежнему пытается представить все нападения на членов ОБСЕ как «деятельность украинских диверсантов, пытающихся добиться ухода международных наблюдателей из Донбасса».

    Но в заключение отмечу, что отель, в котором располагается ОБСЕ, находится не просто в самом центре Донецка, но и всего в сотне метрах от «правительственного» здания «ДНР» на бульваре Пушкина, с круглосуточной охраной, где даже в ночное время суток «трутся» не менее 5-7 бойцов. Так что любая деятельность в этом районе возможна только со стороны «ДНР», что прекрасно осознают сами члены миссии, а так называемые «диверсанты» должны были бы быть просто смертниками, чтобы рискнуть нападать на ОБСЕ в этих местах».

    Комментарии

     
    Осталось символов: 1000

    NEWSROOM в социальных сетях

    Сегодня / НОВОСТИ

    Вчера

    Новости

    АВТОРЫ

    Архив